+7 (499) 653-60-72 Доб. 504Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 511Остальные регионы

Процессуальный статус сведущего лица привлекаемого следователем

УПК РФ, т.е. фактически только следователем или судом. 86 УПК РФ возможность получать письменные разъяснения сведущих лиц по вопросам, (повторимся) привлечение к делу лица в качестве специалиста закрепления процессуального статуса (специалиста, свидетеля.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Процессуальное право

Процессуальный статус сведущего лица привлекаемого следователем

Процессуальный статус сведущего лица привлекаемого следователем
Работа по теме: РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА СПЕЦИАЛИСТА Наряду с использованием специальных знаний сведущих лиц, специалист, в отличие от следователя, имеет возможность сам лично . предъявляться к лицу, привлекаемому в качестве специалиста.

Pages:   |

1

| 2 | 3 |

«Раимжанова Наргиза Алымбековна НОРМАТИВНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕР ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОЛГОГРАДСКАЯ АКАДЕМИЯ МВД РОССИИ»

На правах рукописи

Раимжанова Наргиза Алымбековна

НОРМАТИВНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность: 12.00.09 — уголовный процесс .

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор Е. А. Зайцева Волгоград 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Введение……………………………………………………………. 3 Глава 1 . Теоретические и правовые основы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России и Кыргызской Республики……………………………………………… 17

1.1. Возникновение и становление института специальных знаний в уголовном судопроизводстве России и Кыргызстана………... 17

1.2. Понятие и виды специальных знаний, используемых в кыргызском и российском уголовном судопроизводстве…………….. 47

1.3. Нормативная регламентация процессуального статуса эксперта и специалиста в условиях реформирования уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики………….. 77 Глава 2 . Вопросы нормативной регламентации использования знаний сведущих лиц в досудебном и судебном производстве по уголовным делам России и Кыргызстана………………………… 105

2.1. Использование специальных знаний на стадии возбуждения уголовного дела…………………………………………………………… 105

2.2. Нормативное регулирование участия специалиста на стадии предварительного расследования по российскому и кыргызскому законодательству……………………………………………………………. 127

2.3. Процессуальный порядок назначения и производства судебной экспертизы в стадии предварительного расследования и реформа кыргызского уголовно-процессуального законодательства……………. 149

2.4. Законодательное регулирование использования специальных знаний в судебном производстве по уголовным делам Кыргызской Республики и Российской Федерации……………………... 172 Заключение…………………………………………………………. 189 Список литературы……..…………………………………………. 195 Приложения………………………………………………………… 220 Введение Актуальность темы исследования. Согласно ст. 4 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики1 задачами уголовного процесса являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливое судебное разбирательство и правильное применение уголовного закона. Реализация этих важных задач должна осуществляться при непременном соблюдении принципа законности, а установленный законом порядок производства по уголовным делам должен обеспечивать защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, в случае незаконного обвинения или осуждения невиновного – незамедлительную и полную его реабилитацию .

Претворение в жизнь этих базовых законоположений, принятие по уголовным делам обоснованных и справедливых решений возможно только при безупречном нормативном регулировании отношений, возникающих в связи с производством по уголовному делу, и, прежде всего – в связи с доказыванием в досудебном и судебном производстве . Качество регламентации средств и процедур доказывания, правового положения лидирующих субъектов доказывания и участников процесса, вовлекаемых в данную деятельность в связи с наличием у них специальных знаний – напрямую влияет на итоговые акты правоприменения по уголовному делу, на их законность и обоснованность .

Действующий УПК КР содержит во многом сходное с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации2 нормативное регулирование использования специальных познаний при производстве по уголовным делам, что объясняется не только интеграционными процессами, проходящими

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 24 мая 1999 г. № 62 (с

изменениями и дополнениями по состоянию на 31.12.2014). [Электронный ресурс]. URL:

http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30241915 (дата обращения 25.02.2015). В дальнейшем изложении – УПК КР .

См.: Уголовно–процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 08.03.2015) // Собрание законодательства РФ 24.12.2001. № 52 (ч. ). Ст. 4921. В дальнейшем изложении – УПК РФ .

на территории постсоветского пространства, но и приверженностью традициям общесоюзного законодательства середины прошлого века, общностью истории российского и кыргызского народов, что с неизбежностью сказывается и на качестве регламентации близких уголовно-процессуальных институтов .

Тем не менее, уголовно-процессуальное законодательство обоих государств не стояло на месте, живо реагируя на изменения в политической и социально-экономической сферах, что привело к появлению определенных групп норм в УПК РФ и УПК КР, которые стали специфически регулировать отдельные формы применения специальных познаний. Примером тому могут послужить положения Федерального закона № 92-ФЗ от 4 июля 2003 г. 3, благодаря которым в систему доказательств в российском уголовном процессе были введены новые источники – заключения и показания специалистов, аналога которым до сих пор нет в уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызской Республики. В отличие от российского уголовного процесса в кыргызском уголовном судопроизводстве накоплен значительный опыт по производству судебных экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела, в том время как в России подобные положения действуют только два года .

В настоящее время во исполнение Указа Президента Кыргызской Республики «О мерах по дальнейшему совершенствованию правосудия в Кыргызской Республике» от 8 августа 2012 г. № 147 на обсуждение юридической общественности Кыргызстана был представлен проект Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики4 и проект Закона Кыргызской РесСм.: О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 04.07.2003 № 92-ФЗ // Собрание законодательства РФ .

2003. № 27 (ч. 1). Ст. 2706 .

Первоначальная редакция проекта УПК КР была опубликована на официальном сайте Президента Кыргызской Республики (см.: http://www.president.kg/files/docs/proekt_ugolovnoprotsessualnogo_kodeksa.pdf (дата обращения: 17.10.2014)) .

Однако в настоящее время в Парламенте КР (Жогорку Кенеш) на обсуждении находится вторая версия проекта (см.: Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики:

проект № 6-31963/14 от 29.12.2014 [Электронный ресурс]. URL: http://www.kenesh.kg/law projects/lps.aspx?view=projectinfo&id=166082 (дата обращения: 7.01.2015). В дальнейшем изложении – проект УПК КР .

публики «О судебно-экспертной деятельности»5, которые содержат новеллы, касающиеся совершенствования статуса судебного эксперта, организации производства судебных экспертиз, некоторых принципиальных аспектов использования специальных познаний в кыргызском уголовном судопроизводстве .

Проводимая реформа оживила интерес к вопросам регламентации участия сведущих лиц в уголовном процессе, она вызвала новый виток научных дискуссий. Предлагаемая разработчиками проекта УПК КР новая система нормативного регулирования института специалиста и института судебной экспертизы нуждается в анализе с точки зрения постулатов общей теории права, с точки зрения традиций возникновения, становления и развития института сведущих лиц в уголовном процессе. Это диктует необходимость в проведении комплексных сравнительно-правовых монографических исследований современного состояния и перспектив совершенствования указанных нормативных общностей в законодательстве Кыргызской Республики и Российской Федерации .

Изучение научной базы, опыта правоприменения и законодательства других государств значительно обогащает правовую культуру исследователя, помогает выявить передовые правовые технологии, оптимальные алгоритмы осуществления процессуальной деятельности, сформулировать предложения по совершенствованию отечественного законодательства .

Российское уголовно-процессуальное нормативное регулирование оказывало и продолжает оказывать значительное влияние на формирование и развитие уголовно-процессуальной отрасли права Кыргызской Республики .

Потребность выявления в регламентации российского уголовно-процессуального института специальных знаний прогрессивных тенденций, обобщение этого опыта и трансформация его применительно к кыргызской правовой О судебно-экспертной деятельности: проект Закона Кыргызской Республики [Электронный ресурс]. URL: http://www.kenesh.kg/RU/Articles/12752-proekt_Zakona_ O_sudebnoekspertnoj_deyatelnosti.aspx (дата обращения: 17.10.2014). В дальнейшем изложении – проект ЗКР о СЭД .

действительности в период реформирования уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики – предопределяют актуальность выбранной темы диссертационного исследования .

Степень научной разработанности темы исследования. Оптимизация нормативного регулирования участия в доказывании специалистов и экспертов – проблема, волнующая не только кыргызских ученых и практических работников правоохранительных органов. Она на протяжении длительного периода привлекала внимание известных российских процессуалистов и криминалистов, которые посвящали свои монографические и диссертационные исследования различным аспектам института специальных познаний. Свой весомый вклад в разработку теории судебной экспертизы и исследование проблем использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве внесли такие ученые, как Т. В. Аверьянова, Т. П. Андрианова, Л. Е. Ароцкер, В. Д. Арсеньев, О. Я. Баев, Р. С. Белкин, А. Р. Белкин, А. И. Винберг, М. В. Вольская, В. М. Галкин, Е. И. Галяшина, А. В. Дулов, С. Г. Еремин, Н. Ю. Жигалов, Е. А. Зайцева, К. А. Исаева, Л. М. Исаева, А. М. Зинин, Ю. Г. Корухов, А. В. Кудрявцева, И. Ф. Крылов, Л. В. Лазарева, В. К. Лисиченко, Н. П. Майлис, В. Н. Махов, В. А. Михайлов, Т. Ф Моисеева, И. В. Овсянников, В. М. Орлов, В. Ф. Орлова, Ю. К. Орлов, А. Я. Палиашвили, И. Л. Петрухин, А. П. Резван, Е. Р. Россинская, В. А. Ручкин, А. И. Садовский, Н. А. Селиванов, Е. В. Селина, С. А. Смирнова, З. М. Соколовский, И. Н. Сорокотягин, С. В. Тетюев, Т. В. Толстухина, И. И. Трапезникова, П. М. Филиппов, В. Н. Хрусталев, Л. Г. Шапиро, С. А. Шейфер, В. И. Шиканов, А. Р. Шляхов, А. А. Эйсман и ряд других .

Исследования этих ученых служат идейной основой для дальнейших изысканий в области теоретических и прикладных проблем использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве не только России, но и государств-участников СНГ, и в частности, Кыргызской Республики. Однако многие работы указанных авторов были подготовлены в советский период развития уголовно-процессуальной науки, а по вопросам регулирования использования специальных познаний в судопроизводстве Кыргызской Республики современные монографические исследования, построенные с учетом проводимой правовой реформы, отсутствуют .

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с участием специалиста и эксперта в уголовном судопроизводстве, а также в связи с использованием в доказывании результатов применения их специальных знаний в Кыргызской Республике и Российской Федерации .

Предмет исследования образуют нормы кыргызского и российского уголовно-процессуального права, регулирующие порядок участия специалиста и эксперта в производстве по уголовному делу, закономерности деятельности субъектов доказывания по использованию результатов применения специальных знаний; материалы правоприменительной практики кыргызских и российских правоохранительных органов по вопросам привлечения к производству по уголовному делу лиц, обладающих специальными познаниями; теоретические воззрения ученых по вопросам участия специалиста и эксперта в производстве по уголовному делу .

Цель исследования заключается в изучении комплекса теоретических, нормативных и практических проблем, связанных с использованием норм правового института специальных знаний в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики и Российской Федерации, разработке на этой основе авторской модели совершенствования кыргызского уголовно-процессуального законодательства в части использования специальных знаний экспер та и специалиста .

Для реализации указанной цели исследования определены следующие задачи:

1. С позиции теории познания, с учетом мнений, высказанных в науке уголовно-процессуального права, на основе сравнительно-правового анализа уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики и Российской Федерации определить исходные теоретические положения категориального аппарата, характеризующего правовой институт специальных знаний .

2. Проанализировать кыргызский и российский опыт становления и развития института специальных знаний .

3. Изучить совокупность норм, регулирующих правовое положение специалиста и эксперта по УПК Кыргызской Республики в сравнении с аналогичными положениями УПК РФ, выявить пробелы в этом нормативном регулировании для выработки предложений по их преодолению .

4. Изучить правоприменительную практику в части назначения и производства судебной экспертизы в уголовном процессе Кыргызской Рес публики .

5. Провести сравнительно-правовой анализ института специалиста и института судебной экспертизы в уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызской Республики и Российской Федерации, в проекте УПК КР .

6. Выработать предложения по разработке новелл, направленных на совершенствование нормативной регламентации участия специалиста в досудебном и судебном производстве по уголовным делам .

7. Сформулировать положения в части совершенствования норм правового института судебной экспертизы в реформирующемся кыргызском уголовно-процессуальном законодательстве .

8. Предложить пути оптимизации института судебной экспертизы в российском уголовном процессе .

Методологическую основу исследования образуют универсальный диалектический метод, а также общие и частные методы научного познания правовых явлений: исторический, примененный при изучении становления и развития института специальных познаний в России и Кыргызской Республике; сравнительно-правовой метод, который способствовал выявлению сходства и различия в регламентации однородных правоотношений с участием эксперта и специалиста в уголовном процессе Кыргызской Республики и Российской Федерации; методы анализа и синтеза, использовавшиеся при изучении позиций ученых по ключевым аспектам темы, при осуществлении исследования нормативных актов различного уровня, анализе материалов уголовных дел; формально-юридический – при толковании норм действующих УПК КР и УПК РФ в части регулирования использования специальных знаний, а также при анализе созвучных новелл проекта УПК КР; социологический, примененный в ходе анкетирования сотрудников органов предварительного расследования и экспертных подразделений в России и Кыргызской Республике; статистического анализа, который позволил исследовать опубликованную и неопубликованную следственную, экспертную и судебную практику и выявить проблемы применения норм института специальных знаний в уголовном судопроизводстве обоих государств .

Теоретическую основу исследования составили труды ученых в области уголовно-процессуального права и теории судебной экспертизы:

Т. В. Аверьяновой, В. П. Божьева, В. М. Бозрова, Л. В. Виницкого, Л. А .

Воскобитовой, Б. Я. Гаврилова, Е. А. Зайцевой, А. М. Зинина, В. А. Лазаревой, П. А. Лупинской, Ю. К. Орлова, С. Б. Россинского, В. А. Семенцова, В. С. Шадрина, С. А. Шейфера, С. П. Щербы и ряда других .

Нормативной основой диссертационного исследования являются международные правовые акты, российское и кыргызское законодательство:

положения Конституции РФ и Конституции КР, УПК РФ и УПК КР, УК РФ и УК КР, федеральные законы РФ и законы Кыргызской Республики, ведомственные нормативно-правовые акты органов внутренних дел обоих государств, а также уголовно-процессуальное законодательство некоторых государств-участников СНГ .

Эмпирическую базу исследования образуют опубликованные и неопубликованные материалы следственной, экспертной и судебной практики, данные анкетирования следователей органов внутренних дел Кыргызской Республики (опрошено 150 респондентов) и Российской Федерации (110 опрошенных), экспертов экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел Кыргызской Республики (100 респондентов) и Российской Федерации (60 респондентов). Изучено 200 архивных уголовных дел, рассмотренных в судах Первомайского, Октябрьского, Ленинского и Свердловского районов г. Бишкек за период с 2012-2014 г. г., по которым проводилось в общей сложности 376 судебных экспертиз .

Научная новизна исследования заключается в предложенной авторской концепции уголовно-процессуальной регламентации использования специальных знаний в Кыргызской Республике, а также авторской модели совершенствования кыргызского уголовно-процессуального законодательства в части использования специальных знаний эксперта и специалиста, необходимых в силу слабой разработанности отдельных положений теории уголовного процесса по проблемам правовой регламентации института специальных знаний в Кыргызской Республике и потребностей законотворческой и правоприменительной практики .

Работа по рассматриваемой теме является первым комплексным монографическим сравнительно-правовым исследованием института специальных знаний по законодательству Кыргызской Республики и Российской Федерации с учетом последних изменений уголовно-процессуального законодательства данных государств и проводимой правовой реформой в Кыргызской Республике .

Научная новизна исследования проявляется в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. и практика его применения в постреформенной России XIX века оказали решающее влияние на развитие современного уголовно-процессуального законодательства об использовании специальных познаний в уголовном процессе России и Кыргызской Республики. Положения УУС и основанные на его нормах правовые позиции высших судебных инстанций дореволюционной России предопределили современный облик института специальных познаний, обозначив основные тенденции в его развитии, которые должны внимательно учитываться российским и кыргызским законодателем в дальнейшем совершенствовании нормативной регламентации данного института в уголовно-процессуальном праве обоих государств – с учетом реалий сегодняшнего дня .

2. Нормы действующего отраслевого законодательства о сведущих лицах в Кыргызской Республике, равно как и положения проекта УПК КР крайне противоречивы, непоследовательны, что отражает отсутствие в Республике на законодательном уровне единой концепции использования специальных знаний эксперта и специалиста в судопроизводстве. Это проблема системного свойства, которую необходимо было решать комплексно перед началом разработки проектов отраслевых кодексов .

3. Авторская концепция уголовно-процессуальной регламентации использования специальных знаний в Кыргызской Республике, которая основывается на идее необходимости сохранения «чистоты» процессуальных институтов специалиста и судебной экспертизы и недопустимости смешения процессуальных функций эксперта и специалиста .

Данная концепция включает следующие теоретические положения: а) о критериях необходимости и целесообразности привлечения к участию в судопроизводстве лиц, обладающих специальными познаниями; б) о критериях разграничения случаев привлечения эксперта и специалиста к производству по делу; в) о процессуальной сущности консультационной помощи специалиста в уголовном судопроизводстве; г) о классификации нормативных приемов регулирования случаев участия специалистов в уголовном деле; д) о необходимости углубления состязательных начал при назначении и производстве судебных экспертиз за счет обеспечения прав более широкого круга участников, вовлеченных в экспертно-процессуальные правоотношения .

4. Необходимость и целесообразность привлечения к участию в доказывании лиц, обладающих специальными знаниями, обусловлена тремя критериями: технологическим – для более качественного и эффективного осуществления действий по обнаружению, фиксации и изъятию доказательственной информации, которую можно выявить только благодаря новейшим достижениям науки и техники; процессуальным – гарантируется объективность данных действий и их результатов, когда следователю помогают обнаруживать, фиксировать и изымать доказательственную информацию незаинтересованные в исходе дела компетентные лица; правообеспечительным – специалисты привлекаются для создания условий безопасности, соблюдения прав и законных интересов участников производства по уголовному делу .

5. В качестве критерия разграничения случаев привлечения эксперта и специалиста к производству по уголовному делу необходимо использовать деятельностно-функциональный аспект, который позволяет выявить сущностные отличия процессуальных фигур специалиста и эксперта, а не только отличия процессуальной формы вовлечения их в правоотношения .

Именно сущностные отличия, проявляющиеся в содержании процессуальной деятельности эксперта и специалиста, диктуют необходимость оформления этих отличий определенными нормативными предписаниями. Нивелирование сущностных отличий (разрешение специалисту проводить исследование и оформлять его результаты заключением, как это предусмотрено проектом УПК КР) ведет к смешению процессуальных форм применения специальных познаний, к эрозии уголовно-процессуального института судебной экспертизы. Это не только противоречит принципу экономии нормативного материала, но и на практике приводит к ошибкам в определении статуса сведущих лиц и выборе наиболее оптимальной в конкретной ситуации процессуальной формы использования специальных знаний .

6. Из проекта УПК КР следует исключить все новеллы с упоминанием возможности производства исследований специалистом, результаты его письменной консультационной деятельности необходимо именовать «консультацией специалиста», а его устные пояснения, занесенные в соответствующие протоколы – показаниями специалиста. Только такой вариант регулирования процессуальной консультационной помощи специалиста соответствует объективно сложившимся историческим закономерностям развития института сведущих лиц и не противоречит принципу экономии нормативного материала .

7. Регулирование случаев участия специалистов по технологическому и правообеспечительному признаку могут быть классифицировано как: общие случаи (такой нормативный прием применяется, когда в силу возникающих ситуаций следователь сам вправе выбрать специалиста соответствующего профиля) и квалифицированные случаи участия специалиста (когда профессия специалиста специально оговаривается в тексте закона с целью получения максимального эффекта от его участия или с целью обеспечения прав участников уголовного судопроизводства) .

8. Нормативная модель участия специалиста на стадии предварительного расследования по УПК РФ видится предпочтительней новелл, предложенных разработчиками проекта УПК КР: в ней выдержано следование традиционному представлению о роли специалиста в уголовном судопроизводстве и его отличию от эксперта. В проекте УПК КР, несмотря на претворение в жизнь идеи специальных следственных действий, полагаем, необходимо отграничить участие специалиста в уголовно-процессуальных отношениях от вовлечения в оперативно-розыскную деятельность сотрудников экспертных учреждений .

9. Не отрицая рациональность подхода разработчиков проекта УПК КР к введению в арсенал средств доказывания системы специальных следственных действий, считаем, что вводить специальные исследования специалиста, проводимые в режиме конфиденциальности, нет необходимости, т.к .

всегда можно назначить судебную экспертизу для получения нужных сведений, которые будут оформлены не «суррогатом» в виде справки или заключения специалиста, а полноценным заключением эксперта с гарантиями достоверности этого доказательства (в виде предупреждения эксперта об уголовной ответственности). Если есть потребность в получении информации негласным путем с проведением исследования, когда гласные процессуальные действия неэффективны, следователь сможет обратиться к следственному судье с ходатайством о негласном режиме назначении и проведения судебной экспертизы .

10. Предложенная разработчиками проекта УПК КР модель назначения и производства судебных экспертиз на досудебном расследовании содержит механизмы проведения экспертиз на договорной основе и инициации назначения экспертиз следственным судьей по просьбе сторон, что обеспечивает возможность реализации принципа состязательности сторон при проведении экспертизы. Однако для полноты воплощения идеи состязательности и равенства прав сторон при назначении и производстве судебной экспертизы на стадии досудебного расследования необходимо распространить права, предусмотренные частями 13, 14 ст. 178, ст. 181 проекта УПК КР на представителей потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика .

11. Авторская модель совершенствования кыргызского уголовно-процессуального законодательства в части использования специальных знаний эксперта и специалиста, представленная в виде комплекса законодательных новелл6, призванных обеспечить согласованное, непротиворечивое и беспробельное регулирование уголовно-процессуальных отношений с участием эксперта и специалиста .

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования обусловлена тем, что оно предлагает оптимальные пути совершенствования института специальных познаний в реформирующемся уголовно-процессуальном праве Кыргызской Республики на основе традиционного подхода к дифференциации форм применения специальных познаний специалиста и эксперта. Содержащиеся в работе теоретические положения обогащают уголовно-процессуальное учение о сведущих лицах и могут быть востребованы в дальнейших научных разработках российскими и кыргызскими учеными. Сформулированные практические рекомендации будут способствовать повышению эффективности деятельности органов предварительного расследования и суда при назначении судебных экспертиз, при

<

Данные новеллы представлены в приложении № 1 .

влечении специалистов в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики и Российской Федерации .

Достоверность результатов исследования обеспечивается использованием научно обоснованной методики, изучением и обобщением объемного эмпирического материал, широтой географии социологического опроса, в котором участвовали эксперты и следователи органов внутренних дел Кыргызской Республики и Российской Федерации. Репрезентативность и достоверность его результатов исследования подтверждаются также их достаточной апробацией .

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация обсуждена на кафедре уголовного процесса УНК по ПС в ОВД Волгоградской академии МВД России. Основные положения и выводы исследования изложены в 20 опубликованных автором статьях общим объемом 5,9 п.

л., 4 из которых – в рецензируемых научных изданиях, включенных в Перечень, утвержденный ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации, а также докладывались на 13 научно-практических международных и всероссийских конференциях: «Актуальные проблемы в сфере судебно-экспертной и экспертно-оценочной деятельности» (Тула, 29–30 октября 2013 г.); «Проблемы уголовно-процессуальной науки ХХI века» (Ижевск, 7–8 февраля 2013 г.); «Актуальные проблемы обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве:

теория, законодательство и практика» (Волгоград, 18 апреля 2013 г.); «Сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и зарубежных стран»

(Волгоград, 23 –24 мая, 2013 г.); «Актуальные проблемы предварительного расследования» (Волгоград, 28 –29 ноября 2013 г.); «Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы противодействия организованной преступности» (Краснодар, 30 ноября 2013 г.); «Обеспечение подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному права на защиту» (Саранск, 13 декабря 2013 г.); «Уголовный процесс: от прошлого к будущему» (Москва, 21 марта 2014 г.);

«Уголовное судопроизводство: история и современность» (Москва, 20-21 марта 2014 г.); «Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ» (Челябинск, 4 апреля 2014 г.); «Судебно-правовая реформа 1860-х гг. в России и современное уголовно-процессуальное право» (Москва, апрель 2014 г.); «Актуальные проблемы современной науки» (Тамбов – Липецк, 23 мая 2014 г.); «Обвинение и защита по уголовным делам: исторический опыт и современность» (Санкт-Петербург, 28–29 июня 2014 г.); «Уголовно-процессуальные и криминалистические средства обеспечения эффективности уголовного судопроизводства» (Иркутск, 25–26 сентября 2014 г.); «Судебная экспертиза. XXI-век. Традиции, инновации, практика» (Волгоград, 25 декабря 2014 г.); «Судебная реформа 1864 г.: ренессанс научного и практического интереса»

(Волгоград, 4 декабря 2014 г.); «Великая судебная реформа 1864 г. и ее влияние на развитие права» (Калининград, 12 декабря 2014 г.); «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (Москва, 22–23 января 2015 г.);

«Аубакировские чтения» (Алматы, 19 февраля 2015 г.) .

Результаты диссертационного исследования внедрены в научно-исследовательскую деятельность Волгоградской академии МВД России. Предложения по изменению кыргызского законодательства в части регулирования использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве отправлены в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики .

Структура диссертационного исследования включает в себя: введение, две главы, объединяющие семь параграфов, заключение, список литературы и приложения .

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В УГОЛОВНОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ И КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

1.1. Возникновение и становление института специальных знаний в уголовном судопроизводстве России и Кыргызстана Институт специальных знаний прошел длительный и сложный путь становления. Процессы модернизации законодательства, непрерывный ход развития и совершенствование наук оказали на него ощутимое влияние. Такое положение привлекало внимание значительного числа ученых, которые исследовали особенности возникновения и формирования института специальных знаний7. Рассмотрение исторического аспекта позволяет анализировать закономерности, лежащие в основе практики применения норм данного института. Изучение указанных закономерностей позволяет не только проанализировать прошлое и современное состояние рассматриваемого правового института, но и выявить основные тенденции его дальнейшего развития .

Следует подчеркнуть, что на возникновение и становление правового института специальных знаний в Кыргызской Республике определяющее влияние оказало уголовно-процессуальное законодательство Российской Империи, Советского Союза и РСФСР, в связи с чем необходимо обратиться к историческим аспектам российского уголовного судопроизводства .

См.: Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л.: Изд-во Ленингр. унstrong>

та, 1963; Махов В. Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М.: Изд-во РУДН, 2000; Зайцева Е. А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства: дис. … д-ра юрид .

наук. М., 2008; Исаева Л. М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. М.:

ЮРМИС, лд, 2003; Лазарева Л. В. Концептуальные основы использования специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве: дис. … д-ра юрид. наук. Владимир, 2011; Новиков А. А. Институт специалиста в уголовном судопроизводстве России: дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2007; Евстигнеева О. В.

Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе:

дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998 .

Особо ценным в нашем историческом исследовании представляется уяснение периодизации в развитии российского законодательства, которая отражала бы и основные этапы становления института сведущих людей (в дальнейшем – сведущих лиц, а в современных условиях – института специальных знаний). В этом контексте особую значимость имеет, по нашему глубокому убеждению, хронология, предложенная Л. М.

Исаевой:

1. Момент зарождения Древнерусской государственности .

2. Свод законов уголовных Российской Империи 1832 г .

3. Устав уголовного судопроизводства 1864 г .

4. Принятие УПК РСФСР 1922 г., а затем и 1923 г .

5. Принятие УПК РСФСР 1960 г .

6. Принятие УПК РФ 2001 г.8 Несмотря на то, что многие современные отрасли науки начали складываться в ХVI-ХVII веках, следует отметить, что в уголовном судопроизводстве специальные знания использовались с давних времен. По мнению А .

А. Новикова, к применению специальных знаний сведущих людей можно было относить и имевшие широкое распространение в древности пытки (деятельность «заплечных дел мастеров», проводивших пытки, он признает особой формой содействия сведущего лица в применении технических средств)9 .

В российских памятниках права приводятся фрагментарные упоминания о применении специальных знаний в интересах правящей элиты. Установление подлинности документов путём осмотра, а также сличения почерков и подписей сведущими лицами проводились ещё в начале ХVI века. А первое описанное в истории исследование почерка было произведено в 1508 г. 10 Также, по утверждению И. Ф. Крылова, первый известный случай производства судебномедицинской экспертизы в России произошел в 1535 г. в связи с освидетельИсаева Л. М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. М.: ЮРМИС, лд,

2003. С. 31-32 .

См.: Новиков А. А. Институт специалиста в уголовном судопроизводстве России: дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2007. С. 21-22 .

См.: Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л., 1963. С. 4. Российское законодательство Х–ХХ вв. Судебная реформа. М., 1991. Т. 8. С. 300 .

ствованием удельного князя Андрея Старицкого по поводу подозрения его в притворной болезни11. Данную И. Ф. Крыловым оценку правовой сущности проведенного медицинского обследования подвергла обоснованной критике Е .

А. Зайцева, которая отмечает, что указанную «деятельность признать экспертизой нельзя по следующим основаниям: во-первых, уровень развития медицинских и криминалистических познаний того времени не предусматривал какой-либо методики проведения подобных исследований (наличие методики – непременный атрибут экспертизы); во-вторых, в этой ситуации нельзя говорить и о процессуальном аспекте такого освидетельствования, так как законодательных актов, содержащих правила его производства, тогда еще не было» 12. Сходные суждения находим и у А. В. Кудрявцевой и А. В. Петрова13 .

Конкретно вопросы использования специальных знаний, проведения экспертиз и необходимости обращения к сведущим лицам не нашли прямого закрепления в таких исторических законодательных актах, как Соборное уложение 1649 года, а также древних судебниках. Однако в главах V и X, а именно в ст. ст. 253, 254, в качестве преступлений указаны подлог документов, изготовление фальшивых денег, мошенничество с драгоценными металлами, что дает исследователям основание для вывода, что уже в те времена имелись способы проверки подлинности документов и выявления фальшивых денег, основанные на знаниях компетентных лиц. При этом следует подчеркнуть, что законодательные акты в части регламентации привлечения сведущих лиц к разрешению правовых конфликтов значительно отставали от потребностей практики .

Утверждается, что основным законодательным актом того времени, регулирующим проведение исследований, считается Указ от 6 марта 1699 г. «О порядке исследования подписей на крепостных актах в случае возникшего о См.: Крылов И. Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л., 1963. С. 4 .

См.: Зайцева Е. А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства. М.: Юрлитинформ, 2010. С. 62 .

См.: Кудрявцева А. В., Петров А. В. Использование знаний сведущих лиц в дореволюционном законодательстве России: вопросы теории // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2014. № 2 (39). С. 228 .

подлинности оных спора или сомнения, о писании крепостей в поместных и вотчинных делах в поместном приказе, а не на Ивановской площади, и о потребном числе свидетелей для крепостных актов» 14. Однако история показывает, что практика использования специальных знаний сведущими лицами нашла своё применение намного раньше издания вышеупомянутого законодательного акта .

Позже, в 1715 г. в результате предписания Артикулом воинским Петра I привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле потерпевшего, начался новый этап в становлении института сведущих лиц и специальных знаний. Данный документ уже содержал более детальную регламентацию привлечения сведущих лиц к производству по делам об убийствах, включая указание на способ исследования («тело мертвое взрезали») и оформление его результатов с закреплением гарантий достоверности получаемой информации («свидетельство в суде на письме подать, и оной присягою своей подтвердить»)15 .

По мнению Л. В. Лазаревой, «речь шла не только о производстве судебно-медицинской экспертизы, но также был указан метод исследования – вскрытие трупов, устанавливался порядок оформления и вводилась присяга»16 (курсив наш – Н. Р.). Представляется данное высказывание является некорректным, так как указанные медицинские исследования в тот период развития судебно-медицинских знаний и уголовно-процессуального законодательства проводились не как судебная экспертиза со всеми присущими ей процедурными особенностями, а представляли собой одну из форм привлечения к производству по делу сведущих людей .

Значительной вехой в становлении нормативных основ использования специальных медицинских знаний в российском уголовном процессе стал Устав врачебный (его текст был включен в Свод законов Российской ИмпеСм.: Крылов И. Ф. Указ. раб. С. 13 - 17 .

Памятники русского права в 8-ми томах. М., 1961. С. 355 (цит. по: Махов В. Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000. С. 14) .

Лазарева Л. В. Концептуальные основы использования специальных знаний в российском уголовном судопроизводстве: дис. … д-ра юрид. наук. Владимир, 2011. С. 30 .

рии 1832 г.). Л. М. Исаева считает, что Устав послужил отправным моментом в формировании представления, схожего с современной экспертизой 17, так как содержал не только правила производства осмотра тел, но и порядок процессуального оформления данного действия. Однако субъекта, обладающего специальными знаниями, указанный документ именовал «врачом», а не экспертом или сведущим лицом, что указывает на «незрелость» в некоторой степени этого нормативного акта в вопросах нормативной регламентации форм применения специальных знаний. Данное обстоятельство реально отражает уровень развития собственно судебной медицины и уголовно-процессуального законодательства в тот период .

Сам термин «сведущие люди» получил свое законодательное закрепление в 1832 г. в Книге II «Судопроизводство по преступлениям» Свода законов уголовных (раздел III, глава III «О собирании доказательств», отделение четвертое «О показаниях сведущих людей»), где в ст.

943 предписывалось:

«Если точное узнание встречающегося в деле обстоятельства предполагает особенные сведения или опытность в какой-либо науке, искусстве или ремесле, то надлежит истребовать о том показание и мнение сведущих людей, соображаясь с правилами, изложенными в Главе об исследовании происшествия и осмотре»18 .

При этом еще до Свода законов уголовных 1832 г. различные нормативные акты содержали описание деятельности лиц, обладающих специальными знаниями, однако без употребления термина «сведущие люди». Так, В. А. Линовский приводит ссылки на Артикулы воинские 1716 г. Петра I (арт. 154), Морской устав (книга V, ст. 108-114), где упоминаются «медики», привлекаемые к вскрытию мертвых тел, Высочайше утвержденный доклад медицинской Коллегии об учреждении медицинских управ (1797 г.), где четСм.: Исаева Л. М. Зарождение экспертизы в Российском уголовном судопроизводстве // Законность. 2004. № 3. С. 46 .

Свод законов Российской империи [Электронный ресурс. PDF]. С.-Петербург: Типография II

Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1832. С. 285. URL:

http://forum.yurclub.ru/index.php?

s=7b1302dcdc1ced4493f80d8e7f9d4929&app=downloads&module=display§ion=download&d o=confirm_download&id=4820 (дата обращения 3.01.2014) .

ко прописывались правила исследования трупов, Указ от 29 декабря 1809 г., Наставление 19 декабря 1829 г., предписывающее осмотр и вскрытие мертвых тел осуществлять уездным или городским врачам19 .

Данный Свод законов стал немаловажным этапом в утверждении российского института судебной экспертизы и специальных знаний благодаря введению в уголовный процесс понятия «сведущие люди», которое предшествовало нормативному закреплению привычной для нас современной терминологии «судебный эксперт» и «специалист». О «сведущих людях» упоминалось и в Русском Своде законов 1857 года .

Тем не менее, ряд авторов признавали эту форму использования специальных знаний судебной экспертизой. Так, А. И. Винберг отмечал, что «в дореформенном Российском законодательстве судебная экспертиза документов находит свое отражение в Русском Своде законов 1857 года»20. Справедливо высказывание Е.А. Зайцевой, что подобные выводы являются не совсем корректными, так как указанный Свод законов регламентировал участие сведущих лиц в судопроизводстве, а не судебную экспертизу как таковую21 .

С учетом изменений, произошедших в различных сферах жизни российского общества в XIX веке, в фундаментальных, прикладных и юридических науках, собственно в уголовно-процессуальном законодательстве, значение участия сведущих лиц и использования специальных знаний существенно возрастает. В принятых в России в 1864 году Судебных Уставах императора Александра II были закреплены итоги проведенных судебных реформ, которые оказали зримое воздействие на сущность уголовного судопроизводства и развитие института сведущих лиц в России .

В результате коренных изменений в законодательстве органы следствия и суда были наделены правом привлекать сведущих лиц во всевозможных областях знаний в интересах «открытия истины» по делу. Согласно См.: Линовский В. А. Опыт исторических розысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. Одесса: Типография Л. Нитче, 1849. С. 83-84 .

Винберг А. И. Черное досье экспертов-фальсификаторов. М.: Юридическая литература,

1990. С. 24 .

См.: Зайцева Е. А. Указ. соч. С. 63 .

Уставу уголовного судопроизводства 1864 года22, в большинстве случаев проводились «осмотры и освидетельствования мертвых тел, различного рода повреждений, следов насилия и состояния здоровья потерпевшего от преступления или самого обвиняемого» (ст. 336 УУС), «освидетельствование безумных и сумасшедших» (ст. 353-356 УУС), к участию в которых привлекались судебные врачи и иные сведущие люди .

Ст. 112 УУС содержала общее правило, закрепляющее основания вовлечения в доказательственную деятельность лиц, обладающих специальными знаниями: «В тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии, приглашаются сведущие люди». В дальнейшем сходное установление дублировала и ст. 325 УУС: «Сведущие люди приглашаются в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии». Подобное повторение нормы обусловлено тем, что с первой по одиннадцатую главы Книги первой УУС закреплялись правила производства у мировых судей, а Книга вторая УУС содержала регламентацию производства «в общих судебных местах». Тем не менее, конкретизацию требований, предъявляемых к сведущим людям, законодатель разместил именно в нормах, посвященных производству в общих судебных местах. В частности, подчеркивалось, что «В качестве сведущих людей могут быть приглашаемы: врачи, фармацевты, профессора, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особенную опытность» (ст. 326 УУС). «Сведущие люди, приглашаемые к осмотру и освидетельствованию, должны иметь все качества достоверных свидетелей» (ст. 327 УУС) .

Устав уголовного судопроизводства 20 ноября 1864 г. [Электронный ресурс] URL:

http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3137/ (дата обращения 3.01.2014) .

В дальнейшем изложении – УУС .

Л. В. Лазарева утверждает, что «впервые обобщенная фигура «сведущих людей» появилась в УУС 1864 г. (ст. 326)» 23. Хотя данное понятие было впервые включено, как ранее нами отмечалось, еще в Свод законов уголовных 1832 года. При этом, Л. В. Лазарева подчеркивает, что УУС не проводил четких различий в статусе сведущих лиц, вообще не использовал термины «эксперт» и «справочный свидетель», оперируя только обобщающим термином «сведущие люди»»24. Действительно, даже во второй половине 19 века, процессуальное законодательство по уровню развития отставало от науки и техники, в связи с чем, термин «эксперт» не был включен в текст норм УУС в силу того, что не было определенных методик производства экспертизы в определенных областях науки и техники. УУС ограничился лишь термином «сведущие люди», в функциональные обязанности которых входило проведение освидетельствования и некоторых исследований, но никак не экспертиз. Об исследованиях через сведущих людей упоминается, в частности, в ст .

ст. 330, 333, 334 УУС; об исследовании мертвых тел и других объектов судебными врачами написано в ст. ст. 342, 348, 349 УУС. Ст. 374 УУС закрепляет правила обращения с «предметами, подлежащими химическому или микроскопическому исследованию». В сходном значении в тексте закона употребляется термин «испытание» - ст. ст. 691-692 УУС. А глава четвертая регулирует вопросы судебных издержек, в том числе связанных с «производством химических и технических исследований» (ст. 977 УУС), с прибытием на место медицинских чинов для «производства судебно-медицинских исследований» (ст. 978 УУС), с производством судебно-химических исследований аптекарями (ст. ст. 980-981). Специализированные нормативные акты той эпохи также не содержали терминологии, которой оперирует современный законодатель. Так, в тексте Устава судебной медицины25 упоминаются только Лазарева Л. В. Указ. соч. С. 125 .

–  –  –

См.: Устав судебной медицины [Электронный ресурс. PDF] // Свод законов Российской Империи. В XIV томах. Том XIII. Книга третья. С.-Петербург: Русское книжное товарищество «Деятель», 1912. URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/220/318.html#img319 (дата обращения: 3.01.2014) .

судебно-медицинские исследования (ст. 1191), судебный врач (ст. 1192) и полицейский врач (ст. 1195) .

Тем не менее, анализ официальных документов, отражающих период подготовки и обсуждения проекта УУС, показывает, что термин «эксперт»

неоднократно употреблялся в лексике составителей «Объяснительной записки к проекту Устава уголовного судопроизводства». Например, обсуждая Приложение к ст. 701, содержащей «Наставление судьям и присяжным заседателям о соображении судебных доказательств», составители «Объяснительной записки к проекту…» УУС упоминают о нецелесообразности введения присяги сведущих людей в судебном заседании ввиду того, что «некоторые роды осмотров исследований, например микроскопические, проводятся со всей России особым экспертом, состоящим при Медицинском департаменте», указывают на «редкость таких экспертов»26. Также, критически оценивая ст. 9 Наставления, составители пишут о ее «крайней непрактичности»: «Каким образом можно будет требовать от большей части наших присяжных заседателей основательных соображений о степени сведений или искусства каждого из экспертов?»27 .

Однако, не смотря на широкое употребление термина «эксперт» правоприменителями и учеными, он не получил законодательного закрепления в тексте УУС, что свидетельствует о слабом развитии теоретических основ правового института сведущих людей, в котором еще не достаточно прочное место заняли положения об особой категории этих людей, именуемых в профессиональной среде экспертами. Даже в новом проекте УУС 28, подготовленном в 1900 г., отсутствовало упоминание экспертов и экспертиз .

Проект Устава уголовного судопроизводства. Санкт-Петербург, 1863. С. 341-342. [Электронный ресурс. PDF]. http://dlib.rsl.ru/viewer/01003543613#?page=1 (дата обращения:

23.02.2014) .

Там же. С. 368 .

См.: Проект новой редакции Устава уголовного судопроизводства / Высоч. учрежд .

комис. для пересмотра законоположений по судеб. части. Санкт-Петербург : Сенат. тип.,

1900. Кстати, терминологические проблемы характерны не только для пореформенного института сведущих людей, но и для современного уголовно-процессуального института специальных познаний (см.: Зайцева Е. А. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28: ожидания и действительность // Право и политика. 2011. № 4.) .

В 19 веке отношение на практике и в научных кругах к сведущим людям было неоднозначным. В. А. Линовский просто перечисляет случаи обращения к сведущим людям («сличение почерка руки, в случаях сомнения секретарями присутственных мест», «для решения в том, была ли несостоятельность злонамеренная, которая подлежит уголовному суду, или же была она другого свойства»29), практически не подчеркивая преимуществ свидетельств сведущих людей. Он отмечает, что «в наших законах указывается только на свидетельство медицинских чиновников, которое и принимается совершенным доказательством, когда оно, быв учинено на законном основании, содержит ясное и положительное удостоверение об освидетельствованном предмете и не противоречит достоверным обстоятельствам дела»30 .

Совершенно иную интерпретацию ценности свидетельств сведущих людей находим у Я. И. Баршева, который категорично утверждает о значении результатов осмотров с их участием, что «мнение сведущих людей здесь представляет и заменяет мнение судьи и следователя, которые призывают их на помощь»31 .

Такое различие в подходах к доказательственному значению свидетельств сведущих людей и экспертов (терминология из источника-оригинала) отмечал в Курсе уголовного судопроизводства А. Ф. Кони: «У нас существуют весьма разноречивые взгляды на значение, которое играет экспертиза на предварительном следствии и на суде. Одни, к которым относятся преимущественно теоретики и медики, говорят, что эксперт (медик или какой другой) есть разъяснитель дела, и с мнением его судья должен, безусловно, соглашаться. Практики, напротив, утверждают, что экспертиза есть только род доказательств и подобно им подлежит проверке и может быть отвергнута, что Линовский В. А. Опыт исторических розысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. Одесса: Типография Л. Нитче, 1849. С. 88 .

Линовский В. А. Указ. соч. С. 195 .

Баршев Я. И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству. С.-Петербург: Типография II отделения Собственной Е. И .

В. Канцелярии, 1841. С. 77 .

эксперт есть простой свидетель, знания которого дают только право на бывшее со стороны судьи к нему доверие»32 .

Однако изучение практики применения норм дореформенного уголовно-процессуального законодательства и положений УУС показывает, что концепция, которую образно Л. Е. Владимиров обозначил, как «эксперт – научный судья»33, не была воспринята правоприменителями «безоглядно»: к показаниям сведущих людей относились критически, оценивая их в совокупности с материалами уголовного дела .

Так, дело коллежского регистратора Андрея Какурина (1852 г.) об убийстве им своего дворового человека Калинина дошло по судебным инстанциям до Государственного Совета, который детально исследовал не только свидетельство врача, осматривавшего тело погибшего, но и проанализировал заключения Врачебной управы и Медицинского совета о причинении 90-летнему погибшему старику 28-ми колотых ран, повлекших острую кровопотерю34 .

При назначении и производстве исследований (освидетельствований через сведущих людей) суд обладал несомненной самостоятельностью в решении вопроса о целесообразности таких исследований. Так, в решении по делу Спиваковского (1875 г. № 300) кассационная инстанция признала правомерным отказ суда в назначении сличения почерков по причине «сомнений в

Кони А. Ф. Курс уголовного судопроизводства. 1 Кл. Импер. Училища Правоведения .

[Электронный ресурс. PDF]. С.-Петербург: Русская литография Курочкина, 1877. С. 518URL: http://dlib.rsl.ru/viewer/01004800504#?page=1 (дата обращения: 23.02.2014 г.) .

О последствиях неявки экспертов, об экспертизе невменяемого обвиняемого пишет и А.П .

Чебышев-Дмитриев (см.: Русское уголовное судопроизводство по судебным уставам 20 ноября 1864 г. [Электронный ресурс. PDF]. / [Соч.] А. Чебышева-Дмитриева, орд. проф .

С.-Петерб. ун-та. [Ч. 1]. С.-Петербург, 1875. С. 345-346, 224. URL:

http://dlib.rsl.ru/viewer/01003886036#?page=1 (дата обращения: 23.02.2014 г.) .

См.: Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: общ. и особ. З-е изд., изм. и законч. Спб., 1910. С. 197 .

См.: Сборник Высочайше-утвержденных мнений Государственного Совета, разъясняющих применение на практике многих статей Уложения о наказаниях и Уголовного Судопроизводства. Т. XV. Кн. I и II. (С 1846 по 1862 г.). [Н. Мейер]. Санкт-Петербург, 1862. С .

175-176 .

подлинности представленных подсудимым для сличения документов»35 образцов для сравнительного исследования .

Судебная практика дореформенной России четко размежевывала пределы компетенции суда, присяжных заседателей и сведущих людей. Так, по делу Леонова (1876 г. № 1) Правительствующий Сенат признал грубым нарушением закона вторжение присяжных заседателей в сферу деятельности сведущих людей, когда окружной суд допустил сожжение части калоши присяжными заседателями «с целью сличения полученного от этого пепла с пеплом, находившимся в числе вещественных доказательств»36 .

Правительствующий Сенат считал нарушением и привлечение сведущих людей для формулирования выводов правового характера, которые должны делать сами судьи. Так, по делу Семенихиных (1876 г., № 237) кассационная инстанция посчитала противоречащими положениям ст. ст. 325, 690, 692 и 766 УУС действия суда, который перед экспертами поставил вопрос о том, могут ли частные книги, найденные на винокуренном заводе, служить доказательством обнаруженных на заводе злоупотреблений. Даже для современного российского правоприменителя актуально мнение Правительствующего Сената, что «сведущие люди приглашаются для разъяснения суду обстоятельств дела, требующих исключительных (специальных) сведений в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком либо занятии, но судить о значении этих обстоятельств дела, как доказательств события преступления или виновности подсудимого, вправе только суд, который пользуется, без сомнения, в видах основательного обсуждения дела, данным сведущими людьми разъяснением по предметам, подлежащим их расследованию, но не может и не должен требовать заключения экспертов, по таким вопросам в деле, которые подлежат непосредственному разрешению самого суда»37 .

Указатель вопросов уголовного права и судопроизводства, разрешенных уголовным кассационным и общим собранием кассационных департаментов Правительствующего сената за 1874, 1874 и 1876 гг. / Сост. обер-секретарями М.Н. Беловым, В.В. Поповым и М.В. Красовским. Санкт-Петербург : М-во юст., 1878. С. 466 .

Там же. С. 467 .

Там же. С. 467-468 .

Данные правовые позиции Правительствующего Сената были восприняты правоприменительной практикой. И в 20-м веке, и в современных условиях мы находим их «отголоски» в решениях Пленума Верховного Суда СССР и Пленума Верховного Суда РФ по вопросам назначения и производства судебных экспертиз. В ныне отмененном Постановлении № 1 от 16 марта 1971 г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» 38 Пленум Верховного Суда СССР запретил постановку перед экспертами вопросов правового характера (например, имели ли место убийство или самоубийство, хищение или растрата), чтобы предотвратить вторжение экспертов в сферу исключительной компетенции органов расследования и суда. Пленум Верховного Суда СССР в данном важном акте как бы предостерегал экспертов от выполнения не свойственных им функций органов, осуществляющих производство по уголовному делу39. Аналогичный запрет содержится и в п. 4 действующего Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 28 от 21 декабря 2010 г.40 Необходимо отметить, что регламентация деятельности сведущих людей в связи с принятием УУС 1864 г. обрела дифференциацию по видам специальных знаний, о чем свидетельствуют приведенные ранее статьи УУС, в которых сведущие люди упоминались в соответствии с их профессией. Более того, закон выделял особые категории сведущих людей для специализированных производств: например, Раздел четвертый УУС «О судопроизводстве по преступлениям и проступкам, относящимся до разных частей административного управления» регламентировал в ст. 1160 правило, согласно которому для исследования нарушений устава казенного управления судебный следователь вправе был привлечь сведущих людей из числа служаО судебной экспертизе по уголовным делам: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1. [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» .

См.: Зайцева Е. А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2008. С. 193 .

См.: О судебной экспертизе по уголовным делам: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 2 .

щих в казенном управлении (хотя ему не возбранялось пригласить вместе с должностными и частных лиц, известных своими специальными сведениями). По делам о подделке монет и кредитных бумаг поддельные монеты и кредитные бумаги предписывалось отсылать на испытание: первые – в Департамент горных и соляных дел, а последние – в Экспедицию заготовления государственных бумаг (ст. 1161 УУС) .

При этом общее требование компетентности и объективности вытекало из предписаний закона. Так, согласно ст. 693 УУС, «Сведущие люди не могут быть избраны из лиц, участвующих в деле, или из состоящих по делу свидетелями, судьями или присяжными заседателями». Ст. 694 УУС закрепляла правило отвода сведущих людей: «До исполнения обряда присяги, стороны могут отводить сведущих людей по неимению ими качеств, которые требуют от них законом». Требование присяги – дополнительная гарантия достоверности сведений, излагаемых сведущими людьми в процессе. Также в ст. 350 УУС оговаривалось, что «повивальные бабки не приглашаются для самостоятельного судебно-медицинского освидетельствования женщин, но могут быть призываемы в качестве помощниц судебного врача». В связи с этим можно сделать вывод о том, что вопросам квалификации, компетенции и объективности сведущих людей уделялось значительное внимание в тексте закона .

Наряду с этим в Уставе уголовного судопроизводства можно обнаружить и наметившуюся дифференциацию процессуальных форм участия сведущих людей. По мнению профессора Махова В. Н., осмотры и освидетельствования, проводимые врачами, и использование ими специальных знаний, на сегодняшний день напоминают участие наших специалистов в следственных действиях41. Если проанализировать положения ряда статей УУС и сравнить их с предписаниями некоторых статей уголовно-процессуального закона наших дней, можно найти общие моменты в части участия сведущих людей (ныне – специалиста) в следственных действиях, в процедурах оформления таких действий .

Махов В. Н. Участие специалистов в следственных действиях. М., 1975. С. 5 .

Стоит обратить внимание и на ст. 578 УУС, в которой закреплено право сторон инициировать вызов сведущих людей для объяснения какого-либо предмета, а также уточнения и проверки произведенного ранее исследования. В этом проявлялся принцип состязательности и беспристрастное рассмотрение дела, как гарантии установления по нему истины. Вместе с тем, данное положение дает нам возможность считать, что УУС стал фундаментальным началом для современного процессуального разделения применения различных форм специальных знаний: проведение судебной экспертизы и привлечение лица к участию в следственных и судебных действиях в качестве специалиста .

Однако до 1913 г. в Уставе уголовного судопроизводства отсутствовали термины «эксперт» и «экспертиза». Создавалась парадоксальная ситуация:

научные знания в области судебной медицины, судебной психиатрии, судебной химии уже давно обрели очертания самостоятельных наук, лица, проводящие соответствующие исследования в уголовном судопроизводстве, считались судебными экспертами, в России с 1912 г. функционировали три кабинета судебной экспертизы42, в правоприменительных решениях применялись термины «эксперт» и «экспертиза», а уголовно-процессуальное законодательство не предусматривало судебную экспертизу в качестве средства доказывания. И только в 1913 г. в ст. 691 УУС о вызове в суд сведущих людей, произведших судебно-химические или микроскопические исследования, было внесено дополнение о том, что «то же правило распространяется и на должностных лиц кабинетов судебной экспертизы»43. И вплоть до Октябрьской революции 1917 г., пока действовали положения УУС, в нормативной регламентации применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве не происходило изменений .

В результате политических потрясений 1917 г. эволюционное становление института сведущих лиц, шедшее в ногу с развитием науки и совершенствованием законодательства, подверглось нарушению. Тем не менее, нормаВ период с 1912 по 1914 гг. были созданы кабинеты судебной экспертизы в Москве, Петербурге, Киеве, Одессе .

См.: Махов В. Н. Указ. соч. С. 18 .

тивные установления УУС в некоторых случаях сохраняли свою силу для правоприменителей: Декрет о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. разрешал судьям руководствоваться действовавшими до революции законами о судопроизводстве лишь в том случае, если они не были отменены и не противоречили революционному правосознанию44. Анализируя этот документ, Л. В. Лазарева ошибочно отмечает, что «Статья 14 Декрета о суде допускала использование заключения сведущего лица в качестве доказательства по уголовному делу»45. Дело в том, что текст Декрета о суде № 1 содержит только 8 статей. И даже последующие декреты (Декрет о суде № 2) в 14 статье не упоминают о заключениях сведущих лиц .

Впервые употребление термина «эксперт» в тексте нормативно-правовых актов той эпохи можно наблюдать в ст. 13 Декрета «О суде» (№ 2) от 7 марта 1918 г., где говорится о том, что «при разрешении гражданских дел, требующих специальных познаний, судом, по собственному его усмотрению, могут быть приглашены сведущие лица в состав судебного присутствия с правом совещательного голоса. Сторонам предоставляется право по соглашению включать сведущих лиц и со своей стороны в равном с каждой стороны количестве. Если же только одна сторона укажет своего кандидата, другая же сторона в назначенный ей срок кандидата не укажет, то от суда зависит или принять в состав суда указанного кандидата и назначить от себя второго эксперта или же, отвергнув заявление стороны, назначить от себя обоих сведущих лиц»46 (выделено нами – Р.Н.) .

Упоминание сведущих лиц имелось и в ст. 11 Декрета ВЦИК от 30 ноября 1918 г. «О народном суде Российской Социалистической Федеративной Советской Республики»47. При этом ст. 62 данного Декрета содержала правило: «Кроме свидетелей допрашиваются и эксперты, если они вызваны в засеСм.: Декрет о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. [Электронный ресурс] // Газеты Временного

Рабочего и Крестьянского Правительства. 1917. 7 декабря (24 ноября). URL:

http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/5312/ (дата обращения: 29.12.2013) .

Лазарева Л. В. Указ. соч. С. 38 .

Декрет о суде (№ 2) от 7 марта 1918 г. [Электронный ресурс] // Декреты Советской власти. Т. I. М., Гос. изд-во полит. литературы, 1957. URL:

http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1119195 (дата обращения: 29.12.2013) .

дание Суда». Также Постановление Наркомюста от 23 июля 1918 г. утвердило инструкцию «Об организации и действии местных народных судов», согласно положениям, которой в осмотре вещественных доказательств в ходе судебного разбирательства участвовали и эксперты. Суду их можно было допрашивать с предупреждением об ответственности за ложные показания48 .

Таким образом, в вопросах регламентации использования специальных знаний в первых нормативных актах советской власти присутствует упоминание о «сведущих лицах» (а не о «сведущих людях», как это было в дореволюционных актах) и об экспертах, что свидетельствует о постепенном внедрении в юридическую лексику современной терминологии. Однако процесс этот носил нестабильный характер: в ряде документов все еще использовались устаревшие термины .

Как отмечает Е. А. Зайцева49, значительные шаги в этом направлении были предприняты уже в 1919 г.: 28 января было издано Постановление Наркомздрава РСФСР «О правах и обязанностях государственных медицинских экспертов»50, где нашли регламентацию вопросы правового статуса этих государственных служащих, оформления результатов их деятельности и значимости данных результатов для разрешения специальных вопросов. В этом нормативном документе в п. 10 наряду с термином «эксперт» был применен термин «специалист», однако не в том процессуальном аспекте, как это впоследствии предусмотрел законодатель в УПК РСФСР 1960 г., внеся в него ст .

1331 и окончательно размежевав внутри института сведущих лиц такие формы применения специальных знаний, как судебная экспертиза и участие специалиста в уголовном судопроизводстве .

См.: История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 19171954 гг.: сборник документов / под ред. С.А. Голунского. М.,

1955. С. 41, 66 .

См.: Там же. С. 51 .

См.: Зайцева Е. А. Указ. соч. С. 72 .

См.: История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 19171954 гг.: сборник документов / под ред. С.А. Голунского. М.,

1955. С. 76 .

Принятый УПК Р.С.Ф.С.Р. 1922 г.51, а затем и УПК Р.С.Ф.С.Р. 1923 г.52 сыграли свою положительную роль в совершенствовании регламентации судебной экспертизы и института сведущих лиц .

Так, в УПК Р.С.Ф.С.Р. 1922 г. термин «эксперт» уже упоминался в 42 статьях кодекса (почти в каждой девятой статье). «Сведущие лица» исключены из текста данного закона, а в качестве необходимых характеристик эксперта указано наличие у него «специальных познаний» (ст. 67) или «специальных знаний» (ст. 173). При этом наблюдалась преемственность с положениями УУС в части, касающейся оснований привлечения сведущих лиц (экспертов) к участию в деле – потребность «в специальных познаниях в науке, искусстве или ремесле». Данный оборот был воспринят и последующими законами и кодифицированными актами РСФСР, Киргизской ССР, Российской Федерации и Кыргызской Республики: УПК РСФСР53, УПК Киргизской ССР54, федеральным законом от 31.05.2001 № 73ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»55, Законом Кыргызской Республики «О судебно-экспертной деятельности»56, нормативные положения которых наряду со специальными познаниями (знаниями) «в науке, искусстве или ремесле» содержали и такую область, как «техника», что отражало объективные процессы развития общества в 20-21 вв .

См.: Об Уголовно-Процессуальном Кодексе: Постановление ВЦИК от 25.05.1922 (вместе с «Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР. 1922. № 20 - 21 .

Ст. 230 .

См.: Об утверждении Уголовно-Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.: Постановление ВЦИК от 15.02.1923 (вместе с «Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // Известия ВЦИК. № 37. 18.02.1923 .

Утвержден Законом РСФСР от 27.10.1960 «Об утверждении Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» (вместе с Кодексом) // Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592 .

Утвержден Законом Киргизской ССР от 29.12.1960 г. «Об утверждении Уголовно-процессуального кодексов Киргизской ССР» // Законодательство об уголовном судопроизводстве Союза ССР и союзных республик. В двух томах. Том 2. М.: Юридическая литература, 1963. С. 352 .

Собрание законодательства РФ. 2001. № 23. Ст. 2291 .

Одобрен и внесен на рассмотрение в Жогорку Кенеш КР постановлением Правительства

КР от 25 сентября 2012 года № 647. [Электронный ресурс]. URL:

http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31257551 (дата обращения 12.12.2013) .

Следует подчеркнуть, что УПК Р.С.Ф.С.Р. 1923 г. вплоть до 1961 г .

применялся не только на территории РСФСР, но и распространял свое регулятивное воздействие на уголовное судопроизводство в Киргизской ССР .

Анализ положений УПК Р.С.Ф.С.Р. 1923 г. в части регламентации специальных познаний показывает, что его установления еще не в полной мере отражали целостное представление об институте сведущих лиц, как о единой нормативной общности, одной из составных частей которой является судебная экспертиза. Это объясняется тем, что экспертами в ту пору называли всех сведущих лиц. Например, в ч. 2 ст. 192 УПК Р.С.Ф.С.Р. 1923 г. указано, что кроме дачи экспертных заключений, в случае необходимости, эксперты приглашаются и для участия в проводимых следователем осмотрах и освидетельствованиях. Судебно-медицинские эксперты привлекались не только, если возникала необходимость во вскрытии и паталогоанатомическом исследовании трупов, но и для участия в их осмотрах, а также освидетельствованиях потерпевшего, обвиняемого и в других случаях, где требовались специальные познания врача (ст. 193). Статья 64 УПК говорила о том, что лицо, вызываемое в качестве эксперта, обязано явиться и участвовать в осмотрах и давать заключения. Но при этом само участие эксперта в осмотрах и освидетельствованиях, согласно ст. 192 должно было регламентироваться правилами, изложенными в статьях 169-174 УПК Р.С.Ф.С.Р. 1923 г., где речь шла о правилах производства экспертизы в уголовном судопроизводстве .

Отсюда можно сделать вывод, что в уголовном процессе все сведущие лица, независимо, в каких формах они вовлекались в судопроизводство (проведение экспертизы или участие в следственных действиях), имели процессуальный статус эксперта. По мнению В. Н. Махова, анализировавшего ст. ст .

64, 192 и 193 УПК РСФСР 1923 г., осмотры и освидетельствования, проводимые сведущими лицами, являлись начальным этапом экспертизы57. М .

М. Гродзинский считал такие следственные действия особой формой экспер

<

Махов В. Н. Участие специалистов в следственных действиях. М., 1975. С. 4 .

тизы58. Р .

Д. Рахунов высказал противоположную точку зрения: «Участие эксперта в осмотре носит процессуальный характер, поскольку закон разрешает такое участие, но не является экспертизой» 59. Г. А. Атанесяном и А. М. Гольдманом было указано что законодательству, действовавшему до принятия кодексов 1959-1961 г.г., была известна лишь одна форма использования специальных знаний – экспертиза60. Существовали и точки зрения, что эксперты, участвуя в осмотрах и освидетельствованиях, осуществляют некую внепроцессуальную деятельность .

По мере развития и совершенствования судебно-следственной практики закрепленная в законе форма деятельности сведущих лиц и правовой режим экспертизы в определенной мере препятствовали внедрению современных методов и средств исследования, что диктовало необходимость расширения перечня процессуальных форм использования специальных знаний в законе и разработки их четкой нормативной регламентации .

Данная проблема была разрешена с принятием нового уголовно-процессуального законодательства союзных республик 1959-1962 г. г.61 – в законе появился новый термин «специалист». Он был закреплен в УПК большинства союзных республик, в том числе и Киргизии, кроме УПК Казахской ССР и Эстонской ССР. Появление в советском уголовном процессе самостоятельной, в отличие от эксперта, фигуры специалиста, всё равно оставляло ряд вопросов в части регламентации прав и обязанностей и конкретных форм его участия в процессе. В этой связи постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 декабря 1965 г. было предложено Гродзинский М. М. Сущность и формы экспертизы в советском уголовном процессе // Ученые записки Харьковского юридического института. Вып. 6. Харьков, 1955. С. 64 .

Рахунов Р. Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1953 .

С. 118 .

См.: Атанесян Г.А., Гольдман А. М. Формы применения специальных познаний и их развитие в советском уголовном процессе // Вестник московского университета. Серия 11, «Право». 1990. № 3. С. 35 .

На второй сессии Верховного Совета СССР пятого созыва 25 декабря 1958 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. В связи с этим Верховные Советы союзных республик привели свое законодательство в соответствие с этим основополагающим документом .

усовершенствовать деятельность следственных органов, поднять важность научных методов расследования шире применить научно-технические средства в следственной работе. В результате этого Президиумом Верховного Совета РСФСР 31 августа 1966 г. был принят Указ о внесении дополнений и изменений в УПК РСФСР62. В дальнейшем эти дополнения, в частности, и регламентировали деятельность специалиста на предварительном расследовании и в суде. Порядок участия в следственных действиях, права и обязанности специалиста были определены во введенной в УПК РСФСР ст. 133.1 и ряде других дополнений, «которые, впервые регламентировав в российском законодательстве статус специалиста, закономерно закрепили итог нормативного обособления в системе уголовно-процессуального права института судебной экспертизы, разграничили предмет правового регулирования института судебной экспертизы и института специалиста и установили пределы действия норм данных институтов»63 .

Описанные выше закономерности развития института сведущих лиц в уголовном судопроизводстве России имеют прямое и непосредственное значение для изучения истории использования специальных знаний при производстве по уголовным делам в Кыргызской Республике .

О предпосылках возникновения специальных знаний у древних кыргызов имеется мало сведений. Вместе с тем, сама история становления кыргызской государственности свидетельствует нам о том, что на Азиатском континенте, кыргызы являются одним из древнейших народов, являющиеся единственными из всех тюркских народов, кто сохранил свое первоначальное название национальности – «кыргыз». Истоки общетюркской и кыргызской государственности восходят к эпохе хунну (III-I век до н.э.) и получили свое дальнейшее развитие в процессе формирования самостоятельных госуУказ Президиумом Верховного Совета РСФСР 31 августа 1966 г .

Зайцева Е. А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства. М.: Юрлитинформ, 2010. С. 87 .

дарств Центральной Азии64. Подробное описание возникновения государства кыргызов на Енисее в своих трудах дал А. Н. Бернштам65 .

Соответственно, в системе политических институтов кыргызов у вершин власти стояли бийи и манапы 66, которые играли важную роль в разрешении как семейно-бытовых споров, так и уголовных преступлений и административных правонарушений67. Ч. Валиханов утверждал, что «бии никем формально не избираются и формально никем не утверждаются» 68. По мнению Г. С. Загряжского, «Киргиз, известный по своему уму, безукоризненной нравственности, справедливости, опытности в киргизском судопроизводстве, а, следовательно, и в знании киргизских обычаев, на основании которых производится суд и расправа у киргизов, именуется бием»69. В зависимости от компетенции суды биев условно дифференцируют как аильные (сельские), родовые и племенные70 .

Источниками же права у кыргызов в те времена являлись обычаи (обычное право – адат). «Эреже» – письменный источник права, состоявший из 113 параграфов и являвшийся «Малым сводом обычного права»71. «Эреже» служило руководством также для единоличных судов биев и для волостных съезСм. Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана. Т. II Сост.: К .

Ташбаева, Л. Ведутова. Бишкек: Айбек, 1998. С. 155-318 .

См.: Бернштам А.Н. К вопросу о происхождении киргизского народа // Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана. Т. 1. Бишкек, 1997. С. 491 .

Манапы - представители киргизской феодально-родовой аристократии, за которыми со стороны членов их рода признавалось право суда и предводительства в военное время (см.:

Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс]. М.: Советская энциклопедия. 1969 —1978. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/106325/%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D0% B0%D0 %BF%D1%8B (дата обращения: 29.12.2013) .

См.: Турсунбаева Н. С. Институт суда биев и его роль в совершенствовании норм обычного права кыргызов // Вестник КРСУ. 2014. Том 14. № 6. С. 154-156 .

Валиханов Ч. Избранные произведения. Алма-Ата, 1958. С. 215 .

Загряжский Г. С. О народном суде у кочевого населения Туркестанского края, по обычному праву. Материалы для статистки Туркестанского края. Ежегодник, вып. IV. СПб.,

1876. С. 193 .

См.: Асаналиева А. А. Производство следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики [Электронный ресурс]: дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. URL:

http://www.dissercat.com/content/proizvodstvo-sledstviya-v-ugolovnom-sudoproizvodstve-kyrgyzskoi-respubliki#ixzz2xte0XyUr (дата обращения 29.12.2013) .

См.: Зиманов С. З. Ереже – малые кодексы обычно-правовых норм // Древний мир права казахов: материалы, документы и исследования. Алматы, 2005. Т. 5. С. 119–120 .

дов биев при решении дел. Кроме того, с учетом того, что кыргызы исповедовали ислам, шариат являлся одним из основных источников права72 .

Добровольное вхождение в 1853 г. Северного Кыргызстана в состав Российской империи сопровождается изменениями института бийства, в частности, в области ограничения полномочий, где они наделяются исключительно судебными функциями. К 1865 г. в Северной Киргизии окончательно укрепилась власть царской России. В 1867 г. было образовано Туркестанское генерал-губернаторство с центром в Ташкенте .

До Октябрьской революции 1917 г. территория Киргизии была разделена между отдельными областями Туркестанского генерал-губернаторства .

Северная часть Киргизии входила в состав Семиреченской области (Пишпекский и Пржевальский уезды), Таласская долина – в состав Сыр-Дарьинской (Аулие-Атинский уезд), южная часть Киргизии – в состав Ферганской и Самаркандской областей (Андижанский, Ошский, Наманганский, Ходжентский уезды и Памирский район)73 .

На территории Кыргызского государства наряду с нормами обычаев начинает действовать законодательство Российской империи: Свод законов Российской империи 1832 г., Уставы 1864 г., Положение об управлении Туркестанским краем 1886 г., где Раздел 2 Главы 1 содержит в себе общие принципы судоустройства74: «Судебные установления в Туркестанском крае об

<

Э. Ж. Усекеев подчеркивает, что «до вхождения Кыргызстана в состав Российской имstrong>

перии у кыргызов действовали параллельно две системы права: обычное право – адат, распространенный среди кочевого населения и адаптированное к местным условиям мусульманское право – шариат, который внедрялся Кокандским ханством среди среди кыргызов, ведущего полуоседлый или оседлый образ жизни на юге Кыргызстана» (Усекеев Э. Ж. Типологические черты государства кыргызов до вхождения в состав Российской империи: влияние на характер и институты власти [Электронный ресурс] // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. 2013. URL: http://jurnal.org/articles/2013/filos9.html (дата обращения: 29.12.2013) .

См.: История Верховного суда [Электронный ресурс]. Официальный сайт Верховного суда Кыргызской Республики. URL: http://jogorku.sot.kg/ru/vs/o-vs/istoria (дата обращения: 29.12.2013) .

Свод Законов Российской Империи 1886 Июнь. 12 (3814) Положение об управлении Туркестанского края. [Электронный ресурс]. URL: http://constitutions.ru/?p=6677 (дата обращения 19.12.2013) .

разованы и действуют на основании правил, изложенных в Судебных Уставах Императора Александра II» .

С момента вхождения Киргизии в состав России суд биев как специальный судебный орган просуществовал, вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Тем не менее, согласно Положению «Об управлении Туркестанским краем», учреждалось несколько видов специальных и общих царских судов .

«К ним относились военно-судебные комиссии, судебно-административные органы, окружные суды, судебные отделы, областные правления, уездные и мировые суды»75 .

Также 2 июня 1898 г. Император Николай II утвердил «Временные правила о применении Судебных Уставов в областях Сырь-Дарьинской, Самаркандской, Ферганской, Семиреченской, Акмолинской, Семиплатинской, Уральской и Турганской»76. В 1900 г. издается новый проект УУС, в котором предусматривается раздел IV, где в главе 4 предложены «Особые правила для областей Туркестанского края, Акмолинской и Семипалатинской и ханств Бухарского и Хивинского», предусматривающие определенные изъятия из общего порядка производства и передачу производства по уголовным делам «в отношении инородцев и туземцев» «в их собственные суды»77. Соответственно, здесь можно судить об осуществлении кыргызского судопроизводства в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Империи при сохранении действия обычного права по ряду уголовных дел .

А в 1917-1920 гг. на территории Киргизии начали применять принятые ВЦИК РСФСР декреты, инструкции и положения. Так, 10 июля 1919 г. СНК РСФСР принял декрет «О революционном комитете по управлению Киргизским краем», где предписывалось народным судам руководствоваться в своей деятельности Декретом о суде, определялось изъятие из подсудности таких судов дел, подсудных революционным трибуналам, а в п. 15 отмечалось, Там же .

Собрание законов Российской Империи (1881-1993). Том 18. 1989. Ст. 15493. С. 389-399 .

Проект новой редакции Устава уголовного судопроизводства, составленный Высочайше учрежденною Коммисиею для пересмотра законоположений по судебной части. С-Петербург: Сенатская типография, 1900. С. 347 .

что «Дела между киргизами разрешаются народным судом, по существу дела по обычному праву»78 .

Первый советский УПК (1922 г., а потом в редакции 1923 г.), который был временно введён в действие на территориях Казахской, Киргизской, Карело-Финской, Литовской, Латвийской и Эстонской советских социалистических республик, просуществовал 27 лет до принятия нового уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г .

До 1936 г. в Киргизии как составной части РСФСР действовали кодексы и законодательство РСФСР. С образованием в 1936 г. Киргизской ССР начало развиваться республиканское законодательство и выпускаться собрание законов Киргизской ССР. Например, «Сборник законов Киргизской ССР и Указов Президиума Верховного Совета Киргизской ССР» (1938-49), изданный в 1950, 1957. В 1956 вышел в свет двухтомник «Хронологическое собрание законов Киргизской ССР, Указов Президиума Верховного Совета и постановлений Правительства Киргизской ССР», содержащий республиканские законодательные акты с 1926 по 1954 гг .

29 декабря 1960 г. был принят Закон Киргизской Советской Социалистической Республики «Об утверждении Уголовно-процессуального кодекса Киргизской ССР», который был введен в силу 1 мая 1961 г. В мае 1980 г. был издан Закон о судоустройстве Киргизской ССР. Вместе с тем, УПК Киргизской ССР действовал до 01.04.1998 г. 30 июня 1999 г. был принят Закон Кыргызской Республики № 63 «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики» 24 мая 1999 года .

В УПК РСФСР79 и УПК Киргизской ССР80 институт специальных знаний История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 19171954 гг.: сборник документов / под ред. С.А. Голунского. М., 1955. С .

103 .

См.: Законодательство об уголовном судопроизводстве Союза ССР и союзных республик. В двух томах. Том 1. М.: Юридическая литература, 1963. C. 879. В дальнейшем изложении – УПК РСФСР .

См.: Законодательство об уголовном судопроизводстве Союза ССР и союзных республик. В двух томах. Том 2. М.: Юридическая литература, 1963. С. 353-451. В дальнейшем изложении – УПК КССР .

получил дальнейшее развитие. Главы 16 УПК РСФСР и 15 УПК КССР специально посвящены регламентации производства экспертизы. В качестве положительного аспекта следует подчеркнуть, что оба кодекса содержали нормативное определение оснований назначения судебной экспертизы (в отличие от действующих в настоящее время УПК РФ и УПК КР) .

Так, ст. 78 УПК РСФСР закрепляла следующие основания: «необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле» .

Несколько иная формулировка содержалась в ст. 63 УПК КССР: «необходимы научные, технические или другие специальные знания». Представляется, что позиция законодателя, изложенная в ст. 63 УПК КССР, более взвешенная и соответствует насущным потребностям практики того периода и на современном этапе развития уголовно-процессуального законодательства. Перечень специальных знаний, отраженный в данной норме, является открытым, что можно расценить как довольно прогрессивный шаг (в условиях развития науки и техники и расширения сфер использования специальных знаний) .

Что касается оснований, закрепленных в ст. 78 УПК РСФСР, то они близки по содержанию положениям дореволюционного законодательства Российской Империи, на что мы ранее обращали внимание. Например, в ст .

212 Свода законов уголовных 1832 г. применялась терминология: «особые сведения или опытность в какой-либо науке, искусстве или ремесле». В ст .

112 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. упоминаются «специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-нибудь занятии» .

Дальнейший сопоставительный анализ показывает отличие уголовно-процессуальных кодексов этих двух советских социалистических республик в части регулирования процессуальных аспектов назначения и производства судебной экспертизы. В УПК КССР нет общей нормы о праве присутствия следователя при производстве экспертизы, которое закреплено в ст. 190 УПК РСФСР. Однако ч. 2 ст. 178 УПК КССР содержит императивное предписание о присутствии следователя при производстве судебно-медицинской экспертизы трупа, что, на наш взгляд, не совсем правильно с точки зрения организации следственной работы и работы судебно-медицинских учреждений (следователь должен по своему усмотрению определять необходимость такого присутствия) .

При этом в УПК КССР отсутствует и самостоятельная статья, раскрывающая сущность заключения эксперта как доказательства в главе, посвященной доказательствам. Нормы о заключении эксперта закреплены в ст. 66 «Эксперт», хотя, с точки зрения законодательной техники более правильным является прием, примененный в УПК РСФСР в ст. 80, где дается характеристика этого вида доказательств .

Вместе с тем, содержание заключения эксперта как доказательства раскрывается в положениях особенной части обоих УПК, в главах, посвященных судебной экспертизе (в УПК РСФСР это ст. 191, в УПК КССР – ст. 181). При этом, полагаем весьма ценным законодательное установление ст. 181 УПК КССР, согласно которому «Эксперт дает заключение по своему внутреннему убеждению, основанному на оценке результатов исследования, в соответствии с его специальными знаниями». В УПК РСФСР о внутреннем убеждении эксперта не упоминается .

Отличается и регламентация ответственности эксперта в связи с участием в деле. Так, согласно ст. 68 УПК КССР, эксперт, в случае неявки без уважительных причин по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, его отказа или уклонения от выполнения своих обязанностей без уважительных причин несет уголовную ответственность по ст. 189 УК КССР, а в случае дачи им заведомо ложного заключения – по ст. 188 УК КССР. Однако ст. ст. 82 и 73 УПК РСФСР предусматривает за неявку эксперта без уважительной причины привод и денежное взыскание в размере до одной третьей минимального размера оплаты труда, налагаемое судом. Полагаем, что эти меры процессуального воздействия на эксперта более адекватные, по сравнению с установлениями УПК КССР и УК КССР .

Весьма прогрессивной для того времени выглядит новелла УПК КССР о комплексной экспертизе: в ч. 3. ст. 63 «Экспертиза» отмечается, что «Для разрешения вопросов, относящихся к компетенции различных отраслей науки и техники, в необходимых случаях назначается комплексная экспертиза, поручаемая комиссии из соответствующих экспертов». Такого положения в УПК РСФСР не было .

Понятие сведущего лица в уголовном процессе

Теги: Процессуальный, статус, сведущего, лица, , привлекаемого, следователем, (судом), для, участия, в, следственных, (судебных), действиях, для, содействия, в, собирании, , исследовании, , оценке, и, использовании, доказательств, , определяется, как, «…»,


Экстренная помощь студентам ВСЕГО 200/тест sdamtestsam.ru
ОтветыНаТесты.ру - Найди ответ здесь! © 2019

отдельно от участия сведущих лиц в иных процессуальных действиях. Эксперт сохранил его прежним, а сведущее лицо, привлекаемое следователем при производстве следственных действий, приобрело новый статус.

Понятие специалиста и формы его участия в уголовном процессе


Специалист - участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе уголовного дела, наделенный определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

К числу лиц, обладающих специальными знаниями и имеющими право их применять в рамках уголовного судопроизводства, Уголовно-процессуальный кодекс РФ относит специалиста (ст. 58) и эксперта (ст. 57).

Специалистом признается "лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию" (ч. 1 ст. 58 УПК РФ).

Эксперт, согласно ч. 1 ст. 57 УПК РФ, "лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения".

Таким образом, применять специальные знания для решения некоторых вопросов в рамках уголовного судопроизводства могут только лица, обладающие процессуальным статусом эксперта или специалиста. В научной литературе высказано мнение о том, что лиц, применяющих специальные знания в уголовном судопроизводстве, следует объединить понятием "сведущие лица"*(1). При этом сведущим лицом следует признавать "лицо, не заинтересованное в исходе дела и обладающее специальными знаниями, которое привлекается сторонами и судом к участию в уголовном судопроизводстве для содействия в установлении обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством"*(2), и выделять следующие категории сведущих лиц: а) сведущий свидетель - сведущее лицо, не осведомленное о данных предварительного расследования и привлекаемое для дачи показаний в порядке ч. 4 ст. 80 УПК РФ; б) специалист - сведущее лицо, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке ст. 58 УПК РФ и к даче заключения в порядке ч. 3 ст. 80 УПК РФ; в) эксперт - сведущее лицо, привлекаемое для производства судебной экспертизы и дачи заключения в порядке ст. 57 УПК РФ, а также для дачи показаний в порядке ч. 2 ст. 80 и ст. 205 УПК РФ*(3).

Следует поддержать мнение о том, что понятия "сведущее лицо" и "специалист" не тождественны*(4), поскольку понятием "сведущие лица" охватываются все лица, обладающие специальными знаниями и применяющие их в уголовном судопроизводстве, а специалист лишь один из них (лиц). Однако выделение в качестве самостоятельной процессуальной фигуры сведущего свидетеля, а также выведение за рамки процессуального статуса специалиста педагогов и психологов представляется излишним. Понятие "сведущие лица", характерное для дореволюционного российского уголовно-процессуального законодательства, в настоящее время полностью соответствует понятию "лицо, обладающее специальными знаниями". Поэтому к числу сведущих лиц (лиц, обладающих специальными знаниями) следует относить экспертов и специалистов. Что касается педагогов и психологов, определенных в ст. 191, 280, 425 УПК РФ, привлекаемых в обязательном порядке для проведения отдельных следственных действий либо для участия в судебном заседании, то отдельные авторы склоняются к мысли, что упоминание педагогов и психологов в УПК РФ лишь уточнение профессии лиц, являющихся специалистами*(5). Более того, А.А. Новиков, например, допускает, что в качестве специалиста можно рассматривать не только педагога и психолога, но и переводчика, указывая, что все эти лица являются лицами сведущими, и, "следовательно, возможность их участия в уголовном судопроизводстве, их процессуальное положение, определяющее их права и обязанности, должны быть единообразны"*(6). Он отмечает, что все лица, обладающие специальными знаниями, участвующие в уголовном судопроизводстве и по своему процессуальному статусу отличающиеся от эксперта, в уголовном судопроизводстве России могут быть объединены в одну процессуальную фигуру - специалист*(7).

А.В. Константинов, признавая наличие у педагога, психолога, переводчика и специалиста общих черт, наоборот, считает, что "указанные лица являются самостоятельными фигурами уголовного судопроизводства, со своими правами и обязанностями, которые, хотя очень близки и созвучны правам и обязанностям специалиста, но закреплены в уголовно-процессуальном законе в отдельных специальных нормах"*(8). Однако следует отметить, что приведенное утверждение справедливо лишь по отношению к переводчику.

Представляется, что распространение на педагогов и психологов процессуального статуса специалиста возможно, поскольку они являются единственными участниками уголовного судопроизводства, которые упоминаются в УПК РФ без определения их процессуального статуса. Они не выделены в качестве самостоятельных участников уголовного судопроизводства ни в одной из глав разд. II УПК РФ, в то же время в ст. 191, 280 и 425 говорится об обязательном участии указанных лиц в допросе несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Такое законодательное решение, по-видимому, означает рассмотрение привлечения педагогов и психологов в уголовное судопроизводство как разновидность участия в нем иного субъекта. Участие в уголовном судопроизводстве педагогов и психологов, на наш взгляд, обусловлено тем, что они:

- обладают специальными знаниями (профессиональными знаниями в области педагогики либо психологии, профессиональными навыками и опытом работы с несовершеннолетними);

- привлекаются с целью содействия установлению истины по делу.

Необходимо отметить, что ряд других участников также содействуют своим участием в судопроизводстве установлению истины по делу, однако педагог и психолог (как и специалист), в отличие от свидетеля, обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего, не обладают информацией о совершенном преступлении, не присутствовали в момент его совершения, но в силу наличия у них профессиональных знаний могут содействовать следователю, прокурору, суду в установлении определенных обстоятельств.

Поскольку участие специалиста в уголовном процессе обусловлено теми же причинами, вполне логично распространить понятие "специалист" на педагогов и психологов, привлекаемых в рамках уголовного судопроизводства для проведения отдельных следственных действий либо для участия в судебном заседании.

Что касается фигуры переводчика, то его процессуальный статус как участника уголовного судопроизводства определен в ст. 59 УПК РФ и отличен от процессуального статуса эксперта и специалиста. Кроме того, единственная цель привлечения лица, свободно владеющего каким-либо языком, - обеспечение реализации права, предусмотренного ст. 18 УПК РФ для иных участников уголовного судопроизводства, не владеющих русским языком. Функции переводчика не соответствуют функциям специалиста: переводчик фактически оказывает помощь не столько назначившему его следователю, дознавателю, суду, сколько участнику уголовного судопроизводства, не владеющему языком, на котором оно ведется. Деятельность специалиста, напротив, направлена на оказание содействия тем лицам, которые привлекают его к участию в уголовном судопроизводстве. В связи со сказанным распространение понятия и процессуального статуса специалиста на переводчика не представляется возможным.

Прежде чем перейти к рассмотрению понятия "специалист" и выявлению основных признаков, позволяющих считать лицо, участвующее в уголовном судопроизводстве, специалистом, следует остановиться на соотношении уголовно-процессуальных категорий "специалист" и "эксперт". Как эксперт, так и специалист - "лицо, обладающее специальными знаниями" (п. 1 ст. 57 и п. 1 ст. 58 УПК РФ). Участие в уголовном судопроизводстве эксперта и специалиста осуществляется в порядке, установленном УПК РФ. Различия в процессуальных фигурах специалиста и эксперта касаются их процессуального статуса, в первую очередь функций, порядка оформления и процессуального значения результатов их работы. С лингвистической точки зрения понятия "эксперт" и "специалист" также соотносятся как часть и целое: "специалист (лат. specialis - особый) - человек, обладающий специальными знаниями и навыками в какой-либо отрасли производства, науки, техники, искусства и т.д."; "эксперт (лат. expertus - опытный) - специалист в какой-либо области, проводящий экспертизу"*(9). Таким образом, эксперт также является специалистом, с более четко очерченным кругом функций, и его привлечение на всех стадиях уголовного судопроизводства возможно только для производства экспертизы и оформления ее результатов в соответствии с требованиями законодательства.

В научной литературе специалист как участник уголовного судопроизводства определяется как "не заинтересованное в деле лицо, обладающее опытом и специальными знаниями, отсутствующими у иных участников уголовного судопроизводства либо представляющими сложность в их применении и не относящимися к знаниям уголовного и уголовно-процессуального права, привлекаемое к участию в следственных и иных процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию"*(10); "лицо независимое, компетентное, не заинтересованное в исходе дела, обладающее специальными познаниями и навыками, привлекаемое к участию в процессуальных и следственных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, посредством дачи показаний в качестве специалиста, дачи заключения специалиста, составления письменных справок и документов"*(11); "лицо, обладающее специальными познаниями, привлекаемое по инициативе сторон и суда к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов; применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела; постановке вопросов эксперту, разъяснения или уточнения представленного им акта путем допроса специалиста, проведенного после его получения; содействия при назначении судебной экспертизы; участия в производстве документальных проверок и ревизий, а также разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию"*(12); "лицо, обладающее специальными знаниями, приемами и навыками их применения, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств и сведений, имеющих доказательственное значение, применении научно-технических средств в проведении предварительных исследований, для формулирования вопросов эксперту, а также для разъяснения участникам уголовного судопроизводства вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию"*(13).

Для определения понятия "специалист" необходимо выделить ключевые признаки, характеризующие специалиста. В научной литературе признаками специалиста (критериями отграничения от иных участников судопроизводства) называются: принадлежность к сведущим лицам, профессиональный критерий, процессуальное предназначение, перечень следственных действий, проводимых с участием лица, процессуальный статус, содержательная сторона участия в судопроизводстве, возрастной критерий, незаинтересованность в исходе дела как критерий допустимости участия в судопроизводстве, отношения с другими участниками процесса*(14).

Представляется, что некоторые из перечисленных критериев дублируют друг друга (в частности, принадлежность к сведущим лицам и профессиональный критерий, незаинтересованность в исходе дела и отношения с другими участниками процесса), а иные предложенные критерии неприменимы в силу их опосредованного включения в другие, фактической неприменимости, а в некоторых случаях и противоречия законодательству. Так, например, установление возрастного критерия представляется излишним, поскольку наличие у лица специальных знаний предполагает получение им соответствующего образования, опыта, навыков работы по специальности, в силу чего несовершеннолетние лица объективно не могут выступать в качестве специалистов, установление же иных возрастных ограничений противоречит процессуальному законодательству, не устанавливающему возрастных порогов для лиц, привлекаемых к участию в уголовном судопроизводстве. Установление критерия перечисления следственных действий, проводимых с участием лица, также нецелесообразно, поскольку следователь, дознаватель и суд могут привлекать специалиста к участию в любых следственных действиях (ст. 168 УПК РФ) и законодательного запрета на привлечение специалиста к участию в тех следственных действиях, для которых не установлено его обязательное участие, нет.

Более целесообразным выглядит подход к определению признаков специалиста Е.П. Гришиной и И.В. Абросимова. По их мнению, специалист "обладает следующими свойствами: 1) принадлежит к сведущим лицам (понятие "специалист" относится к слову "сведущий" как часть к целому); 2) имеет специальные знания в определенной области науки, культуры, искусства, техники, ремесла, носящие неправовой характер и необходимые для установления обстоятельств, имеющих значение для дела; 3) имеет навыки применения специальных знаний в силу профессионального или жизненного опыта; 4) призывается по причине невозможности (из-за прямого правового запрета) применения знаний и навыков специалиста непосредственно следователем, дознавателем, прокурором, судьей; 5) привлекается лицом, ведущим процесс, для участия в раскрытии или расследовании преступления; 6) независим и не заинтересован в определенном исходе дела; 7) организационно, функционально и юридически обособлен от других участников процесса (не может быть обвиняемым, потерпевшим, следователем, дознавателем, судьей, прокурором в одном лице и по одному делу)"*(15). Предложенные критерии соответствуют уголовно-процессуальному законодательству и в первую очередь характеризуют специалиста как самостоятельную фигуру - участника уголовного судопроизводства. Однако в предложенном перечне отсутствует указание на процессуальный порядок привлечения специалиста и на особенности выполняемых им в уголовном судопроизводстве функций.

Таким образом, следует выделить такие признаки (критерии отграничения специалиста от иных участников судопроизводства):

1) специалист является лицом, обладающим специальными знаниями. Некоторые авторы видят разницу между экспертом и специалистом в объеме специальных знаний, которыми лицо должно обладать. Так, Э.Б. Мельникова указывала, что "если эксперт-трасолог проводит сложное идентификационное исследование обуви и следа, то от специалиста требуется только умение зафиксировать след обуви"*(16). Аналогичного мнения придерживается и В.Н. Махов: "Задачи, решаемые специалистами при участии в следственных действиях, иногда требуют специальных знаний не столь высокого уровня, как при производстве экспертиз"*(17). Однако, как верно отмечает Л.М. Исаева, "именно такая позиция приводит к полному игнорированию квалификации специалиста при привлечении его к участию в следственных действиях"*(18). Следует заметить, что нельзя отождествлять объем специальных знаний, которыми лицо обладает, с объемом применяемых специальных знаний в каждом конкретном случае. На практике встречаются случаи, когда, например, подделка документа или денежного знака настолько груба, что видна и невооруженным глазом лицу, не обладающему специальными знаниями, и экспертные исследования не требуют уникальных знаний и могут быть выполнены даже специалистами со средне-специальным образованием. Кроме того, в УПК РФ определены четыре направления деятельности специалиста в уголовном судопроизводстве. Действительно, для содействия в обнаружении и фиксации следов и предметов объем знаний специалиста может не соответствовать объему знаний эксперта, но для оказания помощи в постановке вопросов эксперту специалист должен знать сущность предполагаемой экспертизы, применяемые методики, возможности получаемых результатов, т.е. объем его специальных познаний должен быть близок к познаниям эксперта;

2) он не заинтересован в исходе уголовного дела. Это обязательное условие, поскольку от его соблюдения зависит объективность заключения специалиста, в связи с чем оно должно быть предусмотрено в УПК РФ. Незаинтересованность лица в исходе уголовного дела решается до его привлечения в качестве специалиста следователем посредством выяснения отношения к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и другим участникам уголовного судопроизводства, исключения факта служебной или иной зависимости от них или от их представителей. В УПК РФ возможность привлечения специалиста дана и защитнику, однако не регламентировано, в каком порядке решается вопрос о незаинтересованности лица, привлекаемого в качестве специалиста. Представляется, что ответственность за выяснение вопросов незаинтересованности в исходе уголовного дела привлекаемого специалиста должна лежать на привлекающей его стороне;

3) привлекается в соответствии с процессуальными нормами теми участниками уголовного судопроизводства, которые наделены таким правом (дознавателем, следователем, защитником, судом). В настоящее время порядок привлечения лица, обладающего специальными знаниями, не прописан в уголовно-процессуальном законодательстве, что существенно затрудняет решение многих процессуальных вопросов, связанных с привлечением обладающего специальными знаниями лица в качестве специалиста;

4) представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, обладающую определенным процессуальным статусом. Процессуальный статус специалиста обусловлен его целями, задачами, функциями и принципами участия специалиста в уголовном судопроизводстве и представляет собой совокупность прав, обязанностей, процессуальных гарантий и ответственности специалиста, позволяющих провести отграничение от иных участников уголовного судопроизводства;

5) не может выступать в качестве иного участника уголовного судопроизводства по делу, по которому привлечен в качестве специалиста. Очевидно, что специалист "не может быть обвиняемым, потерпевшим, следователем, дознавателем, судьей, прокурором в одном лице и по одному делу"*(19). Однако следует особо отметить, что ранее в соответствии с УПК РСФСР от 27 октября 1960 г.*(20) (ст. 67) лицо, привлекаемое в качестве специалиста, не могло быть в рамках этого же дела привлечено как эксперт, даже если отвечало всем требованиям, предъявляемым к эксперту как участнику уголовного судопроизводства. В настоящее время ст. 70 УПК РФ не предусматривает в качестве основания для отвода эксперта его участие в качестве специалиста в производстве по данному уголовному делу;

6) принимает участие в следственных действиях, рассмотрении уголовного дела судом и в иных стадиях уголовного судопроизводства;

7) осуществляет свою деятельность только по следующим направлениям:

- разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию,

- постановка вопросов эксперту,

- оказание содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела,

- оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов. Последнее направление деятельности специалиста в рамках уголовного судопроизводства требует расширительной трактовки, поскольку специалист может оказать содействие не только в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, но и иных доказательств, в частности, помочь следователю в формулировании вопросов при допросе свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Поэтому данное направление деятельности в УПК РФ следует определить как оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

В научной литературе также предложены критерии определения невозможности привлечения лица, обладающего специальными познаниями, для участия в уголовном судопроизводстве. Так, Б.М. Бишманов указывает, что "лицо не может быть приглашено в качестве специалиста в случаях:

1) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу,

2) наличия неснятой или непогашенной судимости,

3) наличия гражданства иностранного государства, за исключением случаев, если данный вопрос урегулирован на взаимной основе межгосударственными соглашениями"*(21).

Данные критерии выделены вполне обоснованно, тем не менее они не дают представления об особенностях специалиста и не могут быть положены в основу отграничения специалиста от иных участников судопроизводства, поскольку в равной степени могут служить критериями непривлечения лица в качестве эксперта, а также вполне применимы и для иных участников судопроизводства.

Таким образом, специалист - участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе уголовного дела, наделенный определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Сформулированное определение понятия "специалист" наиболее полно отражает признаки, обязательные для наделения лица подобным процессуальным статусом, в связи с чем следует внести изменения в ч. 1 ст. 58 УПК РФ, изложив ее в предложенной редакции.

В рамках уголовного судопроизводства по одному делу может быть задействовано значительное количество специалистов различного профиля. Все специалисты, привлекаемые в рамках производства по уголовному делу, могут быть классифицированы в зависимости от:

а) особенностей применяемых ими познаний - обладающие традиционными и обладающие уникальными знаниями;

б) способа приобретения знаний - специалисты, обладающие знаниями в силу принадлежности к определенной профессии, в силу уникальных способностей и жизненного опыта, особенностей национальной культуры и т.д.;

в) субъекта, привлекающего лицо в качестве специалиста, - привлекаемые следователем, дознавателем, судом либо защитником специалисты;

г) оснований привлечения - привлекаемые в обязательном порядке в силу прямого указания УПК РФ (например, при осмотре трупа - ч. 1 ст. 178 УПК РФ) и привлекаемые следователем (дознавателем) по собственной инициативе (ч. 2 ст. 168 УПК РФ), а также судом по ходатайству сторон (ч. 4 ст. 271 УПК РФ). Необходимо отметить, что обязательное участие специалиста в следственном или судебном действии не исключает участия в этих же действиях иных специалистов. В частности, при осмотре трупа обязательно участие медика, однако, как правило, в производстве указанного следственного действия принимает участие и криминалист, а в отдельных случаях, в зависимости от конкретных обстоятельств, и иные специалисты;

д) частоты привлечения в качестве специалиста - постоянно и разово привлекаемые специалисты.

Так, наиболее часто привлекаемыми специалистами, участие которых необходимо в производстве по большинству категорий уголовных дел, являются криминалисты и медики, которые, как правило, сначала участвуют в следственных действиях в качестве специалистов, а затем им поручается производство экспертизы и они выступают в ином процессуальном статусе;

е) направления деятельности в рамках производства по уголовному делу - оказывающие содействие в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, специалисты, привлекаемые для постановки вопросов эксперту, и специалисты, разъясняющие сторонам и суду вопросы, входящих в их профессиональную компетенцию.

В заключении исследования вопроса о понятии и признаках специалиста как участника уголовного судопроизводства сделаем ряд выводов.

1. Поскольку участие в уголовном судопроизводстве педагогов и психологов обусловлено теми же причинами, что и участие специалиста, целесообразно распространить понятие "специалист" на педагогов и психологов, привлекаемых в рамках уголовного судопроизводства к проведению отдельных следственных действий либо к участию в судебном заседании.

2. Эксперт также является специалистом, но с более четко очерченным кругом функций, и его привлечение на всех стадиях уголовного судопроизводства возможно лишь для производства экспертизы и оформления ее результатов в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

3. Специалист как участник уголовного судопроизводства обладает следующими признаками:

- является лицом, обладающим специальными знаниями;

- не заинтересован в исходе уголовного дела;

- привлекается в соответствии с процессуальными нормами теми участниками уголовного судопроизводства, которые наделены таким правом;

- представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, обладающую определенным процессуальным статусом;

- не может выступать в качестве иного участника уголовного судопроизводства по делу, по которому привлечен как специалист;

- принимает участие в следственных действиях, рассмотрении уголовного дела судом и в иных стадиях уголовного судопроизводства;

- осуществляет свою деятельность только по следующим направлениям: разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, постановка вопросов эксперту, оказание содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

4. Такое направление деятельности специалиста в рамках уголовного судопроизводства, как "оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов", требует расширительной трактовки, поскольку специалист может оказывать содействие не только в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, но и иных доказательств.

5. Часть 1 ст. 58 УПК РФ следует изложить в следующей редакции: "Специалист - участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе уголовного дела, наделенный определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию".

6. В основу классификации специалистов, привлекаемых к участию в уголовном судопроизводстве, могут быть положены следующие критерии: особенности применяемых знаний; способ приобретения специальных знаний, которыми они обладают; привлекающий их для участия в судопроизводстве субъект; основания привлечения; частота привлечения к участию в судопроизводстве; направление деятельности в рамках производства по уголовному делу.


Библиографический список:


1. Бишманов Б.М. О процессуальной фигуре специалиста // Вестник ОГУ. 2003. N 6. С. 54.

2. Бородкина Т.Н. Реализация процессуального статуса специалиста на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7, 8, 13.

3. Гришина Е.П., Абросимов И.В. Специалист как сведущее лицо и участник процесса доказывания в уголовном судопроизводстве // Современное право. 2005. N 8. С. 52, 53.

4. Исаева Л.М. Специалист в уголовном судопроизводстве. М.: ВНИИ МВД России, 2004. С. 47.

5. Константинов А.В. Процессуальные и организационные проблемы участия специалиста в уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 16.

6. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 1993. С. 20.

7. Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных действиях. М.: Юридическая литература, 1964. С. 16.

8. Новиков А.А. Институт специалиста в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2007. С. 15.

9. Саксин С.В. Процессуальные и криминалистические проблемы совершенствования деятельности специалиста на предварительном следствии: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2006. С. 8.

10. Селина Е.В. Применение специальных познаний в российском уголовном процессе: Дисс. ... докт. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 11.

11. Словарь иностранных слов. Изд. 7-е, перераб. и доп. М.: Русский язык, 1980. С. 478, 588.

12. Трапезникова И.И. Специальные знания в уголовном процессе России (Понятие, признаки, структура): Дисс. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 9, 10.

13. Торбин Ю.Г. Теоретические и прикладные проблемы обнаружения и использования в уголовном судопроизводстве следов и особых примет на живых лицах: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 43, 44.

14. Ушаков А.Ю. Участие специалиста в расследовании экономических преступлений: уголовно-процессуальные аспекты: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2008. С. 16.

15. Шапиро Л.Г. Специальные знания в уголовном судопроизводстве и их использование при расследовании преступлений в сфере экономической деятельности: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 14.


А.Э. Денисов,

старший помощник Одинцовского городского прокурора Московской области,

аспирант заочной формы обучения Академии

Генеральной прокуратуры Российской Федерации


"Образование и право", N 3, март 2010 г.


-------------------------------------------------------------------------

*(1) См.: Шапиро Л.Г. Специальные знания в уголовном судопроизводстве и их использование при расследовании преступлений в сфере экономической деятельности: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 14; Трапезникова И.И. Специальные знания в уголовном процессе России (Понятие, признаки, структура): Дисс. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 9, 10; Селина Е.В. Применение специальных познаний в российском уголовном процессе: Дисс. ... докт. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 11.

*(2) Шапиро Л.Г. Указ. соч. С. 14.

*(3) Там же. С. 14, 25-27.

*(4) См.: Гришина Е.П., Абросимов И.В. Специалист как сведущее лицо и участник процесса доказывания в уголовном судопроизводстве // Современное право. 2005. N 8. С. 52, 53.

*(5) См.: Новиков А.А. Институт специалиста в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2007. С. 15; Бородкина Т.Н.

Реализация процессуального статуса специалиста на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 13; Саксин С.В. Процессуальные и криминалистические проблемы совершенствования деятельности специалиста на предварительном следствии: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2006. С. 8.

*(6) Новиков А.А. Указ. соч. С. 16.

*(7) Там же. С. 16.

*(8) Константинов А.В. Процессуальные и организационные проблемы участия специалиста в уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 16.

*(9) Словарь иностранных слов. Изд. 7-е, перераб. и доп. М.: Русский язык, 1980. С. 478, 588.

*(10) Новиков А.А. Указ. соч. С. 7.

*(11) Ушаков А.Ю. Участие специалиста в расследовании экономических преступлений: уголовно-процессуальные аспекты: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2008. С. 16.

*(12) Бородкина Т.Н. Реализация процессуального статуса специалиста на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7, 8.

*(13) Торбин Ю.Г. Теоретические и прикладные проблемы обнаружения и использования в уголовном судопроизводстве следов и особых примет на живых лицах: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 43, 44.

*(14) См.: Константинов А.В. Процессуальные и организационные проблемы участия специалиста в уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 16.

*(15) Гришина Е.П., Абросимов И.В. Указ. соч. С. 54.

*(16) Мельникова Э.Б. Участие специалиста в следственных действиях. М.: Юридическая литература, 1964. С. 16.

*(17) Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 1993. С. 20.

*(18) Исаева Л.М. Специалист в уголовном судопроизводстве. М.: ВНИИ МВД России, 2004. С. 47.

*(19) Гришина Е.П., Абросимов И.В. Указ. соч. С. 54, 55.

*(20) Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. N 40. Ст. 592.

*(21) Бишманов Б.М. О процессуальной фигуре специалиста // Вестник ОГУ. 2003. N 6. С. 54.


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

по праву и юриспруденции на тему «Специалист как участник уголовного судопроизводства»

?На правах рукописи

004600705 ДЕНИСОВ АЛЕКСАНДР ЭДУАРДОВИЧ

СПЕЦИАЛИСТ КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Специальность 12.00 09 -уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

1 5 ДП Р 23^

Москва-2010

004600705

Диссертация выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации»

Научный руководитель

Официальные оппоненты

Ведущая организация

заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Торбин Юрий Григорьевич

доктор юридических наук, профессор Егоров Николай Николаевич

кандидат юридических наук, доцент Маматов Валерий Георгиевич

Московская академия экономики и права

Защита состоится 29 апреля 2010 г в 14 ч 00 мин на заседании диссертационного совета Д 170 001 02 Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу 123022, г Москва, ул 2-я Звенигородская, д 15

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу 123022, г Москва, ул 2-я Звенигородская, д 15

С электронной версией автореферата можно ознакомиться на официальном сайте Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации http //www agprf org/aspirant/dis-sovet-1 html

Автореферат разослан «_» марта 2010 г

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор юридических наук, профессор

С В Скляров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

В условиях современной экономической, политической и социальной ситуации в России развитие криминальных процессов и явлений достигает такого уровня, который препятствует позитивному развитию общества и государства в целом На фоне снижения благосостояния населения, обострения социальных, расовых, национальных и религиозных конфликтов сохраняется чрезвычайно высокий уровень общеуголовной преступности и наблюдается рост иных ее форм Так, по данным Министерства внутренних дел Российской Федерации, в 2007 году зарегистрировано 3582,5 тыс преступлений, из которых 1863,9 тыс остались нераскрытыми (причем 25,1% нераскрытых составляют тяжкие и особо тяжкие преступления)', в 2008 году - 3209,9 тыс преступлений, из которых не раскрыто 1479,5 тыс (из них 25,5 % тяжких и особо тяжких преступлений)2, в первом полугодии 2009 г - 1574,6 тыс преступлений, из которых нераскрытыми остались 610,4 тыс (26,7 % из них -тяжкие и особо тяжкие)3 Следует особо отметить, что значительная часть зарегистрированных преступных посягательств связана с использованием новейших методов и достижений научно-технического прогресса - это преступления экономической направленности (459,2 тыс преступлений в 2007 г, 448,8 тыс - в 2008 г. и 283,9 тыс - в первом полугодии 2009 г), преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (231,2 тыс преступлений в 2007 г, 232,6 тыс - в 2008 г, 126,7 тыс. - в первом полугодии 2009 г) и незаконным оборотом оружия (30,2 тыс преступлений в 2007 г, 31,9

1 См Краткая характеристика состояния преступности за январь-декабрь 2007 г // Официальный сайт МВД России, http //www mvd ni/content/l 1/10000033/10000147/5194/ (дата обращения 08 02 2008)

См Краткая характеристика состояния преступности за январь-декабрь 2008 г // Официальный сайт МВД России, http //www mvd ru/content/l 1/10000148/10000230/6L66/ (дата обращения 20 02 2009)

См Краткая характеристика состояния преступности за январь-июнь 2009 г // Официальный сайт МВД России, http //www mvd ш/status/10000231/10000277/6674/ (дата обращения 13 07 2009)

тыс - в 2008 г, 20,6 тыс - в первом полугодии 2009 г) Таким образом, для выполнения одной из основных государственных задач - защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан, собственности, интересов общества и государства от преступных посягательств - в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений крайне необходимо использование современных средств и методов, которые превышают техническую оснащенность чиц, совершающих посягательства В связи с этим к участию в уголовном судопроизводстве привлекаются лица, обладающие специальными знаниями, способные оказать техническую, консультативную и иную помощь лицам, ведущим расследование, - специалисты и эксперты

Отечественное законодательство с принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации4 в 2001 году создало необходимые предпосылки для привлечения специалистов с целью оказания помощи при производстве по уголовным делам Тем не менее новеллы процессуального законодательства, касающиеся статуса специалиста, вызывают дискуссии теоретического плана и трудности практического их применения Внесенные в УПК РФ в 2003 году изменения и дополнения упрочили процессуальное положение специалиста и возвели даваемые им заключения и показания в ранг доказательств Вместе с тем специалист практически не привлекается к процессу доказывания, а в случае участия не может полностью реализовать свои возможности ввиду отсутствия определенности положений законодательства, регламентирующих его процессуальный статус В частности, теоретические и практические проблемы определения содержания заключения специалиста, сущности и предмета показаний специалиста, процессуального порядка получения заключения и показаний специалиста и их взаимосвязи обусловливают крайне редкое обращение следствия и суда к специалисту как источнику информации из области специальных знаний

Безусловно, введение в уголовное судопроизводство самостоятельной фигуры специалиста в значительной степени способствует укреплению

4 Далее-УПК РФ

позиций принципа состязательности, однако расширение перечня функций специалиста вкупе с нечеткой законодательной регламентацией порядка их реализации приводит к возникновению массы трудностей практического плана, связанных с применением новелл законодательства о возможностях использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве На практике все чаще предпринимаются попытки противопоставить заключение специалиста, полученное стороной защиты, заключению судебной экспертизы с целью опровержения ее выводов. Подобная тенденция обусловлена тем обстоятельством, что привлечение специалиста как форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве в настоящее время не имеет четких рамок и отсутствуют строго определенные критерии ее отграничения от судебной экспертизы по уровню исследования фактических обстоятельств дела и используемых методов

В связи с изложенным представляется, что исследование проблем использования специальных знаний, привтечения специалиста к участию в уголовном судопроизводстве, реализации процессуального статуса специалиста является весьма актуальным, поскольку направлено на дальнейшее совершенствование законодательной регламентации и практики использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе привлечения специалиста как лица, обладающего специальными знаниями, для участия в уголовном судопроизводстве

Предметом исследования являются уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие привлечение специалиста для участия в уголовном судопроизводстве, и практика их применения

Целью исследования является раскрытие на основе комплексного системного анализа особенностей использования специальных знаний специалиста посредством его участия в уголовном судопроизводстве, выявление специфики и пробелов законодательного регулирования участия специалиста в производстве по уголовному делу

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач

1 Определить понятие «специальные знания» и выявить признаки, характеризующие знания как специальные для целей уголовного судопроизводства

2 Определить понятие «специалист» и проанализировать признаки специалиста как участника уголовного судопроизводства

3. Раскрыть основные этапы становления института участия специалиста в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве

4 Изучить формы и виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве и выявить критерии их разграничения

5 Проанализировать процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве и выявить формирующие его основаьия

6 Выявить особенности заключения специалиста и показаний специалиста как самостоятельных источников доказательств

7. Проанализировать практику применения заключения и показаний специалиста для принятия итоговых процессуальных решений

8. Разработать конкретные предложения и рекомендации по развитию и совершенствованию уголовно-процессуальных и уголовно-правовых норм об участии специалиста в уголовном судопроизводстве

Степень научной разработанности темы

Теоретические основы участия специалиста в уголовном судопроизводстве неоднократно анализировались отечественными и зарубежными учеными-юристами

Общетеоретической основой исследования участия специалиста в уголовном судопроизводстве послужили труды российских и зарубежных ученых в области философии, общей теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального права, таких как Р С Белкин, П А Лупинская, С В Познышев, Е Р Российская, В Случевский, А Б Соловьев, И Н Сорокотягин, Ю Г Торбин, И Я Фойницкий

Об истории становления и развития института специалиста в отечественном уголовном процессе писали и пишут многие авторы, такие как Е Ф. Буринский, М М Гродзинский, Я М. Мазунин, В Н Махов, Е В Селина

Основу диссертационного исследования составили работы современных авторов о сущности и содержании специальных знаний и форм их использования в уголовном судопроизводстве В Д Арсеньева, О М Головань, С Г Еремина, В Г. Заблоцкого, Л М Исаевой, Т.В Петровой, ИИ Трапезниковой, Л Г. Шапиро, А А Эксархопуло.

Особенности заключения и показаний специалиста как источников доказательств нашта отражение в работах А И Вельского, ТВ Аверьяновой, В И Зажицкого, Ю Г Корухова, И Овсянникова, А Н Петрухиной, ДВ Попова, О В Хитровой

Вопросы, связанные с широким использованием специальных знаний в форме участия специалиста в уголовном судопроизводстве приобрели особую актуальность в современный период В связи с этим следует отметить работы И В Абросимова, П. Воробьева, Е П. Гришиной, Е А Зайцевой, Ю Ф Закурдаева, Ю С Лаптиева, Ю Орлова, О Темираева, М Шалумова

Специально отметим работы А А Давлетова, Ю А. Калинкина, В М Катревича, А В. Константинова, А.А Макарьина, А А. Новикова, А Ю Ушакова, К Б Брушковского, непосредственно исследующих вопросы участия специалиста на различных стадиях уголовного судопроизводства, а также особенностей привлечения специалиста для участия в производстве по той или иной категории уголовных дел.

Нормативную основу исследования вопросов участия специалиста в уголовном судопроизводстве составили федеральные нормативно-правовые акты Российской Федерации.

Методологической основой исследования служит общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него частно-научные методы системно-структурный, конкретно-социологический, технико-юридический, историко-правовой, метод сравнительного правоведения Их применение

позволило диссертанту исследовать рассматриваемые объекты во взаимосвязи, целостно, всесторонне и объективно

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили:

- данные конкретных социологических исследований - анкетирования 225 следователей следственных управлений при УВД Северного и Центрального административных округов г Москвы и следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Московской области,

- результаты изучения 250 уголовных дел, рассмотренных судами г Москвы и Московской области, а также Ярославской области в период с 2006 по 2009 г,

- обобщенные материалы следственной и судебной практики, в том числе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем на основе комплексного изучения уголовно-процессуального законодательства впервые определен процессуальный статус специалиста как участника уголовного судопроизводства, обладающего специальными знаниями, не заинтересованного в исходе уголовного дела, привлекаемого в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию

Сформулированы дополнительные признаки, характеризующие специальные знания, в совокупности определяющие сущность этого понятия, по-новому установлены границы специальных знаний и критерии разграничения специальных и неспециальных (обычных) знаний.

Предложена периодизация этапов развития и реформирования процессуальных норм об участии в уголовном судопроизводстве лиц,

обладающих специальными знаниями, определены характерные для каждого из этапов черты и особенности законодательного регулирования и практики использования специальных знаний в производстве по уголовным делам

Разработан правовой механизм привлечения специалистов для участия в уголовном судопроизводстве, получения заключения и показаний специалиста, а также использования полученных с участием специалиста доказательств для принятия процессуальных решений

Внесены предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего деятельность специалиста На защиту выносятся следующие выводы и предложения

1. Авторское определение понятия специальных знаний «Специальные знания - система знаний, включающих в себя умения, навыки и опыт, не являющихся общеизвестными, которыми обладает ограниченный круг людей в силу имеющегося у них специального образования, саморазвития и совершенствования, необходимых для занятия определенным видом деятельности и используемых в определенных уголовно-процессуальным законом рамках для достижения целей уголовного судопроизводства»

2. Авторское определение понятия специалиста: «Специалист - участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе уголовного дела, наделенный определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».

3 Вывод о том, что процессуальный статус специалиста есть комплексное понятие, представляющее собой законодательно регламентированную совокупность прав, обязанностей, ответственности и процессуальных гарантий деятельности специалиста как участника уголовного

судопроизводства, основанную на целях, задачах функциях и принципах его вовлечения в уголовное судопроизводство

4. Процессуальный механизм привлечения специалиста к участию в уголовном судопроизводстве, заключающийся в совокупности процессуальных действий, осуществляемых следователем

5. Вывод о том, что защитник обладает правом получить заключение специалиста в рамках своей деятельности по собиранию доказательств в порядке, предусмотренном ч 3 ст 86 УПК РФ, и ходатайствовать о приобщении полученного им заключения специалиста в качестве доказательства к материалам уголовного дела либо представить полученное заключение в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст 274 УПК РФ

6. Процессуальный порядок, отражающий особенности проведения допроса специалиста об обстоятельствах, изложенных в его заключении, участии в следственных действиях, а также иных вопросах, обусловленных кругом его полномочий

7. Вывод о том, что заключение специалиста может быть представлено сторонами б суд кассационной инстанции в качестве дополнительных материалов

Теоретическая значимость исследования состоит в научном осмыслении важных аспектов теории использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, определении признаков и выявлении сущности ее краеугольных понятий, изучении причин и условий недостаточной эффективности новелл процессуального законодательства, касающихся использования специальных знаний Настоящая работа представляет собой комплексное монографическое исследование проблем участия специалиста в уголовном судопроизводстве, определения его процессуального статуса Положения, сформулированные в диссертации, могут послужить основой для дальнейшего научного исследования указанных проблем

Полученные в ходе исследования выводы развивают и дополняют понятийный материал, сопутствующий формированию концепции понимания научного содержания категорий «специальные знания», «специалист», «процессуальный статус специалиста»

Практическая значимость исследования проявляется в том, что полученные в ходе исследования выводы и выработанные на их основе предложения и рекомендации могут быть применены в правотворческой и правоприменительной деятельности по совершенствованию действующего законодательства, закрепляющего основы участия специалиста в уголовном судопроизводстве

Положения диссертации могут быть использованы в процессе преподавания уголовного процесса, основанных на нем спецкурсов и семинаров, а также в практической деятельности государственных органов и должностных лиц

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на всероссийских, научно-практических, международных конференциях, на международных, экспертных, учебно-практических семинарах, на «круглых столах», в частности- на Международной научно-практической конференции «Пробелы в российском законодательстве» (Нижний Новгород, 14-15 сентября 2007 г.), II Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Россия и регионы в XXI веке- проблемы и перспективы развития законодательства и правоприменительной практики» (Казань, 16 ноября 2007 г), ежегодной научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Правовая реформа в России» (Екатеринбург, 21 марта 2008 г), Общероссийской научно-практической конференции «Современные вопросы юридической науки и практики» (Тамбов, 14-15 ноября 2008 г.), заседании «круглого стола» по проблемам уголовно-процессуального доказывания (Москва, 16 января 2009 г.)

Работа обсуждалась на заседании отдела проблем прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности и участия прокурора в уголовном судопроизводстве Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в пяти научных статьях, в том числе в трех - рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации

Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе (Московский гуманитарный университет) и практической деятельности (коллегия адвокатов «Адвокат» г Москвы)

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и нормативно-правовых актов и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, описываются методологические и методические основы диссертации, раскрывается научная новизна и формулируются положения, выносимые на защиту, дается характеристика теоретического и практического значения работы, приводятся сведения об апробации полученных результатов

Первая глава диссертационного исследования «Правовое регулирование и формы использования специальных знаний специалиста при его участии в уголовном судопроизводстве» посвящена определению сущности и признаков понятий «специальные знания» и «специалист», анализу исторических тенденций развития института участия специалиста в уголовном

судопроизводстве России и характеристике процессуального статуса специалиста как участника уголовного судопроизводства

В первом параграфе первой главы «Понятие и признаки специальных знаний в уголовном судопроизводстве» проведен анализ научных позиций по вопросу о сущности понятия «специальные знания» и выработана единая концепция его восприятия

Ретроспективность исследования в уголовном процессе предопределяет такую его специфическую черту, как обязательное применение специальных, в том числе лабораторных, методов исследования для восстановления картины преступления Это связано в первую очередь с тем обстоятельством, что некоторые данные о действиях и событиях, исследуемых в рамках уголовного судопроизводства следователем, дознавателем и судом, обладают признаками или включают в себя процессы, доступные для выявления и наблюдения только лицами, имеющими соответствующие специальные знания и опыт их применения

Несмотря на широкое использование специальных знаний в уголовном, гражданском, административном, арбитражном судопроизводстве, ни один нормативный акт, регламентирующий порядок судопроизводства в России, не дает определения такого понятия, как «специальные знания». Исследуя этот вопрос, диссертант приходит к выводу, что отсутствие единства терминологии в процессуальном законодательстве недопустимо, в связи с чем необходимо вывести единое определение понятия «специальные знания» и распространить его на все процессуальные отрасли российского законодательства

УПК РФ при определении процессуального статуса специалиста оперирует двумя понятиями - «специальные знания» (ст 58 и иные) и «специальные познания» (ч 4 ст. 80), создавая, таким образом, правовую коллизию, вызванную, скорее всего, технической недоработанностью законодательства, в связи с чем встает вопрос о соотношении этих двух понятий В научной литературе высказано множество мнений по поводу приоритетности одного из указанных понятий и их соотношения

Проанализировав существующие позиции по указанному вопросу, диссертант делает вывод о том, что наиболее оптимальным для целей уголовного процесса представляется использование термина «специальные знания», включающего в себя совокупность информации в определенной области (знания в узком смысле), умения и навыки, а также практический опыт, который позволяет на основе имеющихся знаний выработать умения и навыки В целях унификации уголовно-процессуального законодательства следует использовать в УПК РФ единый термин «специальные знания»

Диссертант отмечает, что содержание термина «специальные знания» можно определить посредством выделения его имманентных признаков К числу таких признаков в работе отнесены следующие

1) знания включают в себя собственно знания в узком смысле (те совокупность информации в определенной сфере), умения и навыки, представляющие собой единую систему,

2) знания не являются общеизвестными,

3) знаниями должен обладать ограниченный круг людей,

4) знания должны быть приобретены этими лицами в результате специального образования, особой профессиональной подготовки, саморазвития и самосовершенствования в какой-либо области,

5) знания необходимы для работы по определенной профессии либо занятия каким-либо определенным видом деятельности и используются в расследовании преступлений и уголовном судопроизводстве для рассмотрения и решения вопросов, относящихся к данной конкретной области человеческой деятельности,

6) к числу лиц, обладающих специальными знаниями, не могут относиться такие участники уголовного процесса, которые наделены правом привлекать специалистов (либо экспертов),

7) использование специальных знаний в уголовном процессе регламентировано УПК РФ и может осуществляться только в предусмотренных законом формах,

8) специальные знания используются в уголовном процессе для достижения целей уголовного судопроизводства, в том числе для оказания содействия лицам, наделенным УПК РФ правом осуществления уголовного судопроизводства

На основе выведенных признаков в работе сформулировано определение понятия «специальные знания» и вынесено предложение о его законодательном закреплении посредством его включения в ст 5 УПК РФ

В рамках рассмотрения вопроса о целесообразности отнесения отдельных правовых вопросов к числу специальных знаний диссертант находит вполне обоснованным привчечсние специалистов для дачи заключения по правовым вопросам, касающимся различных сфер права (международного, налогового, гражданского, экологического, трудового, авторского, патентного и т.д), за исключением уголовно-правовых и процессуальных вопросов, которые в силу закона разрешаются следователем или судом

В работе отмечается, что применение специальных знаний для разрешения некоторых вопросов в рамках уголовного судопроизводства возможно только лицами, обладающими процессуальным статусом эксперта или специалиста

Второй параграф главы первой «Формы и виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве Российской Федерации» посвящен исследованию форм и видов использования специальных знаний, их разграничения и соотношения с формами участия специалиста в производстве по уголовному делу

Определение форм использования специальных знаний имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку позволяет выявить возможные случаи их использования, определить недостатки, а также пути совершенствования их применения и законодательного регулирования Классификация способствует также правильному и более широкому использованию различных форм специальных знаний всеми субъектами в процессе их правоприменительной деятельности

В процессе проведенного исследования диссертант приходит к выводу, что в классификации «формы и виды использования специальных знаний» категории «форма» и «вид» выступают как равнозначные, не зависящие и не подчиненные друг другу, с самостоятельными критериями классификации

Под формой использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве следует понимать совокупность внешних признаков, характеризующих процедуру и результат применения специальных знаний, отражающих содержание процесса использования специальных знаний в связи с предотвращением, пресечением, выявлением и расследованием преступлений, а также судебным рассмотрением уголовных дел Вид использования специальных знаний в диссертации определяется как определенная группа процедур, связанных с применением специальных знаний в уголовном судопроизводстве, объединенных сходными, характерными только для этой группы признаками

На основании определений формы и вида использования специальных знаний диссертантом предлагается выделять процессуальную и непроцессуальную форму в зависимости от стадий, на которых специальные знания применяются, характера правовой регламентации, правового регулирования процедуры привлечения лиц, обладающих специальными знаниями, и использования специальных знаний в судопроизводстве, и процессуального значения результатов использования специальных знаний

В рамках предложенной классификации в исследовании предлагается проводить разграничение таких форм использования специальных знаний, как экспертиза и участие специалиста в судопроизводстве по следующим основаниям

- субъекту, обладающему специальными знаниями,

- объему прав и обязанностей субъектов,

набору средств и методов, используемых субъектами при осуществлении своей деятельности,

- результатам применения специальных знаний

В зависимости от того, предусмотрено ли УПК РФ участие лица, обладающего специальными знаниями, в конкретном процессуальном действии либо его самостоятельное производство таким лицом, в работе выделены обязательные, факультативные и дополнительные виды использования специальных знаний

Диссертант отмечает, что формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве не идентичны формам участия специалиста, а скорее являются более общей ступенью классификации по отношению к последним Участие специалиста в уголовном судопроизводстве является одной из форм использования специальных знаний Однако если в основу выделения форм использования специальных знаний положен критерий субъекта, его полномочий и результатов его деятельности, то основой выделения форм участия специалиста выступают функции, реализуемые специалистом в процессе его участия в судопроизводстве Таким образом, формами участия специалиста в уголовном судопроизводстве выступают участие в следственном действии, дача заключения, дача показаний и консультационная деятельность специалиста.

Третий параграф первой главы «История развития института участия специалиста в уголовном судопроизводстве России» представляет собой ретроспективное исследование исторических тенденций развития института участия специалиста в отечественном уголовном судопроизводстве

Первые систематизированные законодательные акты в сфере судопроизводства не содержали прямых упоминаний о необходимости обращения за помощью к сведущим лицам, хотя на практике такие случаи уже имели место В большей степени это касалось привлечения врачей по делам о преет} плениях против жизни и здоровья, однако анализ норм Судебника 1550 г и Соборного уложения 1649 г позволил диссертанту сделать вывод о существовании и развитии методик выявления поддельных денег и документов Воинский артикул 1715 г и Свод законов Российской империи 1832 г впервые в истории развития судопроизводства в России объединяют понятием

«сведущие люди» не только врачей, но и представителей иных профессий, обладающих «особенными сведениями или опытностью в какой-либо науке, искусстве или ремесле» Однако формы участия сведущих лиц четко не определены и не разграничены, в связи с чем участие «сведущих людей» является скорее не аналогом современной экспертизы либо участия специалиста в уголовном судопроизводстве, а самостоятельной формой использования специальных знаний в судопроизводстве

Термин «экспертиза» в отечественном законодательстве появляется после реформы 1864 г, внесшей кардинальные изменения в концепцию уголовного судопроизводства в России, обусловленные отменой формального подхода к оценке доказательств и введения состязательных принципов в уголовный процесс

Советское уголовно-процессуальное законодательство не продолжает тенденцию развития института сведущих лиц, вводя термины «эксперт» и «экспертиза» и признавая экспертизу единственной формой применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве Заключение эксперта признается доказательством, допускается участие эксперта в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых следователем, причем это участие осуществляется по правилам производства экспертизы

Возвращение специалиста как участника уголовного судопроизводства, хотя и с весьма ограниченным кругом функций, происходит с принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г, в котором начинается законодательная дифференциация лиц, обладающих специальными знаниями, на экспертов и специалистов

УПК РФ 2001 г расширил круг функций, реализуемых специалистом в уголовном судопроизводстве, предоставил право привлекать специалиста стороне защиты, тем самым сделав значительный шаг на пути к практической реализации принципа состязательности По мнению диссертанта, придание заключению и показаниям специалиста статуса доказательств в российском

уголовном процессе заложило основу для процессуально значимого использования специальных знаний в форме привлечения специалиста

В рамках четвертого параграфа первой главы работы «Понятие специалиста и формы его участия в уголовном процессе» диссертант обращается к рассмотрению сущности еще одного ключевого понятия -«специалист» Специалист как участник уголовного судопроизводства обладает следующими признаками

- является лицом, обладающим специальными знаниями,

- не заинтересован в исходе уголовного дела,

- привлекается в соответствии с процессуальными нормами теми участниками уголовного судопроизводства, которые наделены таким правом,

- представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, обладающую определенным правовым статусом,

- не может выступать в качестве иного участника уголовного судопроизводства по делу, по которому привлечен в качестве специалиста,

- принимает участие в следственных действиях, рассмотрении уголовного дела судом и в иных стадиях уголовного судопроизводства,

- осуществляет свою деятельность только по следующим направлениям разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, постановка вопросов эксперту, оказание содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказатечьств.

Перечисленные признаки позволяют вывести определение понятия «специалист», качественно отличающееся от закрепленного в действующей редакции УПК РФ, в связи с чем в работе предложено изменить редакцию ч 1 ст 58 УПК РФ

Параграф пятый главы первой «Процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве» посвящен исследованию вопросов понятия, содержания и формирующих оснований процессуального статуса специалиста как участника уголовного судопроизводства

Специалист как участник процесса представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, наделенную определенным процессуальным положением - статусом

Процессуальный статус является комплексным понятием, объединяющим в себе ряд компонентов, которые представляется возможным сгруппировать в несколько категорий, которые диссертант определяет как формирующие статус основания К таким основаниям в работе отнесены

- цель привлечения специалиста, которая заключается в реализации в уголовном судопроизводстве возможностей, которые дает применение специальных знаний для выявления истины по уголовному делу,

- задачи, решаемые специалистом в рамках его участия в уголовном судопроизводстве, которыми выступают оказание технической и консультативной помощи участникам уголовного судопроизводства и обеспечение прав участников уголовного судопроизводства в предусмотренных законом случаях,

- функции специалиста, к которым относятся участие в производстве процессуальных действий, дача письменных консультаций (заключения) сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, и дача показаний по вопросам, требующим применения специальных знаний,

- принципы участия специалиста в уголовном судопроизводстве (компетентность, независимость и незаинтересованность в исходе дела)

На основании детального анализа формирующих оснований в диссертации предложено следующее определение понятия «процессуальный статус специалиста»- это комплексное понятие, представляющее собой законодательно регламентированную совокупность прав, обязанностей, ответственности и процессуальных гарантий деятельности специалиста как участника уголовного судопроизводства, основанную на целях, задачах функциях и принципах его вовлечения в уголовное судопроизводство

Диссертант высказывает мнение, что для более полной регламентации процессуального статуса перечень прав и обязанностей специалиста должен

быть расширен посредством закрепления дополнительных прав специалиста, таких как давать заключение и показания по результатам проведения документальных проверок и ревизий либо по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами или их представителями, в пределах своей компетенции, а также давать показания по уголовному делу, отказаться от дачи заключения в случаях, когда поставленные перед ним сторонами вопросы выходят за рамки его специальных знаний, знать о цели своего вызова, о том, для участия в каких процессуальных действиях он привлекается и какого рода специальные знания от него требуются Предлагается также установить дополнительную обязанность специалиста путем закретения запрета на отказ от дачи заключения либо показаний по уголовному делу, за исключением случаев, прямо предусмотренных в законодательстве В целях приведения в соответствие уголовно-процессуатьных и уголовно-правовых норм об ответственности специалиста в работе отражена идея о необходимости установления ