+7 (499) 653-60-72 Доб. 504Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 511Остальные регионы

Расторжение договора технологического присоединения заявителем

об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям Сетевой организации Заявителем о расторжении договора от ______№.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Незавершенные договора на технологическое присоединение к электрическим сетям

Расторжение договора технологического присоединения заявителем

Расторжение договора технологического присоединения заявителем
Каков порядок технологического присоединения, если Заявитель не . Возможно ли одностороннее расторжение договора энергоснабжения по.

Новые правила технологического присоединения к электросетям - Статьи и.

Хабаровск15 января 2016 года Резолютивная часть судебного акта объявлена 13 января 2015г.

Арбитражный суд Хабаровского края в составе судьи Ж. Усенко,при ведении протокола судебного заседания секретарем Я. Шестовец,рассмотрел в заседании суда дело по иску муниципального унитарного производственного предприятия электрических сетей (ОГРН 1022700518994.

ИНН 2703007589, место нахождения: 681005, Хабаровский край, город Комсомольск-на-Амуре, ул.

Просвещения, 1)к акционерному обществу «ННК-Хабаровскнефтепродукт» (ОГРН 1022700910704.

ИНН 2700000105, место нахождения: 680030, город Хабаровск, улица Мухина, 22)о расторжении договора № 939 от г, о взыскании 372 244 рублей 34 коп.

При участии в судебном заседании:от истца – Блошицына И.

К., действующего по доверенности № 325 от г;от ответчика – Дыбы А.

В., действующего по доверенности № 07-09 от г; Муниципальное унитарное производственное предприятие электрических сетей (далее – истец, МУППЭС) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу «ННК-Хабаровскнефтепродукт» (далее – ответчик, АО «ННК-Хабаровскнефтепродукт») о взыскании задолженности по договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № 939 от г в размере 273 685, 190 рублей, неустойки за нарушение срока оплаты долга по договору в сумме 1 003 005, 59 рублей, а также о расторжении договора № 939 от года. Общие положения 49 АПК РФ истец уточнил исковые требования.

Просил суд взыскать с ответчика долг по договору в сумме 123 158, 34 рублей, части взыскания неустойки - заменил требование о взыскании неустойки за нарушение срока оплаты задолженности по договору на требование о взыскании неустойки за неисполнение требований технических условий (приложения к договору) в сумме 249 086 рублей.

Требование в части расторжения договора об осуществлении технологического присоединения оставлено истцом без изменения. Истец поддержал требования в уточненном размере в полном объеме.

Некоторые вопросы правового регулирования договора технологического.

Ответчик полагал требования истца необоснованными, в случае их принятия судом ходатайствовал перед судом о применении ст. Общая часть обязательственного права 333 ГК РФ и уменьшении размера неустойки.

Выслушав пояснения представителей сторон, исследовав материалы дела, судом установлено следующее.

Ответчику на праве собственности принадлежит автозаправочная станция № 30 на 4 топливораздаточных колонки, расположенная по Магистральному шоссе. Комсомольске, а также земельный участок по указанному адресу, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права от г, от г соответственно.г ответчик обратился в Комсомольское отделение филиала «Хабаровскэнергосбыт» с заявлением о выдаче технических условий для электроснабжения в связи с увеличением установленной мощности оборудования АЗС-30 (с 20 до 50 к Вт), расположенной по Магистральной шоссе в г.

Комсомольске-на-Амуре, с указанием даты предполагаемого подключения г.

Категории надежности -3. истцу была подана заявка на технологическое присоединение по одному источнику электроснабжения энергопринимающих устройств мощностью до 100 к Вт (включительно).г между истцом и ответчиком заключен договор № 939 об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям (для юридических лиц или индивидуальных предпринимателей в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, максимальная мощность которых составляет свыше 15 до 100 к Вт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств).

По условиям договора истец – сетевая организация приняла на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителя вводного устройства, ВЛ-0,4к В, КЛ-0,к В.

В том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики), с учетом следующих характеристик:-максимальная мощность присоединяемого энергопринимаемого устройства – 50к Вт;-категория надежности – 3;-класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется присоединение – 0,380 к В;-максимальная мощность ранее присоединенных энергопринимающих устройств- 20 к Вт.

Заявитель - ответчик обязался оплатить расходы на технологическое присоединение в соответствии с условиями настоящего договора.

Точка присоединения указана в технических условиях для присоединения к электрическим сетям и будет располагаться на расстоянии не далее 25м от участка заявителя.

Технические условиям № 1412 от г являются неотъемлемой частью договора и приведены в приложении.

Срок действия технических условий составляет 2 года со дня заключения настоящего договора.

Срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет 6 месяцев со дня заключения настоящего договора (п.5). Разделом 3 - плата за технологическое присоединение и порядок расчетов, в соответствии с которым размер платы за технологическое присоединение составляет 273 685, 19 рублей.

Внесение платы осуществляется заявителем в следующем порядке: 15% платы в сумме 41 052, 78 рублей вносится в течение 15 дней со дня заключения договора; 30% платы в сумме 82 105, 56 рублей - в течение 60 дней со дня заключения договора, но не позже дня фактического присоединения; 45% платы в сумме 123 158, 34 рублей – в течение 15 дней со дня подписания сторонами акта о выполнении заявителем технических условий, акта об осмотре приборов учета и согласования расчетной схемы учета энергии, а также акта о разграничении балансовой принадлежности электрических сетей и акта о разграничения эксплуатационной ответственности сторон; 10% платы в сумме 27 368, 51 рублей – в течение 15 дней со дня фактического присоединения.

В соответствии с п.21 договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Заявитель вправе при нарушении сетевой организацией указанных в настоящем договоре сроков технологического присоединения в одностороннем порядке расторгнуть настоящий договор (п.22).

Договор считается заключенным с даты поступления подписанного заявителем экземпляра настоящего договора в сетевую организацию.

Приложением к договору указаны технические условия, в соответствии с которыми сетевая организация обеспечивает техническую возможность подключения электроустановки заявителя в точке присоединения - РУ -0,4к В ТП-213.

Заявитель осуществляет установку вводного устройства с защитой от перегрузок и перенапряжений, производит монтаж защитного заземления ВУ, предоставляет технический отчет испытаний электроустановки, осуществляет подключение по существующей схеме (источник питания РУ 0,4 к Вт.

ИП 213), устанавливает расчетные средства учета электроэнергии на границе раздела электросети по балансовой принадлежности сторон с применением трехфазного счетчика класса точности 1 или выше, устанавливает устройство контроля величины максимальной мощности, соответствующее требованиям нормативных документов и ГОСТ на тип данного устройства.

Срок действия настоящих технических условий составляет 2 года со дня заключения договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.

Акт об осуществлении технологического присоединения

Срок действия технических условий составляет 2 года со дня заключения настоящего договора.

Срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет 6 месяцев со дня заключения настоящего договора (п.5). Разделом 3 - плата за технологическое присоединение и порядок расчетов, в соответствии с которым размер платы за технологическое присоединение составляет 273 685, 19 рублей.

Внесение платы осуществляется заявителем в следующем порядке: 15% платы в сумме 41 052, 78 рублей вносится в течение 15 дней со дня заключения договора; 30% платы в сумме 82 105, 56 рублей - в течение 60 дней со дня заключения договора, но не позже дня фактического присоединения; 45% платы в сумме 123 158, 34 рублей – в течение 15 дней со дня подписания сторонами акта о выполнении заявителем технических условий, акта об осмотре приборов учета и согласования расчетной схемы учета энергии, а также акта о разграничении балансовой принадлежности электрических сетей и акта о разграничения эксплуатационной ответственности сторон; 10% платы в сумме 27 368, 51 рублей – в течение 15 дней со дня фактического присоединения.

В соответствии с п.21 договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Заявитель вправе при нарушении сетевой организацией указанных в настоящем договоре сроков технологического присоединения в одностороннем порядке расторгнуть настоящий договор (п.22).

Договор считается заключенным с даты поступления подписанного заявителем экземпляра настоящего договора в сетевую организацию.

Приложением к договору указаны технические условия, в соответствии с которыми сетевая организация обеспечивает техническую возможность подключения электроустановки заявителя в точке присоединения - РУ -0,4к В ТП-213.

Заявитель осуществляет установку вводного устройства с защитой от перегрузок и перенапряжений, производит монтаж защитного заземления ВУ, предоставляет технический отчет испытаний электроустановки, осуществляет подключение по существующей схеме (источник питания РУ 0,4 к Вт.

ИП 213), устанавливает расчетные средства учета электроэнергии на границе раздела электросети по балансовой принадлежности сторон с применением трехфазного счетчика класса точности 1 или выше, устанавливает устройство контроля величины максимальной мощности, соответствующее требованиям нормативных документов и ГОСТ на тип данного устройства.

Срок действия настоящих технических условий составляет 2 года со дня заключения договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.

Допустим ли отказ от договора технологического присоединения? - cтатьи.

Из материалов дела следует, что ответчик представил истцу подписанный экземпляр договора на технологическое присоединение 06.05. Следовательно, исходя из п.27 договора, п.15 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства РФ от г № 861 (далее - Правила № 861) договор следует считать заключенным года.

В декабре 2014г истец обратился к ответчику с претензией об оплате задолженности по договору, об исполнении своих обязательств и уведомлении об исполнении технических условий.г (получено истцом г) ответчик заявил односторонний отказ от исполнения договора № 939 в связи с отменой планируемой реконструкции АЗС-30, указал, что работы по осуществлению технологического присоединения (увеличению мощности) не проводились, максимальная мощность энергопринимающих устройств не увеличилась и составляет 20 к Вт.

Истец г направил в адрес ответчика соглашение о расторжении договора.

Соглашение в дело не представлено, вместе с тем истец указал, что основанием для расторжения договора явилось нарушение ответчиком срока выполнения работ по технологическому присоединению.

Неисполнение ответчиком своей обязанности выполнить в срок предусмотренные договором обязанности по технологическому присоединению, по оплате работ, по выполнению технических условий явилось основанием для обращения истца с настоящим иском в суд.

Суд полагает заявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. Общая часть обязательственного права 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Нормы, регламентирующие договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств, не включены в раздел 4 "Отдельные виды обязательств" ГК РФ, однако эти нормы содержатся в специальных нормативных актах, закрепляющих правила подключения к система энергоснабжения.

Применительно к энергоснабжению такие нормы содержатся в статье 26 Федерального закона от N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" и Правилах № 861.

Названные правила, среди прочего, регламентируют процедуру присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям сетевой организации (далее - технологическое присоединение) и определяют существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.

Согласно п.п «в» пункта 16 Правил № 861 к существенным условиям договора технологического присоединения относится право заявителя в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Договор от г № 939 включает в себя существенные условия договора технологического присоединения, а потому по своей правовой природе является договором технологического присоединения.

При этом в договоре сторонами не установлен запрет на его одностороннее расторжение, как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя. Общая часть обязательственного права 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим кодексом, другими законами или договором.

Правовая оценка данного положения пункта 16 Правил № 861 не может быть осуществлена без учета его взаимосвязи с иными нормами законодательства.

Данный договор, являясь по своей правовой природе договором технологического присоединения, в то же время содержит элементы договоров подряда и возмездного оказания услуг, являясь сложным смешанным договором. Общая часть обязательственного права 421 ГК РФ к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Федеральный закон "Об электроэнергетике" от N 35-ФЗ не содержит запретов и ограничений на односторонний отказ заказчика от исполнения договора технологического присоединения, равно как и не содержит специальных оснований для расторжения договора в таком порядке.

Правила № 861 также не содержат запрета на расторжение договора технологического присоединения заказчиком в одностороннем порядке по иным основаниям помимо указанного в п.п «в» пункта 16.

Сам пункт 16 регулирует не вопросы расторжения договора, а определяет существенные условия такового. Отдельные виды обязательств 779 ГК РФ правила главы 39 применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44,45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего кодекса. «в» пункта 16 законодатель установил не ограничение оснований одностороннего расторжения договора заказчиком, а принцип обязательности ответственности сторон договора технологического присоединения при нарушении ими договорных обязательств, в том числе, защищая более слабую в данных правоотношениях сторону-заказчика - предусмотрел в качестве существенного, а значит, обязательного, условие договора о праве заказчика на крайнюю меру ответственности исполнителя при нарушении сроков исполнения обязательств - расторжение с ним договора в одностороннем порядке.

Это полностью соответствует правовой направленности договоров подряда, возмездного оказания услуг, и смыслу договора технологического присоединения, в которых необходимость (нуждаемость) в получении результата работ (услуг) определяет именно заказчик.

Поэтому законодатель предоставляет именно заказчику более широкие основания для расторжения договоров по своей инициативе, в ряде случаев в отсутствие нарушений со стороны контрагента (исполнителя), соблюдая принцип необходимости оплаты уже понесенных исполнителем расходов или выполненных работ.

Иное толкование положений закона об основаниях и праве заказчика на расторжение таких договоров в одностороннем порядке означало бы ограничение его права самостоятельно определять свои потребности в услугах, работах и утрату такой потребности и граничило бы с навязыванием услуг, работ, что противоречит общим принципам российского права, в том числе принципу свободы договора.

Правила технологического присоединения

Разумным ограничением такой свободы законодатель предусмотрел компенсацию произведенных исполнителем расходов, оплату выполненных к моменту расторжения заказчиком договора в одностороннем порядке работ. Отдельные виды обязательств 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Таким образом, в рассматриваемом случае заказчик по договору технологического присоединения вправе в любой момент в одностороннем порядке расторгнуть договор при одновременном соблюдении двух условий: при получении исполнителем (сетевой организации) уведомления от заказчика об отказе от исполнения договора и оплате исполнителю той части работ (услуг), которые уже были выполнены последним к моменту получения этого уведомления.

АО «ННК-Хабаровскнефтепродукт» реализовало свое право на расторжение договора путем направления МУППЭС письма от г, которое получено сетевой организацией г.

Следовательно, с г договор № 939 от г считается расторгнутым.

Требование истца о его расторжении в судебном порядке удовлетворению не подлежит.

Ссылка представителя истца на правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от N 2551/12 по делу N А46-66569/2010, отклоняется, поскольку обстоятельства настоящего дела иные, так как в деле N А46-66569/2010 стороны в договоре согласовали запрет на его расторжение в одностороннем порядке любой стороной.

Между тем, спорный договор не содержит такого запрета.

В материалы дела истец представил составленный в одностороннем порядке акт приемки выполненных работ к смете 5565 от г на капитальный ремонт оборудования ТП-213 на сумму 21 610 рублей.

Представленный акт не может быть принят судом в качестве относимого доказательства в подтверждение выполнения работ по договору о технологическом присоединении для увеличения мощности до 50 к Вт уже имеющегося оборудования мощностью 20 к Вт.

Кроме этого, указанный акт ссылки на договор № 939 не содержит и для оплаты соответствующих расходов ответчику не направлялся.

Поскольку материалы дела не содержат иных доказательств выполнения истцом каких-либо работ (оказания услуг) по присоединению энергопринимающих устройств ответчика, требование истца о взыскании задолженности по договору удовлетворению не подлежит.

Следует также отметить, что сумму долга истец определил в размере 123 158, 34 рублей (уточнение иска от г), что составляет аванс в размере 45% от суммы договора, подлежащей уплате в срок от 15 до 60 дней с даты заключения договора.

Пунктом 6 договора № 939 установлены обязанности сетевой организации, в том числе по урегулированию отношений с иными лицами до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя, указанные в технических условиях; в течение 10 рабочих дней со дня уведомления заявителем сетевой организации о выполнении им технических условий осуществить проверку выполнения технических условий, провести осмотр (обследование) присоединяемых энергопринимающих устройств заявителя; не позднее 10 рабочих дней со дня проведения осмотра осуществить фактическое присоединение энергопринимающих устройств заявителя к электрическим сетям, фактический прием (подачу) напряжения и мощности при наличии наряда на включение от гарантирующего поставщика, составить совместно с заявителем акт разграничения балансовой принадлежности электрических сетей, акт разграничения эксплуатационной ответственности, акт об осуществлении технологического присоединения и направить заявителю.

Из буквального толкования указанного пункта договора следует, что выполнение сетевой организацией обязанностей по технологическому присоединению энергопринимающих устройств заявителя обусловлено выполнением заявителем технических условий.

Вместе с тем, технические условия ответчиком не выполнялись ввиду отсутствия необходимости. Общие положения 65 АПК РФ не доказано реальное исполнение условий договора, надлежащее выполнение технологического присоединения энергопринимающих устройств ответчика, а у ответчика отсутствовал реальный коммерческий интерес к исполнению договора технологического присоединения, в целях соблюдения баланса интересов сторон и реализации принципа добросовестности участников гражданского оборота, и учитывая, что доказательств выполнения работ на заявленную сумму, требование истца в части взыскания аванса в сумме 123 158, 34 рублей удовлетворению не подлежит.

Как установлено в судебном заседании, спорный договор относится к смешанным видам договоров, следовательно, обязанность по оплате работ по технологическому присоединению возникает у заявителя при наличии доказательств выполнения работы либо оказания услуг. В отношении требования истца о взыскании неустойки за неисполнение ответчиком технических условий в сумме 249 086 рублей (начислена за период с г по г по ставке рефинансирования 8,25% годовых).

Данное требование истец обосновал п.23 договора № 939 от г, предусматривающим обязанность для сторон начислить неустойку (как произведение 0,014 ставки рефинансирования ЦБ РФ, установленной на дату заключения договора и общего размера платы за технологическое присоединение по настоящему договору за каждый день просрочки) в случае нарушения одной из сторон сроков исполнения своих обязательств.

Неустойка начислена истцом за нарушение ответчиком п.п.11.1, 11.2.,11.3, 11.4, 11.5, 11.6 технических условий, предусматривающих осуществление установки вводного устройства с защитой от перегрузок и перенапряжений, монтажа защитного заземления ВУ, предоставление технического отчета испытаний электроустановки, осуществление подключения по существующей схеме (источник питания РУ 0,4 к Вт.

ИП 213), установку расчетных средств учета электроэнергии на границе раздела электросети по балансовой принадлежности сторон применением трехфазного счетчика класса точности 1 или выше, установку устройства контроля величины максимальной мощности, соответствующее требованиям нормативных документов и ГОСТ на тип данного устройства.

В соответствии с п.4 договора об осуществлении технологического присоединения срок действия технических условий составляет 2 года со дня заключения договора.



О правоустанавливающих документах при заключении договора на.

Разумным ограничением такой свободы законодатель предусмотрел компенсацию произведенных исполнителем расходов, оплату выполненных к моменту расторжения заказчиком договора в одностороннем порядке работ. Отдельные виды обязательств 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Таким образом, в рассматриваемом случае заказчик по договору технологического присоединения вправе в любой момент в одностороннем порядке расторгнуть договор при одновременном соблюдении двух условий: при получении исполнителем (сетевой организации) уведомления от заказчика об отказе от исполнения договора и оплате исполнителю той части работ (услуг), которые уже были выполнены последним к моменту получения этого уведомления.

АО «ННК-Хабаровскнефтепродукт» реализовало свое право на расторжение договора путем направления МУППЭС письма от г, которое получено сетевой организацией г.

Следовательно, с г договор № 939 от г считается расторгнутым.

Требование истца о его расторжении в судебном порядке удовлетворению не подлежит.

Ссылка представителя истца на правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от N 2551/12 по делу N А46-66569/2010, отклоняется, поскольку обстоятельства настоящего дела иные, так как в деле N А46-66569/2010 стороны в договоре согласовали запрет на его расторжение в одностороннем порядке любой стороной.

Между тем, спорный договор не содержит такого запрета.

В материалы дела истец представил составленный в одностороннем порядке акт приемки выполненных работ к смете 5565 от г на капитальный ремонт оборудования ТП-213 на сумму 21 610 рублей.

Представленный акт не может быть принят судом в качестве относимого доказательства в подтверждение выполнения работ по договору о технологическом присоединении для увеличения мощности до 50 к Вт уже имеющегося оборудования мощностью 20 к Вт.

Кроме этого, указанный акт ссылки на договор № 939 не содержит и для оплаты соответствующих расходов ответчику не направлялся.

Поскольку материалы дела не содержат иных доказательств выполнения истцом каких-либо работ (оказания услуг) по присоединению энергопринимающих устройств ответчика, требование истца о взыскании задолженности по договору удовлетворению не подлежит.

Следует также отметить, что сумму долга истец определил в размере 123 158, 34 рублей (уточнение иска от г), что составляет аванс в размере 45% от суммы договора, подлежащей уплате в срок от 15 до 60 дней с даты заключения договора.

Пунктом 6 договора № 939 установлены обязанности сетевой организации, в том числе по урегулированию отношений с иными лицами до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя, указанные в технических условиях; в течение 10 рабочих дней со дня уведомления заявителем сетевой организации о выполнении им технических условий осуществить проверку выполнения технических условий, провести осмотр (обследование) присоединяемых энергопринимающих устройств заявителя; не позднее 10 рабочих дней со дня проведения осмотра осуществить фактическое присоединение энергопринимающих устройств заявителя к электрическим сетям, фактический прием (подачу) напряжения и мощности при наличии наряда на включение от гарантирующего поставщика, составить совместно с заявителем акт разграничения балансовой принадлежности электрических сетей, акт разграничения эксплуатационной ответственности, акт об осуществлении технологического присоединения и направить заявителю.

Из буквального толкования указанного пункта договора следует, что выполнение сетевой организацией обязанностей по технологическому присоединению энергопринимающих устройств заявителя обусловлено выполнением заявителем технических условий.

Вместе с тем, технические условия ответчиком не выполнялись ввиду отсутствия необходимости. Общие положения 65 АПК РФ не доказано реальное исполнение условий договора, надлежащее выполнение технологического присоединения энергопринимающих устройств ответчика, а у ответчика отсутствовал реальный коммерческий интерес к исполнению договора технологического присоединения, в целях соблюдения баланса интересов сторон и реализации принципа добросовестности участников гражданского оборота, и учитывая, что доказательств выполнения работ на заявленную сумму, требование истца в части взыскания аванса в сумме 123 158, 34 рублей удовлетворению не подлежит.

Как установлено в судебном заседании, спорный договор относится к смешанным видам договоров, следовательно, обязанность по оплате работ по технологическому присоединению возникает у заявителя при наличии доказательств выполнения работы либо оказания услуг. В отношении требования истца о взыскании неустойки за неисполнение ответчиком технических условий в сумме 249 086 рублей (начислена за период с г по г по ставке рефинансирования 8,25% годовых).

Данное требование истец обосновал п.23 договора № 939 от г, предусматривающим обязанность для сторон начислить неустойку (как произведение 0,014 ставки рефинансирования ЦБ РФ, установленной на дату заключения договора и общего размера платы за технологическое присоединение по настоящему договору за каждый день просрочки) в случае нарушения одной из сторон сроков исполнения своих обязательств.

Неустойка начислена истцом за нарушение ответчиком п.п.11.1, 11.2.,11.3, 11.4, 11.5, 11.6 технических условий, предусматривающих осуществление установки вводного устройства с защитой от перегрузок и перенапряжений, монтажа защитного заземления ВУ, предоставление технического отчета испытаний электроустановки, осуществление подключения по существующей схеме (источник питания РУ 0,4 к Вт.

ИП 213), установку расчетных средств учета электроэнергии на границе раздела электросети по балансовой принадлежности сторон применением трехфазного счетчика класса точности 1 или выше, установку устройства контроля величины максимальной мощности, соответствующее требованиям нормативных документов и ГОСТ на тип данного устройства.

В соответствии с п.4 договора об осуществлении технологического присоединения срок действия технических условий составляет 2 года со дня заключения договора.

Комментариев нет. У тебя есть возможность добавить комментарий первым! :)

Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Допустим ли отказ от договора технологического присоединения?

Решение № 2-4/2015 2-4/2015(2-433/2014;)~М-419/2014 2-433/2014 М-419/2014 от 12 марта 2015 г. по делу № 2-4/2015

Дело №2 - 4/2015

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Атяшевский районный суд Республики Мордовия в составе председательствующего судьи Инчина Н.М.,

При секретаре Пучкиной М.А.,

С участием представителя истца Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» по доверенности Щербаковой Л.А.,

Ответчика А_.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» к А_ о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям №1182фи/12 от 18.10.2012 г. в связи с существенным нарушением договора ответчиком; взыскании убытков в размере 221 233 рублей, связанных с его расторжением, и судебных расходов, а также по встречному иску А_ к Открытому акционерному обществу «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» о признании ничтожным соглашения о внесении изменений в договор №1182фи/12 от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и применении последствий недействительности сделки,

у с т а н о в и л:

Открытое акционерное общество «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» обратилось в суд с иском к А_ с учетом измененных исковых требований о расторжении договора № от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям в связи с существенным нарушением договора ответчиком, взыскании убытков, связанных с расторжением договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям в размере 221 233 рублей и взыскании расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование заявленных исковых требований указало, что между ОАО «МРСК Волги» (Сетевая организация) и А_ (Заявителем) был заключен договор № 1182фи/12 от 18.10.2012г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям. В соответствии с п. 1.1 договора Сетевая организация приняла на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств жилого дома заявителя, расположенного (который будет располагаться) по адресу: , в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства с учетом следующих характеристик: максимальная мощность присоединяемых энергнопринимающих устройств-7,0 кВт; категория надежности-третья; класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение - 0, 38 кВ; ранее присоединенная в точке присоединения, указанной в п. 1.3 настоящего договора, мощность 0 кВт.

Размер платы за технологическое присоединение определен в соответствии с Постановлением Правления РЭК РМ № 71 от 28.12.2010г. и составил 550 рублей (в том числе НДС 18%-83, 89 рублей).

Во исполнение договора и с привлечением третьих лиц Сетевая организация осуществила комплекс мероприятий по технологическому присоединению: работы по разработке проектной и рабочей документации по объекту: «Строительство ВЛИ-0,38 кВ для электроснабжения жилого дома А_ и других вновь строящихся жилых домов в »; услуги по государственной экспертизе проектной документации и результатов инженерных изысканий, выполненных для ее подготовки по объекту; кадастровые работы по межеванию, описанию проектов границ и постановке на государственный кадастровый учет земельного участка под опорами ВЛИ для приобретения прав на земельный участок с целью строительства и эксплуатации объекта. Стоимость указанных затрат составила соответственно: 146 850 рублей 00 коп., 48 433 рублей 00 коп., 26 500 рублей 00 коп., а всего 221 783, 00 руб. и тем самым истец понес фактические затраты на указанную сумму, связанные с исполнением договора на технологическое присоединение, заключенного с ответчиком.

После выполнения указанного комплекса мероприятий по технологическому присоединению ответчиком неоднократно заявлено в устной форме об одностороннем отказе от осуществления технологического присоединения. В связи с этим 08.09.2014 г. ответчику направлено письмо № Фл-304-6184 с просьбой, подтвердить в письменной форме односторонний отказ от осуществления технологического присоединения и подписать проект соглашения о расторжении договора.

Проект соглашения о расторжении договора предусматривал обязанность ответчика возместить затраты, связанные с осуществлением мероприятий по технологическому присоединению по договору, понесенные истцом на момент расторжения договора, установленную ч.1ст. . Однако, ответчиком соглашение о расторжении договора не подписано и затраты, связанные с осуществлением мероприятий по технологическому присоединению по договору, понесенные истцом не возмещены.

В соответствии с пп. «в» п. 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утв. Постановлением Правительства РФ № 861 от 27.12.2004г., единственным основанием для одностороннего расторжения договора об осуществлении технологического присоединения является нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре. В остальных случаях подлежит применению норма ст. , согласно которой односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.

Условиями п. 1.6 договора об осуществлении технологического присоединения, заключенного с ответчиком, был установлен срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению продолжительностью 6 месяцев со дня заключения договора (то есть до 18.04.2013г.). При этом пунктом 1.5 указанного договора срок действия технических условий был установлен равным двум годам со дня заключения договора. Соглашением о внесении изменений в упомянутый договор от 18.10.2012г. истцом и ответчиком был продлен срок действия технических условий, который составил 5 лет со дня заключения договора (п. 2 соглашения о внесении изменений), а также продлен срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению, который составил 18 месяцев со дня заключения договора, то есть до 18.04.2014 г. (п. 3 соглашения о внесении изменений).

Таким образом, на момент обращения ответчика с требованием об одностороннем расторжении договора срок выполнения мероприятий истцом по технологическому присоединению еще не истек, и соответственно не был нарушен истцом. В связи с этим у ответчика отсутствовало единственное основание для одностороннего расторжения договора, установленное п. 16 Правил № 861 от 27.12.2004г. Поэтому односторонний отказ ответчика от исполнения обязательств по договору об осуществлении технологического присоединения, заключенного с истцом, является незаконным и соответственно признается существенным нарушением договора ответчиком, а к спорным правоотношениям сторон подлежит применению ст. .

Истец, будучи осведомленным о намерении ответчика расторгнуть договор об осуществлении технологического присоединения, предпринял разумные меры к уменьшению размера убытков, предъявленных ко взысканию, путем прекращения осуществления дальнейших мероприятий по технологическому присоединению в отношении ответчика. В противном случае, будучи осведомленным о намерении ответчика расторгнуть договор, и, продолжая осуществление мероприятий по технологическому присоединению, истец содействовал бы увеличению размера убытков по неосторожности, что недопустимо согласно ст. и могло привести к применению судом указанной нормы ст. , то есть к уменьшению судом размера ответственности ответчика. При этом данные действия истца могли бы быть расценены судом как непринятие разумных мер к уменьшению размера убытков.

В связи с изложенным, прекращение дальнейшего осуществления истцом мероприятий по технологическому присоединению к объекту ответчика является обоснованным.

Кроме того, на ответчика возложены следующие обязательства, предусмотренные п. 11 технических условий, являющихся неотъемлемой частью договора: монтаж ввода в здание с использованием самонесущих изолированных проводов (СИП); установка на фасаде здания узла контрольного учета электрической энергии; установка на вводе ВУ-0,38 кВ устройства защитного отключения (УЗО), аппарата защиты от тока короткого замыкания и ограничителей импульсных перенапряжений; монтаж заземляющего устройства. Данные обязательства могут быть выполнены ответчиком независимо от исполнения истцом принятых на себя обязательств. В связи с этим между сторонами отсутствует какое-либо встречное исполнение обязательств. Поэтому выполнение истцом мероприятий по технологическому присоединению не в полном объеме по причине, не зависящей от истца, не может служить основанием для отказа в возмещении фактически понесенных истцом затрат на момент обращения ответчика.

В соответствии с п. 19 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утв. Постановлением Правительства РФ № 861 от 27.12.2004г., по окончании осуществления мероприятий по технологическому присоединению сторон стороны составляют следующие документы: акт об осуществлении технологического присоединения; акт разграничения границ балансовой принадлежности сторон; акт разграничения эксплуатационной ответственности сторон.

Согласно нормам Приказа министерства энергетики РФ № 114 от 24.03.2010г. «Об утверждении формы инвестиционной программы субъектов электроэнергетики, в уставных капиталах которых участвует государство, и сетевых организаций» одними из контрольных этапов реализации инвестиционного проекта для сетевых компаний являются оформление подписание актов об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и получение разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

На основании упомянутых норм и учитывая, что между истцом и ответчиком указанные документы не составлены, то при оценке регулирующим органом (Министерством энергетики и тарифной политики РМ) факта освоения средств инвестиционной программы понесенные расходы сетевой организации (истца) не будут признаны как средства, освоенные за счет средств инвестиционной программы. Поэтому расходы, понесенные истцом, являются убытками и подлежат взысканию с ответчика и не могут быть возмещены иным образом.

Таким образом, из-за одностороннего отказа ответчика от дальнейшего исполнения договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям фактическое присоединение объектов ответчика к электрическим сетям истца не состоялось, а включение фактических затрат, связанных с частичным исполнением договора в качестве выпадающих доходов истца в тариф на услуги по передаче электроэнергии законодательством не предусмотрено, понесенные фактические затраты в рассматриваемом случае не могут быть учтены в тарифе на услуги по передаче электроэнергии, и, следовательно, являются убытками истца.

В свою очередь А_. обратился к истцу встречным иском, в котором просит признать ничтожным соглашение о внесении изменений в договор №1182фи12 от 18.10.2012г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и применить последствия недействительности сделки, ссылаясь на то, что п. 1.2 предусмотрено, что технологическое присоединение необходимо для электроснабжения: жилой дом, расположенного (который будет располагаться) в. т.е. определен однозначный адрес присоединения. В соответствии с п. 1.6 договора срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет шесть месяцев со дня заключения настоящего договора, т.е. до 18.04.2013 года. Истцом подано исковое заявление о расторжении договора и взыскании убытков, при этом представил в суд соглашение от 18.10.2012г. о внесении изменений в договор, п. 2 которого изменяется п. 1.5 договора, согласно которого «Срок действия технический условий составляет 5(пять) лет со дня заключения настоящего договора, а согласно п. 3 соглашения изменяется п. 1.6 договора «Срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет восемнадцать месяцев со дня заключения настоящего договора». Пунктом 4 соглашения изменяется п. 13 приложения №1 к договору, изложив его в следующей редакции: «Срок действия настоящих технических условий составляет 5 (пять) лет со дня заключения договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям». Считает, что указанные изменения в договор нарушают его права как потребителя электрической энергии в установленный законом срок на подключение к электрическим сетям и являются ничтожными по следующим основаниям.

Более того, пунктом 5.1 договора об осуществлении технологическогоприсоединения предусмотрено, что «настоящий договор может быть изменен пописьменному соглашению сторон или в судебном порядке». Данная типовая форма договора, в том числе условия п.5.1. договора, утверждена Постановлением Правительства РФ № 861 и полностью соответствует требованиям данного правового акта. Таким образом, соглашение о внесении изменений в договор с истцом в части продления срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению не нарушает требования закона или иного правового акта. Вывод истца о том, что соглашение о внесении изменений в договор от 18.10.2012г. является ничтожным в силу норм ст.ст.168 и 180 ПС РФ, является незаконным. В соответствии с ч.1 ст. 168 ПС РФ по общему правилу сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Исключение из этого правила составляет лишь случай, предусмотренный п.2 ст. 168 ПС РФ, который устанавливает, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна. Таким образом, согласно п.2 ст. ничтожной является лишь та сделка, которая посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом под публичными интересами понимаются общественные интересы, охраняемые как правом, так и неправовыми институтами, а также интересы большого числа лиц. Поскольку фактов нарушения публичных интересов либо интересов третьих лиц, вызванных заключением и исполнением оспариваемого соглашения о продлении срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению не имеется и истцом не приводится, и доказательств этому не представляется, то согласно п. 1 ст. сделка по заключению соглашения от 18.10.2012г. о внесении изменений в договор является не ничтожной, а оспоримой сделкой.

В соответствии с п.2 ст. срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Истец должен был узнать о том, что оспариваемым соглашением изменен срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению в момент заключения соглашения, то есть 18.10.2012 года. В связи с этим срок исковой давности, составляющий один год, по требованию о признании оспоримой сделки (по заключению оспариваемого соглашения) недействительной и о применении последствий ее недействительности на момент предъявления встречного иска уже истек. Поскольку на момент предъявления встречного иска в суд срок исковой давности истек, принудительная (судебная) защита прав истца независимо от того, имело ли мести в действительности нарушение его прав, невозможна. Факт истечения срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в иске. Присит применить срок исковой давности к заявленному требованию о признании соглашения о внесении изменений в договор ничтожным и о применении последствий недействительности сделки (заявление прилагается).

Ответчик А_. исковые требования Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» не признал и пояснил, ссылаясь на доводы, изложенные в письменных возражениях на исковые заявления. В то же время, в возражениях на исковые заявления А_. ссылается на то, что между ним и истцом был заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям №1182фи/12 от 18.10.2012 года. П. 1.2 договора предусмотрено, что технологическое присоединение необходимо для электроснабжения жилого дома, который будет располагаться по адресу: , т.е. определен однозначный адрес присоединения. В соответствии с п. 1.6 договора срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет шесть месяцев со дня заключения настоящего договора, т.е. до 18.04.2013 года. Однако в указанный срок истец технологическое присоединение не выполнил, что является не исполнением истцом взятых на себя обязательств и существенным нарушением договора. Пунктом 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям Утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года №861 срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению, который исчисляется со дня заключения договора и не может превышать 6 месяцев, является существенными условием. В свою очередь он обязывался оплатить расходы на технологическое присоединение в соответствии с условиями договора. В соответствии с п.3.1 Договора размер платы за технологическое присоединение составляла 550 рублей, в т.ч. НДС 18%. В соответствии с п. 3.3 Договора дата исполнения обязательства заявителя по оплате расходов на технологическое присоединение считается дата внесения денежных средств в кассу или на расчетный счет сетевой организации. В силу ст.424 Гражанского кодекса Российской Федерации исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления. Изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке. Между тем, изменение цены не было, обязательства по оплате согласованных расходов им были исполнены путем внесения 25.10.2012 года денежных средств на расчетный счет истца. Истцом факт оплаты не оспаривается и подтверждается приложенным платежным поручением. В исковом заявлении истец просит взыскать с него убытки по договору и основывает свои требования, что якобы он неоднократно заявлял в устной форме об одностороннем отказе от осуществления технологического присоединения. С указанными требованиями он не согласен, поскольку им ни разу не был заявлен отказ от исполнения договора, не письменно, не устно. Никаких нарушений договора, как утверждает ответчик, применяя норму ст. , он не совершал. В виду того, что договор был заключен в простой письменной форме, считает, что его расторжение, а равно как и заявление об отказе, должны быть изложены в письменной форме. В исковом заявлении истец указывает, что направлял в его адрес проект соглашения о расторжении договора. Однако указанное соглашение он не получал. Подпись в почтовом уведомлении, свидетельствующая о вручении заказного письма, не его. Кто в нем расписался, он не знает.

В силу ч.2 ст. требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок. Т.е. истец должен первоначально предложить расторгнуть договор, а уже по его итогам требовать расторжение в суде. Однако истец этого не сделал. Следовательно, у него нет права требовать расторжение договора в суде. Также считает, что если истец обратился с требованием о расторжении договора, то именно истец отказывается от исполнения договора в одностороннем порядке. В обоснование требований о взыскании убытков истец указывает, что во исполнение договора и с привлечением третьих лиц истец осуществил определенный комплекс мероприятий по технологическому присоединению. Однако он считает, что данные мероприятия не являются основанием для взыскания убытков и не доказывают факта выполнения работ технологического присоединения по договору в связи со следующим. Между истцом и третьим лицом 27.02.2013г. был заключен договор №58 на выполнение проектной и рабочей документации. Предметом указанного договора является выполнение работ по выполнению проектной и рабочей документации по объекту: «Строительство ВЛИ-0,38кВ для электроснабжения жилого дома А_ и других вновь строящихся жилых домов в »; между истцом и третьим лицом 23.08.2013г. был заключен договор №406/13/1310-00965 на оказание государственных услуг. Предметом указанного договора является оказание третьим лицом по заявлению истца услуги по государственной экспертизе проектной документации и результатов инженерных изысканий, выполненных для ее подготовки по объекту: «Строительство ВЛИ-0,38кВ для электроснабжения жилого дома А_ и других вновь строящихся жилых домов в »; между истцом и третьим лицом 23.08.2013г. был заключен договор подряда №171/1310-00975 на выполнение работ по межеванию земельных участков. Предметом указанного договора является выполнение третьим лицом кадастровых работ по межеванию, описанию проектов границ и постановке на государственный кадастровый учет земельного участка под опорами ВЛИ для приобретения прав на земельный участок с целью строительства и эксплуатации объекта: «Строительство ВЛИ-0,38кВ для электроснабжения жилого дома А_ и других вновь строящихся жилых домов в ». Считает, что из смысла указанных договоров невозможно однозначно определить, в целях исполнения какого договора истцом были заключены указанные договора. Не ясен и предмет указанных договоров, для электроснабжения какого именно дома выполняются работы или оказываются услуги по указанным договорам. В указанных договорах нет точного адреса объекта электроснабжения, а также нет какой -либо ссылки на договор, заключенный между ним и истцом. Из смысла указанных договоров следует, что выполнение работ или оказание услуг производятся для всех домов по. В дополнении к исковому заявлению истец указал и тем самым это признает, что единственным основанием для одностороннего расторжения договора об осуществлении технологического присоединения является нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре. При этом указав, что в соответствии с п. 1.6 договора срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет шесть месяцев со дня заключения настоящего договора, т.е. до 18.04.2013 года. А п. 1.5 договора предусмотрено, что срок действия технических условий составляет два года. При этом истец приложил к дополнению к исковому заявлению Соглашение от 18.10.2012 года о внесении изменений в договор, которым якобы были продлены сроки действия технических условий (и составляет 5 лет) и мероприятий по технологическому присоединению (и составляет 18 месяцев). Однако с указанным соглашением он не согласен, его никогда не видел и никогда не подписывал. Кроме того, п. 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям Утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года №861 срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению, который исчисляется со дня заключения договора и не может превышать 6 месяцев, является существенными условием. И данный срок не может изменятся соглашением сторон. Также истец в дополнении к исковому заявлению указывает, что на него возложены обязательства, предусмотренные п. 11 технических условий, и что он мог их исполнить. Однако указанные технические условия он получил только вместе с исковым заявлением в октябре 2014 года, и не мог физически их исполнить, т.к. не знал, что в них содержится. С техническими условиями его не ознакомили и не согласовывали. В свою очередь ответчик имел указанные технические Условия, что подтверждается фактом их приложения к исковому заявлению, и обязан был на их основаниях осуществить мероприятия по технологическому присоединению. Предметом договора является принятие истцом на себя обязательств по осуществлению технологического присоединения моих энергопринимающих устройств жилой дом, в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики). Им была произведена определенная договором оплата в сумме 550 рублей, включая условия по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию") к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики). Присоединение к электрическим сетям осуществляется строго в соответствии с законодательством Российской Федерации и в т.ч с Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям Утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года №861, п. 15 которых предусмотрено, что в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, максимальная мощность которых составляет до 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств) и которые используются для бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, договор оформляется сетевой организацией в соответствии с типовым договором по утвержденной Форме и направляется заявителю - физическому лицу. П. 16 Правил договор должен содержать перечень мероприятий по технологическому присоединению (определяется в технических условиях, являющихся неотъемлемой частью договора) и обязательства сторон по их выполнению, которые являются существенными условиями. Именно в технических условиях указывается перечень мероприятий по технологическому присоединению, которые согласовываются сторонами договора. Однако в приложенных технических условиях мероприятия по заключению договоров между истцом и третьим лицом от 27.02.2013г., от 23.08.2013г., от 23.08.2013г., не указаны. В связи с этим они не должны были осуществляться в целях исполнения договора.

Кроме того, в суде пояснил, что с техническими условиями договора он не знакомился, о привлечении третьих лиц для осуществления исполнения заключенного договора его в известность никто не ставил, о стоимости затрат, необходимых для исполнения договора, он не знал.

Выслушав доводы представителя истца, ответчика, исследовав письменные материалы дела, суд считает, что требования истца являются обоснованными, но подлежат удовлетворению частично, а в удовлетворении встречных исковых требований А_. следует отказать.

Судом установлено, что между ОАО «МРСК Волги» (Сетевая организация) и А_ на основании поданного последним заявления от 10 сентября 2012 года был заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № 1182фи/12 от 18.10.2012г.

В соответствии с п.п. 1.1 и 1.2 договора Сетевая организация приняла на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств жилого дома А_., расположенного (который будет располагаться) по адресу: , в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства с учетом следующих характеристик: максимальная мощность присоединяемых энергнопринимающих устройств-7,0 кВт; категория надежности-третья; класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение - 0, 38 кВ; ранее присоединенная в точке присоединения, указанной в п. 1.3 настоящего договора, мощность 0 кВт.

Согласно п. 1.4 договора технические условия являются неотъемлемой частью договора и приведены в приложении к настоящему договору.

Согласно п.1.5 Срок действия технических условий составляет два года со дня заключения настоящего договора, а согласно п. 1.6 срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению составляет шесть месяцев со дня заключения договора.

Согласно п.3.1 Договора размер платы за технологическое присоединение определен в соответствии с Постановлением Правления РЭК РМ № 71 от 28.12.2010г. и составил 550 рублей (в том числе НДС 18%-83, 89 рублей).

Ответчиком А_. плата по договору в размере 550 рублей была внесена, что подтверждается квитанцией от 25.10.2012 г.

Согласно п.5.1 договора договор может быть изменен по письменному соглашению сторон или в судебном порядке.

К договору имеется приложение в виде технических условий для присоединения к электрическим сетям, согласно п.п. 10.1, 10.2 и 10.3 Сетевая организация осуществляет: монтаж в селе ВЛИ-0,38 кВ №3 от ТП 10/0,38 кВ №482160 кВА; установку на границе раздела балансовой принадлежности с заявителем узла учета электрической энергии, с использованием электронного счетчика со встроенным PLC-модемом для передачи данных по силовой сети и подключение электроустановки заявителя к ВЛ-0,38 кВ №3 после составления акта осмотра прибора учета и заключения договора на электроснабжение с энергосбытовой компанией. В то же время согласно пп.11.1, 11.2, 11.3 и 11.4 заявитель осуществляет монтаж в вода в здание с использованием самонесущих изолированных проводов (СИП); установку на фасаде здание узла контрольного учета электрической энергии с использованием электрического счетчика прямого включения класса точности; установку на вводе ВУ-0,38 кВ устройства защитного отключения (УЗО), аппарата защиты от тока короткого замыкания и ограничителей импульсных перенапряжений; монтаж заземляющего устройства.

Таким образом, согласно заключенного между сторонами договора для окончательного исполнения обязательств сторон, стороны должны были выполнить предусмотренные техническими условиями мероприятия.

Учитывая, что технические условия, согласно договора, являются неотъемлемой частью договора в виде приложения, А_., по мнению суда, не мог не знать об их условиях.

В день заключения договора между сторонами одновременно было заключено дополнительное соглашение от 18.10.2012 г. о внесении изменений в договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № 1182фи/12 от 18.10.2012г., согласно которого был продлен срок действия технических условий, который составил 5 лет со дня заключения договора, а также продлен срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению, который составил 18 месяцев со дня заключения договора, то есть до 18.04.2014 года.

В отличие от доводов, изложенных в письменных возражениях, в судебном заседании А_., хотя и оспаривает законность заключения дополнительного соглашения, однако пояснил, что подпись в дополнительном соглашении его, но факт его подписания не помнит.

Во исполнение договора истец (Сетевая организация) 27 февраля 2013 года заключил договор подряда №58 на выполнение проектной и рабочей документации с ООО «ПроектСтрой», который согласно технического задания, являющегося приложением №1 к договору должен был разработать проектную и рабочую документацию на объект «Строительство ВЛИ-0,38 кВ электрснабжения жилого дома А_. и других вновь строящихся жилых домов по улице длиной трассы 0,6 км., сметной стоимостью выполненных работ в сумме 146850 рублей.

3 июня 2013 года был составлен акт №01-п сдачи приемки технической документации по договору №58 от 27 апреля 2013 года.

Оплата стоимости выполненных работ по указанному договору была произведена авансом в сумме 22027 рублей 50 копеек платежным поручением №2583 от 02.04.2013 года и платежным поручением №4505 от 17.06.2013 года на сумму 124822 рубля 50 копеек.

Согласно пунктам 5.2 и 5.3 Договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № 1182фи/12 от 18.10.2012г. договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации. Заявитель вправе при нарушении сетевой организацией указанных в настоящем договоре сроков технологического присоединения в одностороннем порядке расторгнуть настоящий договор.

В соответствии со статьей 26 Федерального закона от 26.03.2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и носит однократный характер. Технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным. Технологическое присоединение осуществляется в сроки, определяемые в порядке, установленном Правительством Российской Федерации или уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с пунктом 3 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 г. N 861, сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им настоящих Правил и наличии технической возможности технологического присоединения. Независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 настоящих Правил, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании, а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.

На основании пункта 6 указанных Правил технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и юридическим или физическим лицом, в сроки, установленные настоящими Правилами. Заключение договора является обязательным для сетевой организации.

В соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

В соответствии с пп. «в» п. 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861, к существенным условиям договора технологического присоединения относится право заявителя в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Несмотря на оспаривание А_. дополнительного соглашения к договору № 1182фи/12 от 18.10.2012г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, он, по его же утверждению, в суд о расторжении договора не обращался.

Кроме того, не признавая исковые требования истца в полном объеме, А_. в процессе рассмотрения дела в суде, представил в суд соглашение о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № 1182фи/12 от 18.10.2012г. от 23 августа 2013 года, согласно которого стороны пришли к соглашению о расторжении заключенного договора в связи с отсутствием необходимости электроснабжения и заказчик возмещает затраты, связанные с осуществлением мероприятий по технологическому присоединению по договору, понесенные сетевой организацией на дату расторжения договора.

В соответствии пунктом 1 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Согласно пункту 2 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Таким образом, действующим законодательством не допускается отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг.

В силу статьи Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Согласно пункту 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.09.1999 N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг" отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг не допускается.

Согласно пункту 1 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации в предусмотренных законом случаях исполнение договора оплачивается по цене, устанавливаемой уполномоченными на то государственными органами.

В соответствии с пунктом 4 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике государственному регулированию подлежит плата за технологическое присоединение к электрическим сетям территориальных сетевых организаций.

Таким образом, размер платы за технологическое присоединение к электрическим сетям устанавливается органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов и может быть изменен только при наличии соответствующего решения названного органа.

Из Правил N 861 и приказа Федеральной службы по тарифам Российской Федерации от 30.11.2010 N 365-э/5 "Об утверждении Методических указаний по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям" следует, что плата за технологическое присоединение являлась в спорный период регулируемой и устанавливалась на основании расчета стоимости затрат на реализацию индивидуального проекта.

Однако, поскольку из-за фактического расторжения договора о технологическом присоединении фактическое присоединение объектов ответчика к электрическим сетям сетевой организации не состоялось, а включение фактических затрат, связанных с частичным исполнением договора в качестве выпадающих доходов истца в тариф на услуги по передаче электроэнергии законодательством не предусмотрено, понесенные фактические затраты в рассматриваемом случае не могут быть учтены в тарифе на услуги по передаче электроэнергии, и, следовательно, являются убытками истца.

При таких обстоятельствах, фактические расходы истца, связанные с исполнением договора технологического присоединения до его расторжения, по мнению суда, подлежат возмещению ответчиком, а доводы представителя истца в этой части суд считает обоснованными.

Исходя из изложенного, размер фактических расходов Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги», связанных с исполнением договора на технологическое присоединение, заключенного с А_. на момент заключения соглашения о расторжении договора, составляет в сумме 146850 рублей.

Между тем, истец - «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» в день расторжения с А_. договора на технологическое присоединение и подписания соглашения о расторжения договора 23.08.2013 года, согласно доводов в исковом заявлении, якобы, во исполнении договора №1182фи/12 от 18.10.2012 г. заключил договор №№ на оказание государственных услуг с Государственным автономным учреждением «Управление государственной экспертизы Республики Мордовия», на предмет оказания услуги по государственной экспертизе проектной документации и результатов инженерных изысканий, выполненных для ее подготовки по объекту: «Строительство ВЛИ-0,38 кВ для электроснабжения жилого дома А_…» сметной стоимостью 48433 рубля, а также договор подряда №№ на выполнение работ по межеванию земельных участков от 23.08.2013 года с ООО «СтройЭкспертПроект» на предмет выполнения кадастровых работ по межеванию, описанию проектов границ и постановке на государственный кадастровый учет земельного участка под опорами для ВЛИ для приобретения прав на земельный участок с целью строительства объекта: Строительство ВЛИ-0,38 кВ для электроснабжения жилого дома А_…» и других строящихся жилых домов в Республика » сметной стоимостью 26500 рублей. Указанные работы были выполнены согласно акта №406 об оказании услуг от 19.09.2013 года и акта сдачи-приемки выполненных работ от 2 декабря 2013 года и соответственно оплачены платежными поручениями №7076 от 17.09.2013 года на сумму 48433 рубля, а также платежными поручениями от 24.09.2013 года №7260 на сумму 3975 рублей и от 23.12.2013 года № 9548 на сумму 22525 рублей.

Учитывая, что соглашением от 23.08.2013 года договор №1182фи/12 от 18.10.2012 г на технологическое присоединение, заключенный с А_. был расторгнут, то убытки, связанные с заключением и исполнением договоров с Государственным автономным учреждением «Управление государственной экспертизы Республики Мордовия» и ООО «СтройЭкспертПроект» не могут быть, по мнению суда, возложены на ответчика А_ поэтому в удовлетворении требований истца - «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» в этой части следует отказать.

Факт наличия заключенного соглашения о расторжении договора с А_. от 23.08.2013 года признала в судебном заседании и представитель истца Шербакова Л.А.

При таких обстоятельствах, как считает суд, удовлетворение исковых требований в части расторжения договора №1182фи/12 от 18.10.2012 г на технологическое присоединение, заключенного с А_. теряет смысл в виду его расторжения по соглашению сторон и суд признает его расторгнутым.

Одновременно суд признает обоснованными доводы представителя истца Щербаковой о том, что заключенный с А_. договор не мог быть исполненным до конца в виду того, что на основании договора купли продажи земельного участка от 29.10.2013 года А_., в нарушении заключенного с ним договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, принадлежащий ему земельный участок, расположенный по адресу: продал, что не оспаривается самим А_.

Как указано выше, А_. заключение с истцом дополнительного соглашения от 18.10.2012 года к договору №1182фи/12 от 18.10.2012 г на технологическое присоединение на предмет продления сроков технологического присоединения не отрицает. Пунктом 5.1 договора №1182фи/12 от 18.10.2012 г предусмотрена возможность изменения условий договора по соглашению сторон. В связи с этим суд считает исковые требования А_. по встречному иску о признании ничтожным соглашения о внесении изменений в договор №1182фи/12 от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и применении последствий недействительности сделки не подлежащими удовлетворению.

Кроме того, суд считает обоснованными доводы представителя истца Щербаковой Л.А. о том, что в соответствии с п. 2 ст. срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. А_. должен был узнать о том, что оспариваемым соглашением изменен срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению в момент заключения соглашения, то есть 18.10.2012 года. В связи с этим срок исковой давности, составляющий один год, по требованию о признании оспоримой сделки (по заключению оспариваемого соглашения) недействительной и о применении последствий ее недействительности на момент предъявления встречного иска уже истек. Поскольку на момент предъявления встречного иска в суд срок исковой давности истек, принудительная (судебная) защита прав истца независимо от того, имело ли мести в действительности нарушение его прав, невозможна. Факт истечения срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в иске.

Нарушений прав А_ предусмотренных Законом РФ «О защите прав потребителей», суд также не находит.

Предъявляя дополнительные исковые требования о расторжении договора №1182фи/12 от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям истец просит взыскать убытки за минусом суммы 550 рублей, которые были оплачены А_. как плата за технологическое присоединение в соответствии с Постановлением Правления РЭК РМ № 71 от 28.12.2010г. при заключении договора. Такой подход истца суд считает обоснованным, поскольку фактическое осуществление технологического присоединения к электрическим сетям ввиду расторжения договора не состоялось.

Таким образом, требования истца о взыскании с ответчика А_. убытков, связанных с расторжением договора №1182фи/12 от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям подлежат удовлетворению в размере 146 300 рублей (146850 рублей – 550 рублей).

Согласно ст. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные судебные расходы присуждаются истцу пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

При подаче искового заявления истцом была уплачена государственная пошлина в размере 5 417,83 рублей. Учитывая частичное удовлетворение исковых требований, то с ответчика А_. подлежит взысканию в пользу Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» уплаченная госпошлина в размере пропорционально удовлетворенным требованиям.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. - , Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Исковые требования Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» к А_ о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям №1182фи/12 от 18.10.2012 г. в связи с существенным нарушением условий договора ответчиком; взыскании убытков в размере 221 233 рублей, связанных с его расторжением, и судебных расходов, удовлетворить частично.

Взыскать с А_ убытки, связанные с расторжением договора№1182фи/12 от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям в размере 146300 (сто сорок шесть тысяч триста) рублей, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 4126 (четыре тысячи сто двадцать шесть) рублей.

В удовлетворении исковых требований Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» к А_ в остальной части отказать.

В удовлетворении встречных исковых требований А_ к Открытому акционерному обществу «Межрегиональная распределительная сетевая компания Волги» в лице филиала ОАО «МРСК Волги» - «Мордовэнерго» о признании ничтожным соглашения о внесении изменений в договор №1182фи/12 от 18.10.2012 г. об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и применении последствий недействительности сделки, отказать.

Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме в Верховный Суд РМ через Атяшевский районный суд РМ.

Судья Н.М. Инчин

Суд:

Атяшевский районный суд (Республика Мордовия)

Судьи дела:

Инчин Николай Михайлович (судья)

Судебная практика по:

Признание договора купли продажи недействительным

Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ

Практика рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о присоединении (подключении) к системам коммунальной инфраструктуры (2009 - 2012 годы)

Законодательная база

Строительство новых объектов недвижимости, реконструкция старых требуют от их владельцев решения вопросов, связанных с подключением данных объектов к системам коммунальной инфраструктуры с целью снабжения теплом, водой, газом и электричеством. Споры, возникающие в связи с обращением владельцев объектов недвижимости к организациям, владеющим системами тепло-, водо-, газо- и электроснабжения, очень разнообразны - от понуждения заключить договор присоединения до взыскания убытков, связанных с неисполнением таких договоров. Данное обобщение посвящено наиболее распространенным проблемам, разрешаемым судами при рассмотрении споров, вытекающих из отношений по присоединению объектов недвижимости к сетям коммунальной инфраструктуры. Указанные отношения регулировались и регулируются в настоящее время следующими нормативными актами:
  • Федеральным законом от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике);
  • Федеральным законом от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации";
  • Федеральным законом от 07.12.2011 N 416-ФЗ "О водоснабжении и водоотведении";
  • Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила N 861);
  • Методическими указаниями по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, утвержденными Приказом Федеральной службы по тарифам от 23.10.2007 N 277-э/7;
  • Правилами определения и предоставления технических условий подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения и Правилами подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 N 83 (далее - Правила определения и предоставления технических условий; Правила N 83);
  • Правилами заключения и исполнения публичных договоров о подключении к системам коммунальной инфраструктуры, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 09.06.2007 N 360 (далее - Правила N 360);
  • Правилами подключения к системам теплоснабжения, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 307.

Правовая природа договора на технологическое присоединение

При рассмотрении споров, связанных с требованиями, вытекающими из договора, возникает вопрос о правовой природе такого договора и, как следствие, о нормах права, которые будут применяться судом при разрешении спора. До 2012 года при определении правовой природы договора на технологическое присоединение (присоединение к сетям коммунальной инфраструктуры) суды указывали, что такой договор относится либо к договору оказания услуг, либо к договору подряда в зависимости от того, содержит ли он условия о строительстве и передаче заказчику какого-либо имущества. В юридической литературе спор по вопросу о правовой природе договора на технологическое присоединение также сводился к отнесению договора к указанным выше видам. В действующем законодательстве отсутствует легальное определение понятия "технологическое присоединение". Вместе с тем, исходя из предмета правового регулирования вышеуказанных Законов и Правил, технологическое присоединение можно определить как процедуру присоединения (подключения) энергопринимающих устройств (объектов капитального строительства) потребителей энергии (тепла, воды, газа) к сетям сетевой организации (к сетям коммунальной инфраструктуры). В статье 26 Закона об электроэнергетике определен предмет договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям: "По договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, в том числе мероприятий по разработке и в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, согласованию с системным оператором технических условий, обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики)". Следующим образом обозначен предмет договора о подключении в Правилах N 360: "По договору о подключении организация коммунального комплекса, осуществляющая эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения соответствующего вида, обязуется выполнить действия по подготовке системы коммунальной инфраструктуры к подключению объекта капитального строительства и подключить этот объект к эксплуатируемым ею сетям инженерно-технического обеспечения, а лицо, осуществляющее строительство и (или) реконструкцию объекта капитального строительства, обязуется выполнить действия по подготовке этого объекта к подключению и оплатить услуги по подключению". В Правилах N 83 понятие "подключение объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения" определяется как "процесс, дающий возможность осуществления подключения строящихся (реконструируемых) объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, а также к оборудованию по производству ресурсов". Таким образом, предметом договора о технологическом присоединении (подключении) является реализация мероприятий, в результате которых осуществляется непосредственное присоединение объектов капитального строительства к сетям коммунальной инфраструктуры. Названные мероприятия в соответствии с Правилами N 861, а также Правилами N 83 можно объединить в следующие общие этапы:
  1. подача заказчиком заявления (заявки) о подключении;
  2. заключение договора;
  3. исполнение сторонами мероприятий, предусмотренных договором;
  4. присоединение объектов заказчика к сетям инженерно-технического обеспечения и подписание сторонами акта о присоединении, фиксирующего техническую готовность к подаче ресурсов на объекты заказчика;
  5. выполнение условий подачи ресурсов.
Регулирование отношений по подключению к электрическим сетям и сетям газоснабжения имеет некоторые особенности, связанные с необходимостью государственного контроля при осуществлении допуска присоединяемых объектов в эксплуатацию. Анализируя определение предмета договора в виде осуществления указанных мероприятий, некоторые юристы приходят к выводу о том, что технологическое присоединение правильно рассматривать как работу, поскольку здесь важен сам результат присоединения, а не его процесс. Такого мнения, в частности, придерживается О.А. Городов, указывая, что ряд косвенных признаков договора технологического присоединения позволяет рассматривать его как договор подряда. Городов О.А. Договоры в сфере электроэнергетики: Научно-практическое пособие. М.: Волтерс Клувер, 2007. Вместе с тем в договорах технологического присоединения, как правило, не содержится условий о том, что результат создания новых объектов (электрических подстанций, электрических сетей и сетей инженерно-технического обеспечения и т.п.) передается от одной стороны другой. Указанные объекты остаются во владении лиц, их создавших, а значит, отсутствуют основания для квалификации вышепоименованного договора как подрядного. От ответа на вопрос, к какому виду договоров относится договор технологического присоединения (подключения), зависит то, какими нормами будет руководствоваться суд при рассмотрении споров, возникающих в рамках исполнения такого договора. Вопросы о праве одностороннего отказа от договора, об основаниях расторжения договора в судебном порядке в нормах права, регулирующих отношения возмездного оказания услуг и подряда, разрешаются по-разному. Как видно из материалов дела, в связи со строительством нового объекта недвижимости общество направило компании заявку на электроснабжение мини-завода по переработке газового конденсата. Компания (исполнитель) и общество (заказчик) заключили договор присоединения к сетям, по условиям которого стороны обязались выполнить мероприятия по технологическому присоединению энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям исполнителя, а заказчик - оплатить работы по технологическому присоединению. Согласно договору размер платы за технологическое присоединение включает следующие составляющие: плату за подготовку и выдачу технических условий, плату за проверку выполнения технических условий, плату за выполнение фактических действий по присоединению, плату за выполнение технических условий. В рамках заключенного договора компания выдала заказчику технические условия. Вследствие неисполнения обществом обязанности по оплате технических условий и отсутствия ответа на претензии компания обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о расторжении договора технологического присоединения к электрическим сетям, а также о взыскании фактически понесенных расходов по названному договору и неустойки. Суд первой инстанции признал обоснованными требования компании о взыскании платы за подготовку и выдачу технических условий и неустойки за просрочку платежа. Отказывая в удовлетворении исковых требований в части расторжения договора присоединения к сетям, суд первой инстанции сослался на нарушение истцом порядка расторжения договора, предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ), и отсутствие предусмотренных законом (статьей 450 ГК РФ) условий. Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции. При рассмотрении спора суды исходили из следующего. В силу пунктов 16 и 18 Правил N 861 подготовка сетевой организацией технических условий и их согласование с системным оператором относятся к мероприятиям по технологическому присоединению, которые в свою очередь являются существенными условиями договора технологического присоединения. Согласно пункту 24 названных Правил срок действия технических условий не может составлять менее двух лет и более пяти лет. Как следовало из материалов дела, основанием иска компании о расторжении договора явилось нарушение обществом сроков внесения платежей, предусмотренных договором присоединения к сетям. В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:
  1. при существенном нарушении договора другой стороной;
  2. в иных случаях, предусмотренных названным Кодексом, другими законами или договором.
Применительно к договору возмездного оказания услуг () такое основание предусмотрено пунктом 2 статьи 719 ГК РФ . На обстоятельства, предусмотренные пунктом 1 статьи 719 ГК РФ, истец не ссылался. Договором случаи, при которых договор присоединения к сетям может быть расторгнут по иску исполнителя, не предусмотрены. Пунктом 2 статьи 450 ГК РФ определено, что существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Как указал суд первой инстанции, минимальный срок действия выданных обществу технических условий не истек. Более того, при наличии оснований, в том числе технической возможности подключения заказчика к сетям, срок действия технических условий может быть продлен. Договором присоединения к сетям установлено, что договор действует до момента исполнения сторонами своих обязательств в полном объеме. Компания не отрицала, что ею не производилось исполнение договора присоединения к сетям и убытков, связанных с таким исполнением, не возникло. Оценив имеющиеся в деле доказательства и правильно установив существенные обстоятельства дела, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что несоблюдение обществом сроков внесения платежей по договору присоединения к сетям на момент рассмотрения спора нельзя признать существенным нарушением договора со стороны ответчика. Доказательств обратного компания не представила. С учетом изложенного суд заключил, что оснований для расторжения договора нет (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - ФАС СЗО) от 02.07.2010 по делу N А42-5141/2009) . Сетевая организация и общество (заявитель) заключили договор, в соответствии с которым сетевая организация обязалась осуществить мероприятия по технологическому присоединению энергопринимающих устройств (энергетических установок) заявителя к электрическим сетям по техническим условиям, а заявитель - оплатить оказанную услугу в порядке и на условиях, предусмотренных договором. В соответствии с договором услуга по технологическому присоединению оплачивается заявителем в три этапа. Общество перечислило на счет сетевой организации денежные средства в качестве аванса в размере 30% от суммы договора. В договоре стороны предусмотрели право заявителя по своей инициативе в одностороннем порядке без согласования с сетевой организацией досрочно расторгнуть договор, о чем в одностороннем порядке заявитель обязан письменно уведомить сетевую организацию не менее чем за 30 дней до даты предстоящего расторжения. При этом заявитель вправе расторгнуть договор досрочно лишь при условии полного возмещения сетевой организации убытков, связанных с таким расторжением. Общество направило в адрес сетевой организации письмо, в котором сообщило о расторжении договора и просило возвратить уплаченный по договору аванс. Уклонение сетевой организации от перечисления заявителю уплаченного по договору аванса послужило обществу основанием иска о взыскании неосвоенного аванса, перечисленного ответчику по договору на осуществление технологического присоединения к электрическим сетям по предоставленным техническим условиям строящегося объекта промышленно-грузового комплекса, а также процентов по статье 395 ГК РФ . Решением суда первой инстанции с ответчика в пользу истца взыскан неосвоенный аванс (в заявленном размере), а также пени по договору. Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции относительно обоснованности иска в части взыскания с сетевой организации неосновательного обогащения в размере уплаченного истцом аванса. В части взысканных судом первой инстанции пеней апелляционный суд решение изменил, удовлетворив требования общества о взыскании процентов на основании статьи 395 ГК РФ. Изучив материалы дела и проверив правильность применения апелляционным судом норм права, суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения принятых по делу судебных актов. Согласно пункту 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым. В силу пункта 1 статьи 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В рассматриваемом случае договором предусмотрен односторонний отказ от его исполнения. Направив сетевой организации письмо о расторжении договора, общество реализовало право, предоставленное ему пунктом 1 статьи 782 ГК РФ и договором. Факт получения ответчиком указанного письма установлен судами, подтверждается материалами дела и ответчиком не оспаривается. Таким образом, вывод судов о том, что договор считается расторгнутым, является правильным. Поскольку до момента расторжения договора сетевая организация не приступала к исполнению обязательств, а следовательно, не понесла каких-либо расходов, связанных с их исполнением, денежные средства, перечисленные в качестве аванса по договору, с момента расторжения договора фактически являются для ответчика неосновательным обогащением, сбереженным за счет истца, и правомерно взысканы судом в пользу последнего на основании статьи 1102 ГК РФ . Довод ответчика о том, что судам при рассмотрении спора следовало применить пункт 2 статьи 781 ГК РФ , судом кассационной инстанции не принят, поскольку данная норма применима, когда договор действует, а исполнитель не имеет возможности его исполнять по вине заказчика. Однако в данном случае договор прекращен, услуги по нему не оказывались, то есть имеет место не вина заказчика в невозможности исполнять договор, а его воля на односторонний отказ от исполнения договора. При таких обстоятельствах оснований для применения указанной нормы не имелось (Постановление ФАС СЗО от 30.06.2010 по делу N А56-32160/2009) . Компания (заказчик) и общество (сетевая организация) заключили договор, согласно которому сетевая организация обязалась оказать услуги по ликвидации технических ограничений для осуществления присоединения энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям и по технологическому присоединению энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям сетевой организации, а заказчик - оплатить услуги в порядке и на условиях, предусмотренных договором. В соответствии с договором технологическое присоединение осуществляется для электроснабжения объекта жилой застройки. Технические условия являются приложением к договору. Согласно договору сетевая организация обязалась выполнить технические условия со своей стороны в течение 24 месяцев с даты внесения заказчиком денежных средств. В силу договора стоимость услуги определяется стоимостью фактических затрат на оказание услуг по ликвидации технических ограничений по технологическому присоединению заказчика к электрическим сетям сетевой организации и их присоединению. Договором предусмотрен поэтапный порядок оплаты заказчиком услуги общества. Оплата первого этапа работ производится в течение 10 дней с даты заключения договора. Второй этап работ оплачивается компанией в течение 30 дней с даты вступления в силу договора, а также путем передачи имущества, созданного заказчиком в результате выполнения технических условий. Компания частично оплатила услуги по договору, а исполнитель оформил и выдал ей технические условия. Договором предусмотрено, что заказчик вправе по своей инициативе в одностороннем порядке без согласования с сетевой организацией досрочно расторгнуть договор, уведомив об этом сетевую организацию не менее чем за 10 дней до даты предстоящего расторжения договора. Решением арбитражного суда компания признана банкротом и в отношении ее открыто конкурсное производство. Конкурсный управляющий компании направил обществу уведомление о расторжении договора, в котором предложил возвратить внесенные заказчиком авансовые платежи. Поскольку общество требование компании не исполнило, она обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. Суды первой и апелляционной инстанций признали требования конкурсного управляющего обоснованными и удовлетворили иск в полном объеме. Кассационная инстанция поддержала выводы судов. В данном случае из технических условий следовало, что строительство распределительной подстанции и трансформаторных подстанций, а также прокладка кабельных линий, необходимых для обеспечения электрической энергией строящихся жилых домов, являются обязанностью компании. Фактически общество обязалось зарезервировать необходимую истцу мощность в подстанции, осуществить непосредственное присоединение построенного и проложенного компанией оборудования к электросети и выдать соответствующие документы. При этом объекты и оборудование, указанные в технических условиях, подлежали передаче в собственность общества. Это обстоятельство представители сторон подтвердили при рассмотрении дела. Таким образом, предметом заключенного между сторонами договора фактически является оказание обществом услуг технологического присоединения объектов истца к принадлежащей ему электрической сети. В соответствии со статьей 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Из пункта 1 статьи 782 ГК РФ следует, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Право компании расторгнуть договор в одностороннем порядке предусмотрено и договором. Указанные в технических условиях обязательства по строительству подстанций и установке электросетевого оборудования выполнены заказчиком частично, и он в настоящее время признан несостоятельным (банкротом). Эти обстоятельства послужили основанием направления обществу уведомления о расторжении договора, получение которого ответчиком не оспаривалось. Суд апелляционной инстанции рассмотрел возражения общества на исковые требования, основанные на том, что им понесены убытки в виде расходов по частичному исполнению обязательств по договору, не исполненному по причине виновного бездействия заказчика. Ответчик также указал на предусмотренное пунктом 2 статьи 781 ГК РФ право не возвращать авансовые платежи истцу. Отклоняя указанные доводы общества, апелляционный суд правомерно посчитал, что в данном случае пункт 2 статьи 781 ГК РФ не подлежит применению, поскольку предметом иска является взыскание неосновательного обогащения в виде авансовых платежей за услуги, которые не оказаны и не будут оказаны впоследствии в связи с расторжением договора. Размер расходов, предусмотренных пунктом 1 статьи 782 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций посчитали недоказанным и отметили, что отдельной платы за выдачу технических условий договором не предусмотрено. С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции правомерно взыскал сумму авансовых платежей с общества в пользу истца Постановление ФАС СЗО от 27.06.2012 по делу N А56-30991/2011) . Аналогичные выводы изложены в Постановлении ФАС СЗО от 15.02.2012 по делу N А56-1340/2011. Спорный вопрос о правовой природе договора присоединения к сетям коммунальной инфраструктуры в 2012 году рассматривался в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ). И вот к каким выводам пришла надзорная инстанция. Как следовало из материалов дела, между компанией (заказчик) и обществом (исполнитель) заключен договор на техническое присоединение (технологическое присоединение), который предполагал проведение исполнителем работ по техническому подключению сетей заказчика к точкам тепло- и электроснабжения. Для последующего снабжения компании тепло- и электроэнергией от общества требовалось производство определенных работ: разработка технических условий присоединения, увеличение электрической и тепловой мощности мини-электростанции в целях обеспечения ими заказчика и получение на указанную мощность необходимой разрешительной документации. Согласно пункту 2 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Нормы, регламентирующие договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих (теплопринимающих) устройств, не включены в раздел IV "Отдельные виды обязательств" ГК РФ, однако эти нормы содержатся в специальных нормативных актах, закрепляющих правила подключения к системам тепло- и энергоснабжения. Применительно к энергоснабжению такие нормы содержатся в статье 26 Закона об электроэнергетике и Правилах N 861. В сфере теплоснабжения соответствующие нормы до 1 мая 2012 года содержались в Правилах N 360. С 1 мая 2012 года в сфере теплоснабжения вступили в действие Правила подключения к системам теплоснабжения, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 307. Все названные Правила, среди прочего, регламентируют процедуру присоединения энергопринимающих устройств (подключаемых объектов в сфере теплоснабжения) к электрическим сетям сетевой организации или системе теплоснабжения и определяют существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям или системе теплоснабжения. Договор, заключенный между компанией и обществом, включает в себя существенные условия договора технологического присоединения. При таких обстоятельствах суды первой и кассационной инстанций необоснованно квалифицировали этот договор как договор оказания услуг, а суд апелляционной инстанции - как смешанный договор, включающий в себя элементы договора возмездного оказания услуг и подряда. Данный договор по своей правовой природе является договором технологического присоединения. В рамках дела также рассматривался вопрос о праве заказчика на односторонний отказ от договора технологического присоединения. Разрешая этот вопрос, суд надзорной инстанции указал на следующее. Согласно подпункту "в" пункта 16 Правил N 861 и подпункту "в" пункта 12 Правил N 360 к существенным условиям договора технологического присоединения относится право заявителя в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре. Таким образом, законодательство закрепляет единственное специальное основание для одностороннего расторжения договора технологического присоединения - нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре. В остальных случаях подлежит применению норма статьи 310 ГК РФ, согласно которой односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Как видно из материалов дела, общество и компания в договоре на технологическое присоединение установили запрет на его одностороннее расторжение. Следовательно, как указал ВАС РФ, в силу подпункта "в" пункта 16 Правил N 861 и подпункта "в" пункта 12 Правил N 360 этот договор мог быть расторгнут в одностороннем порядке только в случае нарушения обществом указанных в договоре сроков технологического присоединения. Надзорная инстанция отменила постановление суда кассационной инстанции и оставила в силе постановление апелляционного суда (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 N 2551/12) . Необходимо отметить, что такое ограничение случаев, в которых допускается право заказчика в одностороннем порядке отказаться от договора, не учитывает те ситуации, когда отпали основания для исполнения договора технологического присоединения (подключения). Например, когда строительство объекта недвижимости прекращено, не завершено и не будет завершено или по каким-либо иным причинам подключение более не требуется.

Порядок определения платы за технологическое присоединение

При заключении договоров о присоединении (подключении) к сетям коммунальной инфраструктуры возникает вопрос об определении платы за такое присоединение. Согласно статье 424 ГК РФ в предусмотренных законом случаях должны применяться цены (расценки, тарифы), установленные или регулируемые уполномоченным органом. Утверждение правил, обязательных для сторон при заключении и исполнении ими публичных договоров, заключаемых при подключении к системам коммунальной инфраструктуры, отнесено Федеральным законом от 30.12.2004 N 210-ФЗ "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" (далее - Закон N 210-ФЗ) к полномочиям Правительства Российской Федерации (статья 4). Во исполнение требований законодателя Правительство Российской Федерации утвердило Правила N 360. Названные Правила определяют порядок заключения, изменения и исполнения договора о подключении строящегося, реконструируемого или построенного, но не подключенного здания, строения, сооружения или иного объекта капитального строительства к входящим в систему коммунальной инфраструктуры сетям инженерно-технического обеспечения, включающим тепло-, газо-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод (в отношении систем теплоснабжения данные Правила применялись до мая 2012 года). Закон N 210-ФЗ, устанавливая основы регулирования тарифов организаций коммунального комплекса, предусматривает взимание платы за подключение к сетям инженерно-технического обеспечения. Сети инженерно-технического обеспечения, включающие тепло-, газо-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, входят в систему коммунальной инфраструктуры, под которой законодатель понимает совокупность производственных, имущественных объектов, в том числе трубопроводов и иных объектов, используемых в сфере тепло-, водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, технологически связанных между собой, расположенных (полностью или частично) в границах территорий муниципальных образований и предназначенных для нужд потребителей этих муниципальных образований (пункт 2 статьи 2). Пункт 2 статьи 2 Закона N 210-ФЗ утратил силу с 1 апреля 2013 года. Согласно части 1 статьи 12 Закона N 210-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30.12.2012 N 318-ФЗ) плата за подключение к сетям инженерно-технического обеспечения, входящим в систему коммунальной инфраструктуры муниципального образования, устанавливается для лиц, осуществляющих строительство и (или) реконструкцию здания, строения, сооружения, иного объекта, в случае если данная реконструкция повлечет за собой увеличение потребляемой нагрузки реконструируемого здания, строения, сооружения, иного объекта. Порядок определения размера платы за подключение объекта капитального строительства к входящим в систему коммунальной инфраструктуры сетям инженерно-технического обеспечения установлен в подпунктах 1 и 2 пункта 14 Правил N 360. Если для подключения объекта капитального строительства к сети инженерно-технического обеспечения не требуется проведения мероприятий по увеличению мощности и (или) пропускной способности этой сети, то согласно подпункту 3 пункта 14 данных Правил плата за подключение не взимается. Аналогичное положение содержится в Правилах определения и предоставления технических условий (абзац пятый пункта 11). Таким образом, если подключение объекта капитального строительства (реконструкции) при увеличении его нагрузки не требует развития системы коммунальной инфраструктуры (создания или реконструкции сетей инженерно-технического обеспечения), плата за подключение объекта капитального строительства к сети инженерно-технического обеспечения не взимается, что соответствует требованиям Закона N 210-ФЗ, предусматривающего взимание платы за подключение к сетям инженерно-технического обеспечения только в тех случаях, когда строительство или реконструкция объектов капитального строительства будут связаны с увеличением потребляемой нагрузки реконструируемого здания, строения, сооружения, иного объекта. Плата за технологическое присоединение к электрическим сетям подлежит государственному регулированию в соответствии со статьей 23 Закона об электроэнергетике и статьями 5 и 6 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" (с 29 июля 2010 года положения данного Закона не применялись к отношениям, связанным с государственным регулированием цен (тарифов) в электроэнергетике на 2011-й и последующие годы, а с 1 января 2011 года утратили силу полностью). Размер платы за присоединение к магистральным сетям определяет Федеральная служба по тарифам, а к региональным распределительным сетям - органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области регулирования тарифов. В рассматриваемый период плата устанавливалась в соответствии с Методическими указаниями по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, утвержденными Приказом Федеральной службы по тарифам от 23.10.2007 N 277-э/7 . Данные Методические указания действовали до 31 октября 2009 года. После этой даты вопрос определения размера платы за технологическое присоединение регулировался Методическими указаниями, утвержденными Приказами Федеральной службы по тарифам от 20.01.2009 N 3-э/3, от 21.08.2009 N 201-э/1, от 30.11.2010 N 365-э/5, от 11.09.2012 N 209-э/1. Общество обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора на подключение объекта капитального строительства к водопроводным и канализационным сетям. Основные разногласия между сторонами связаны с размером и порядком внесения платы за подключение объекта общества к сетям водоснабжения и канализации. В проекте договора предприятие (исполнитель) предложило включить условия о внесении платы за подключение в соответствии с заявленными объемами водопотребления и водоотведения и утвержденными на момент внесения платы за подключение объекта к сетям водопровода и канализации тарифами, а также об обязанности общества (заказчик) передать в муниципальную собственность сети и сооружения, построенные с перспективой подключения других объектов к системам водоснабжения и водоотведения. Общество предложило иную редакцию указанных условий, согласно которым заказчик оплачивает исполнителю стоимость долевого участия общества в строительстве канализационных напорных трубопроводов в соответствии с техническими условиями. Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций, которые приняли спорные пункты договора в редакции общества. При этом суды исходили из следующего. Решением Вологодской городской Думы утверждена инвестиционная программа предприятия по развитию системы коммунальной инфраструктуры - объектов, используемых в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод на 2007 - 2009 годы. Этой инвестиционной программой в редакции на момент возникновения разногласий при заключении договора на подключение не предусматривались мероприятия по увеличению мощности и пропускной способности сети, к которой подключался объект истца. В соответствии с техническими условиями общество обязано принять долевое участие в проектировании и строительстве канализационно-напорных трубопроводов пропорционально запрошенному в технических условиях объему стоков. Во исполнение технических условий предприятие и общество заключили договор оказания услуг, в соответствии с которым исполнитель обязуется оказать заказчику услугу - провести проектирование канализационных напорных трубопроводов, а заказчик обязуется принять долевое участие в финансировании проектирования и строительства канализационных напорных трубопроводов без внесения платы за подключение. В соответствии с условиями названного договора общество перечислило предприятию аванс на долевое участие в проектировании напорных трубопроводов. Таким образом, на момент выдачи технических условий инвестиционная программа предприятию не была утверждена, а на момент направления обществу проекта договора на подключение в ней отсутствовали мероприятия по увеличению мощности и (или) пропускной способности сети инженерно-технического обеспечения, к которой будет подключаться объект капитального строительства общества. Изменения в технические условия не вносились, договор оказания услуг не расторгнут. При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о том, что общество не должно вносить плату за подключение, поскольку сторонами согласована оплата расходов ответчика по созданию условий подключения объекта истца к системе коммунальной инфраструктуры (Постановление ФАС СЗО от 14.09.2009 по делу N А13-9600/2008) . Общество обратилось к водоканалу с заявлением о выдаче условий подключения к городским сетям водоснабжения и канализации объекта капитального строительства - жилого дома со встроенно-пристроенными торговыми и офисными помещениями. Водоканал выдал обществу технические условия и условия подключения к сетям водоснабжения, а именно к существующему центральному тепловому пункту после его реконструкции, и к сетям водоотведения, а именно к существующей канализационной насосной станции после ее реконструкции, с максимальной нагрузкой в точках подключения 71,9 куб. м/сутки воды на хозяйственно-бытовые нужды и стоков. Между обществом (заказчик) и водоканалом (исполнитель) заключен договор. По условиям договора исполнитель обязуется осуществить мероприятия по увеличению мощности и пропускной способности эксплуатируемых систем водоснабжения и водоотведения в целях их подготовки к подключению объекта (10-этажного многоквартирного жилого дома со встроенно-пристроенными помещениями) заказчика с нагрузками, установленными пунктом 1.3 договора, и подключить объект к эксплуатируемым исполнителем системам водоснабжения и водоотведения, а заказчик обязуется выполнить условия подключения и оплатить услуги исполнителя по подключению. Согласно пункту 1.3 договора размер максимальной нагрузки в точках подключения составляет: по водоснабжению - 71,9 куб. м/сутки, по водоотведению - 71,9 куб. м/сутки. В соответствии с пунктом 5.1 договора размер платы за подключение составляет 2 876 000 руб. Внесение указанной платы осуществляется в три этапа. Сторонами подписаны акты на сумму 1 000 000 руб. и на сумму 1 876 000 руб. об оказании исполнителем услуг по подключению жилого дома к сетям водоснабжения и водоотведения. Согласно указанным актам услуги выполнены полностью и в срок; заказчик претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг не имеет. Водоканал выставил обществу два счета: на сумму 1 000 000 руб. и на сумму 1 876 000 руб. соответственно. Общество перечислило водоканалу по договору 1 000 000 руб. за подключение жилого дома к системам водоснабжения и водоотведения. Неполная оплата по договору послужила основанием для обращения водоканала в арбитражный суд с иском о взыскании с общества задолженности по договору о подключении к системам водоснабжения и водоотведения. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, исковые требования удовлетворены частично. Суд кассационной инстанции изменил решение и постановление, указав на то, что требования истца подлежали удовлетворению в полном объеме, поскольку отсутствовали правовые основания для отказа во взыскании платы за подключение, рассчитанной с применением установленного для водоканала тарифа. При этом суд, сославшись на положения пункта 14 Правил N 360, указал следующее. Принимая во внимание, что решением уполномоченного органа водоканалу установлены тарифы на подключение к системам водоснабжения и водоотведения при реализации первого этапа инвестиционной программы на 2008 - 2010 годы, имеется утвержденная Инвестиционная программа водоканала по строительству и модернизации систем водоснабжения и водоотведения города Твери на 2008 - 2015 годы, в эту инвестиционную программу включены мероприятия по увеличению мощности и пропускной способности сетей и инженерно-технических сооружений, к которым был подключен указанный жилой дом, общество обязано в силу подпункта 1 пункта 14 Правил N 360 перечислить водоканалу плату, размер которой определяется как произведение заявленной нагрузки объекта капитального строительства и тарифа на подключение. Указанная плата по договору составляет 2 876 000 руб. (71,9 x 20 000 + 71,9 x 20 000 = 2 876 000). Поскольку общество уплатило по договору только 1 000 000 руб., задолженность по договору в сумме 1 876 000 руб. подлежит взысканию в силу положений статей 309 и 310 ГК РФ . Ссылки судов первой и апелляционной инстанций на отсутствие в договоре дифференциации стоимости мероприятий по увеличению мощности и пропускной способности сетей и мероприятий по подключению суд кассационной инстанции признал несостоятельными, поскольку в данном случае размер платы определяется расчетным путем с применением двух показателей - заявленной нагрузки объекта и установленного тарифа. Определение платы за подключение по соглашению сторон в данной ситуации не производится, так как имеются установленные судами основания для применения подпункта 1 пункта 14 Правил N 360 (Постановление ФАС СЗО от 28.02.2012 по делу N А66-2076/2011) . При рассмотрении другого дела суды давали оценку условиям договора о подключении к тепловой сети жилого дома, которые касались вопроса размера платы за подключение. Суды приняли указанные условия в редакции владельца тепловых сетей (о необходимости внесения платы), применив положения подпункта 2 пункта 14 Правил N 360, поскольку установили, что владелец сетей доказал необходимость реконструкции тепловых сетей для подключения жилого дома (Постановление ФАС СЗО от 15.01.2010 по делу N А05-6482/2009) .

Организация, обязанная к заключению договора
технологического присоединения

Расторжение договора технологического присоединения заявителем. Заявитель обязуется оплатить расходы на технологическое присоединение в.

Технологическое присоединение объектов к электрическим сетям: как разрешать спорные ситуации?

     
     
     9

А13-852/2017



59/2017-52385(1)





АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ
ул. Герцена, д. 1 «а», Вологда, 160000

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

     
     18 мая 2017 года                           город Вологда                 Дело № А13-852/2017
             
     Резолютивная часть решения объявлена 16 мая 2017 года.
     Полный текст решения изготовлен 18 мая 2017 года.
     
     Арбитражный суд Вологодской области в составе судьи Зреляковой Л.В. при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Царевой А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы дела по иску акционерного общества «Вологодская Областная Энергетическая Компания» (ОГРН 1163525064955) к обществу с ограниченной ответственностью «Огни Сухоны» (ОГРН 1023500876497) о взыскании 326 337 руб. 42 коп., о расторжении договора,
при участии от истца Елесиной Ю.Н. по доверенности от 30.12.2016, от ответчика Коптяева Д.В. по доверенности от 27.04.2017,
     

у с т а н о в и л:

     
          акционерное общество «Вологодская Областная Энергетическая Компания» (ОГРН 1163525064955; далее - АО «ВОЭК») обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Огни Сухоны» (ОГРН 1023500876497; далее - ООО «Огни Сухоны») о признании договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048 расторгнутым, о взыскании 333 023 руб. 52 коп., в том числе 326 337 руб. 42 коп. убытков, 6686 руб. 10 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 05.10.2016 по 20.01.2017, процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму задолженности в размере 326 337 руб. 42 коп. за период с 21.01.2017 по день фактической оплаты долга.
     Определением суда от 02 февраля 2017 года рассмотрение дела назначено в порядке упрощенного производства по правилам главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
     Определением от 27 марта 2017 года суд перешел к рассмотрению спора по общим правилам искового производства.
     Определением суда от 20 апреля 2017 года принято уточнение исковых требований, в соответствии с которым истец просит расторгнуть договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от         13 мая 2013 года № ТП-13/0048, взыскать 335 781 руб. 06 коп., в том числе 326 337 руб. 42 коп. убытков, 9443 руб. 64 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 05.10.2016 по 20.01.2017, проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму задолженности в размере 326 337 руб. 42 коп. за период с 21.01.2017 по день фактической оплаты долга.
     В судебном заседании 16 мая 2017 года представитель истца отказался от иска в части требования о взыскании 9443 руб. 64 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами по состоянию на 20.01.2017 и процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму задолженности в размере 326 337 руб. 42 коп. за период с 21.01.2017 по день фактической оплаты долга.
     Определением суда от 16 мая 2017 года принят отказ истца от иска в части требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, производство по делу в указанной части прекращено.
     В судебном заседании 16 мая 2017 года представитель истца уточнил исковые требования, просит расторгнуть договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048, взыскать с ответчика 326 337 руб. 42 коп. убытков, фактически понесенных истцом при исполнении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048.
     Судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнение иска принято.
     Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения иска возражал по мотивам, изложенным в отзыве на исковое заявление.
     Заслушав объяснения представителей истца и ответчика, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, арбитражный суд считает, что уточненные исковые требования подлежат удовлетворению частично.
     Как следует из материалов дела, 13 мая 2013 года государственное предприятие Вологодской области «Областные электротеплосети» (впоследствии реорганизованное в АО «ВОЭК»; сетевая организация) и ООО «Огни Сухоны» (заявитель) заключили договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № ТП-13/0048, согласно пункту 1.1 которого сетевая организация принимает на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителя (далее - технологическое присоединение), в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики), с учетом приведенных характеристик. Заявитель обязуется оплатить расходы на технологическое присоединение в соответствии с условиями настоящего договора.
     В силу пункта 1.2 договора технологическое присоединение необходимо для электроснабжения нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Вологда, ул. Судоремонтная, д. 26.
     Пунктом 1.4 договора установлено, что технические условия являются неотъемлемой частью настоящего договора и приведены в приложении № 1. Срок действия технических условий составляет 2 года со дня заключения договора.
     Срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению согласно пункту 1.5 договора составляет 6 месяцев со дня заключения настоящего договора.
     В пункт 3.1 договора внесено условие, согласно которому размер платы за технологическое присоединение определяется в соответствии с приказом Региональной энергетической комиссии Вологодской области от 10.01.2013 № 01 и составляет 358 428 руб. 54 коп., в том числе НДС. Внесение платы за технологическое присоединение осуществляется заявителем в следующем порядке:
     - 15% платы за технологическое присоединение вносятся в течение 15 дней с даты заключения договора;
     - 30% платы за технологическое присоединение вносятся в течение 60 дней со дня заключения договора, но не позже дня фактического присоединения;
     - 45% платы за технологическое присоединение вносятся в течение 15 дней со дня подписания сторонами акта о выполнении заявителем технических условий, акта об осмотре приборов учета и согласовании расчетной схемы учета электрической энергии (мощности), а также акта о разграничении балансовой принадлежности  электрических сетей и акта о разграничении эксплуатационной ответственности сторон;
     - 10% платы за технологическое присоединение вносятся в течение 15 дней со дня фактического присоединения.
     Как указал истец в исковом заявлении и подтвердил представитель истца в судебном заседании, ООО «Огни Сухоны» обязательства по внесению платы за технологическое присоединение исполнило частично, оплатив истцу 58 428 руб. 54 коп.
     Фактическое технологическое присоединение объекта не осуществлено. Сетевая организация мероприятия по технологическому присоединению объекта выполнила.
     Истцом произведены расходы в сумме 19 981 руб. 07 коп. на оплату рабочего проекта «Технологическое присоединение нежилого помещения в г. Вологда, ул. Судоремонтная, д. 26» по дополнительному соглашению от 13 августа 2013 года № 12 к договору от 21 мая 2013 года с обществом с ограниченной ответственностью «Энерго-Монтаж». Счет-фактура от 24.11.2014 № 164 на сумму 19 981 руб. 07 коп. оплачен истцом путем заключения договора уступки прав требования (цессии) от 26 февраля 2015 года № 15/00259.
     Также истцом заключен договор подряда от 30 декабря 2014 года № 15-27 с обществом с ограниченной ответственностью «Герц»(подрядчиком), предметом которого явилось выполнение работ по «Технологическому присоединению нежилого помещения по адресу: г. Вологда, ул. Судоремонтная, д. 26» в соответствии с графиком производства работ. Стоимость работ составила 364 784 руб. 89 коп. Сторонами подписаны акты о приемке выполненных работ на указанную сумму. Для оплаты предъявлен счет-фактура от 05.11.2015 № 112 на сумму 364 784 руб. 89 коп.
     Всего истцом при выполнении работ по технологическому присоединению понесены расходы в сумме 384 765 руб. 96 коп. (19 981 руб. 07 коп. + 364 784 руб. 89 коп. = 384 765 руб. 96 коп.).
     Письмом от 05.10.2016 № 11/4813 АО «ВОЭК» предложило ООО «Огни Сухоны» расторгнуть договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048, а также возместить фактически понесенные затраты в сумме 326 337 руб. 42 коп. (с учетом ранее внесенной платы в сумме 58 428 руб. 54 коп.).
     Ссылаясь на то, что ответчик указанную плату не внес, соглашение о расторжении договора не подписал, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском о расторжении договора и взыскании убытков.
     Суд находит заявленные требования обоснованными и подлежащими удовлетворению частично с учетом следующего.
     Статья 309 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.
     По общему правилу статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
     Сторонами заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048, в силу пункта 5.2 которого договор может быть расторгнут по требованию одной из сторон по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации.
     Пунктом 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.
     На основании пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:
     1) при существенном нарушении договора другой стороной;
     2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.
     Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
     Пунктом 2 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено правило о том, что требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.
     В целях соблюдения указанной нормы АО «ВОЭК» направило в адрес ООО «Огни Сухоны» предложение от 05.10.2016 № 11/4813 расторгнуть договор по соглашению сторон, которое оставлено заявителем без ответа.
     На основании статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
     В соответствии с пунктами 3 и 6 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям (далее - Правила № 861), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861 «Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям», сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им настоящих Правил и наличии технической возможности технологического присоединения. Технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и юридическим или физическим лицом, в сроки, установленные настоящими Правилами. Заключение договора является обязательным для сетевой организации.
     Согласно пункту 16.3 Правил № 861 обязательства сторон по выполнению мероприятий по технологическому присоединению в случае заключения договора распределяются следующим образом: заявитель исполняет указанные обязательства в пределах границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя; сетевая организация исполняет указанные обязательства (в том числе в части урегулирования отношений с иными лицами) до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя.
     В силу подпункта «г» пункта 18 Правил № 861 мероприятия по технологическому присоединению включают в себя, в частности, выполнение технических условий заявителем и сетевой организацией.
     Пунктом 16(5) Правил № 861 предусмотрено, что нарушение заявителем установленного договором срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению (в случае если техническими условиями предусмотрен поэтапный ввод в работу энергопринимающих устройств - мероприятий, предусмотренных очередным этапом) на 12 и более месяцев при условии, что сетевой организацией в полном объеме выполнены мероприятия по технологическому присоединению, срок осуществления которых по договору наступает ранее указанного нарушенного заявителем срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению, может служить основанием для расторжения договора по требованию сетевой организации по решению суда.
     Пунктом 16(6) Правил № 861 установлено, что срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению (в случае если техническими условиями предусмотрен поэтапный ввод в работу энергопринимающих устройств - мероприятий, предусмотренных очередным этапом) считается нарушенным заявителем при наступлении хотя бы одного из следующих обстоятельств:
     а) заявитель не направил в адрес сетевой организации уведомление о выполнении им мероприятий, предусмотренных техническими условиями, в том числе уведомление об устранении замечаний, полученных по результатам проверки выполнения технических условий;
     б) заявитель уклоняется от проведения проверки выполнения технических условий, в том числе от проведения повторного осмотра энергопринимающего устройства после доставки сетевой организации направленного заявителем уведомления об устранении замечаний, выявленных в результате проверки выполнения технических условий;
     в) заявитель не устранил замечания, выявленные в результате проведения проверки выполнения технических условий;
     г) заявитель ненадлежащим образом исполнил обязательства по внесению платы за технологическое присоединение.
     Материалами дела подтверждается и ответчиком не оспорено, что      ООО «Огни Сухоны» свои обязательства по внесению платы за технологическое присоединение надлежащим образом не исполнило, поскольку оплатило только 58 428 руб. 54 коп.
     Указанное нарушение является существенным, поэтому в соответствии с пунктами 16(5), 16(6) Правил № 861, статьей 450 Гражданского кодекса Российской Федерации суд считает необходимым требование АО «ВОЭК» о расторжении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048 удовлетворить.
     Кроме того, истцом заявлено требование о взыскании 326 337 руб. 42 коп. убытков, фактически понесенных истцом при исполнении договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048.
     Суд считает, что указанное требование подлежит частичному удовлетворению с учетом следующего.
     Пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
     В силу пункта 2 указанной статьи убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.
     Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.
     Пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
     Арбитражный суд считает, что в рамках рассматриваемого спора истец имеет право требовать от ответчика не возмещения убытков, а исполнения обязательства по внесению платы за технологическое присоединение к электрическим сетям в размере, определенном пунктом 3.1 договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048. При этом следует применять нормы статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. При этом истец при взыскании указанной платы будет поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (абзац второй пункта 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации).
     В пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» разъяснено, что принимая решение, арбитражный суд в силу части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Согласно пункту 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд указывает также в мотивировочной части решения мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В этой связи ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
     Аналогичные разъяснения изложены в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласно которым в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса, суд не должен отказывать в иске ввиду неправильного указания норм права, а обязан сам определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению.
     В связи с этим доводы ответчика об отсутствии правовых оснований для удовлетворения имущественного требования являются необоснованными.
     Таким образом, учитывая, что в случае надлежащего исполнения ответчиком обязательств по договору от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048 истец получил бы плату за технологическое присоединение к электрическим сетям в общей сумме 358 428 руб. 54 коп., независимо от размера фактически понесенных им расходов, то суд не усматривает оснований для взыскания с ответчика убытков в размере, большем, чем предусмотрено договором.
     Следовательно, АО «ВОЭК» не обосновало требование о взыскании убытков в сумме 326 337 руб. 42 коп.
     По условиям пункта 3.1 договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048 заявитель обязан уплатить сетевой организации плату за технологическое присоединение к электрическим сетям в размере 358 428 руб. 54 коп. Фактически ООО «Огни Сухоны» уплатило истцу 58 428 руб. 54 коп., поэтому с ответчика следует взыскать в пользу истца 300 000 руб. задолженности по плате за технологическое присоединение к электрическим сетям. В остальной части в удовлетворении заявленных требований суд отказывает.
     В связи с частичным удовлетворением иска расходы истца по уплате государственной пошлины по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на стороны пропорционально удовлетворенным требованиям.
     За рассмотрение имущественного требования при цене иска 326 337 руб. 42 коп. государственная пошлина составляет 9527 руб., за рассмотрение неимущественного требования о расторжении договора - 6000 руб., всего - 15 527 руб. С учетом частичного удовлетворения имущественного требования с ответчика в пользу истца следует взыскать 14 758 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины (6000 руб. за рассмотрение неимущественного требования, удовлетворенного полностью, и 8758 руб. за рассмотрение имущественного требования, удовлетворенного частично).
     Истцом при подаче иска уплачена государственная пошлина в сумме 16 375 руб. На основании статьи 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации излишне уплаченная истцом государственная пошлина в сумме 848 руб. возвращается из федерального бюджета.
     Руководствуясь статьями 110, 167 - 171, 176, 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Вологодской области
                                                         

р е ш и л :

               расторгнуть договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 13 мая 2013 года № ТП-13/0048.
     Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Огни Сухоны» (ОГРН 1023500876497) в пользу акционерного общества «Вологодская Областная Энергетическая Компания» (ОГРН 1163525064955) 300 000 руб. платы за технологические присоединение к электрическим сетям; а также 14 758 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение иска.
     В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказать.
     Возвратить акционерному обществу «Вологодская Областная Энергетическая Компания» (ОГРН 1163525064955) из федерального бюджета 848 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 02.08.2016 № 735. Платежное поручение остается в материалах дела.
     Решение суда может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия.
     
     
Судья                                                                                                     Л.В. Зрелякова  
     
     

С вопросами, сопровождающими заключение и последующее исполнение договоров технологического присоединения потребители энергии сталкиваются ежедневно. Важное значение в защите ими своих прав играет возможность одностороннего отказа от данного договора. Но насколько возможен данный отказ с точки зрения действующего законодательства? 

Проблема определения правовой природы договора технологического присоединения неоднократно вставала перед российскими судами, в том числе на уровне высших инстанций. Несмотря на значительный объем правоприменительной практики по вопросу одностороннего отказа от договора технологического присоединения, ее все еще нельзя назвать однозначной.

Если ранее судебная практика исключала возможность наличия в спорных договорных правоотношениях элементов договоров возмездного оказания услуг и подряда, определяя правовую природу договора как договора технологического присоединения, то правовая позиция Верховного суда РФ, изложенная в определении от 25.12.2017 № 305-ЭС17-11195, позволяет говорить об изменении позиции судов по этому вопросу.

Рассмотрим данный вопрос на примере двух судебных прецедентов:

Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ) от 10.07.2012 г. № 2551/12: у заказчика отсутствует право на одностороннее расторжение договора технологического присоединения

ООО обратилось в Арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании неосновательного обогащения в размере 18 600 000. В качестве третьего лица к разбирательству привлечена управляющая компания (далее-УК).

  1. История дела

УК и ЗАО заключили договор на подключение к объекту теплоэнергетики. Договор предусматривал обязанность УК получить у ЗАО технические условия (далее-ТУ) на подключение своих электро- и теплосетей к МиниТЭС, а также выполнить мероприятия по созданию сетей, оплатить подключение, в последующем заключить договоры на тепло- и энергоснабжение с ЗАО на условиях, определенных договором. ЗАО обязалось подключить сети УК к МиниТЭС, заключить договоры снабжения электрической и тепловой энергией с УК.

В договоре стороны закрепили условие о том, что он не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Также было определено, что частичная или полная передача прав и обязанностей по договору третьим лицам одной стороной, возможна только с согласия другой стороны. После подписания договора УК перевела на счет ЗАО аванс.

Через некоторое время УК направила ЗАО извещение об отказе от исполнения договора на основании пункта 1 статьи 782 ГК РФ. В ответ ЗАО направило возражения.

Впоследствии УК заключила договор уступки права требования с ООО, в силу которого к ООО перешли все права и обязанности УК из договора на технологическое присоединение, в том числе право требования возврата денежных средств в случае отказа от договора. Для возврата уплаченного аванса ООО обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании неосновательного обогащения.

  1. Позиции судов

Решением суда первой инстанции иск ООО был удовлетворен. Суд определил правовую природу договора технологического присоединения как договора возмездного оказания услуг и исходил из того, что право на расторжение договора имеется у УК согласно пункту 1 статьи 782 ГК РФ, а задолженность ЗАО подтверждена. Уступка права требования также правомерна, УК имела такое право на основании статьи 382 ГК РФ.

Однако апелляционная инстанция решение суда отменила и в удовлетворении иска ООО отказала по следующим основаниям. Договор, заключенный между УК и ЗАО, суд определил как смешанный, содержащий элементы как договора подряда, так и договора оказания услуг. Также судом указывалось, что в силу запрета на одностороннее расторжение, установленного в договоре, и согласно статье 450 ГК РФ обязательство сторон не прекратилось; оснований предъявления требований к ЗАО не имеется. Также суд признал договор между УК и ООО ничтожной сделкой.

Кассационная инстанция отменила решение апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции. Суд установил, что с момента заключения договора у УК и ЗАО возникли правоотношения по поводу возмездного оказания услуг. Следовательно, к таким договорам применяются положения главы 39 ГК РФ. Поскольку право на односторонний отказ от исполнения договора предусмотрено статьей 782 ГК РФ, оно не может ограничиваться соглашением сторон.

Далее спор был передан на рассмотрение в ВАС РФ. В решении по делу Президиум ВАС указал, что договоры на технологическое присоединение – это особая группа договоров. Поскольку соглашение между УК и ЗАО не является договором возмездного оказания услуг, правоотношения, возникшие из договора, не регулируется главой 39 ГК РФ. В соответствии с пп. «в» п. 16 Правил от 27.12.2004 № 861 в качестве единственного основания расторжения договора технологического присоединения заявителем указывается на нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения. Следовательно, сторона не вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Соглашение, заключенное между УК и ООО, признано судом действительным. Однако, в силу того, что указанные обстоятельства не влияют на разрешение спора по существу постановлением ВАС РФ судебный акт апелляционной инстанции оставлен без изменения.

Определение Верховного Суда РФ (ВС РФ) от 25.12.2017 г. N 305-ЭС17-11195: у заказчика есть право на отказ от договора в одностороннем порядке

ООО обратилось в суд с иском к ПАО о взыскании 20 784 008 рублей неосновательного обогащения, а также более 1 000 000 рублей процентов.

  1. История дела

ПАО и ООО заключили договор технологического присоединения, по условиям которого ПАО должно осуществить мероприятия по технологическому присоединению ООО к своим электрическим сетям, а ООО должно внести соответствующую плату за технологическое присоединение.

ООО перечислило ПАО аванс, а через несколько месяцев ПАО предложило второй стороне изменить условия договора: аннулировать ранее принятые ТУ, изменить границы балансовой принадлежности, источники питания, и договориться о новых условиях договора. В ответ на такие действия партнера ООО отказалось от исполнения договора и попросило о возврате ранее уплаченных денежных средств.

После отказа ПАО вернуть денежные средства, ООО обратилось в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими средствами.

  1. Позиции судов

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении иска

С таким решением согласился и суд округа. Было указано, что единственным допустимым основанием для одностороннего отказа от заключенного сторонами договора является нарушение срока технологического присоединения. Истец нарушения такого срока не доказал, соответственно, и право на односторонний отказ от договора у него не возникло.

Суды установили, что договор между ООО и ПАО продолжает действовать, следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований. В обоснование позиции суды сослались на постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу № А56-66569/2010.

Дело было передано на рассмотрение в ВС РФ, который отменил решения судов нижестоящих инстанций и указал, что их выводы ошибочны.  ВС РФ разъяснил, что договор о технологическом присоединении соответствует договору о возмездном оказании услуг по всем своим существенным характеристикам. Соответственно, к правоотношениям сторон по таким типам договоров применяются нормы о договоре возмездного оказания услуг.

К такому выводу суд пришел исходя из следующего: рассматриваемый вид соглашений относится к публичным договорам. Сетевая организация при его заключении обязуется реализовать необходимые для осуществления технологического присоединения мероприятия (разработка и согласование ТУ, проектирование и обеспечение готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств и т.д.). В большинстве случаев построенные и реконструированные электросетевые объекты заказчику не передаются. Сетевые компании только создают условия для присоединения устройств заказчика к электросети сетевой организации, для предстоящей передачи заказчику электроэнергии.

В свою очередь, на заказчика возлагается обязанность внести плату по договору об осуществлении технологического присоединения с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению. Заказчик также выполняет ТУ и разрабатывает проектную документацию.

В решении суд указал, что к договору о технологическом присоединении кроме специальных норм применимы и общие положения о договоре и обязательствах, а также положения главы 30 ГК РФ. Следовательно, заказчик имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, если исполнителю оплачены фактически понесенные им расходы. Также суд отметил, что даже если в специальных нормативных актах не предусмотрена возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора, это не означает, что у заказчика такое право отсутствует. ВС РФ решил, что истец правомерно просил вернуть ему сумму аванса за технологическое присоединение и взыскать проценты.

Таким образом, ВС РФ при толковании правовой природы договора технологического присоединения избрал позицию, полностью противоположную позиции ВАС РФ.

Полагаем, что в настоящее время суды должны придерживаться той судебной позиции, которая является более свежей. По сути, данная позиция расширяет спектр средств правовой защиты заявителей (потребителей энергии) и позволяет им более эффективно добиваться восстановления своего нарушенного права.  

Старший юрисконсульт
ООО «Центр правового обслуживания»
Черменин Евгений Павлович

Главная ? Право ? Расторжение договора технологического . Заявитель вправе при нарушении сетевой организацией указанных в.
ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Про договор технологического присоединения к сетям


Комментарии 5
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий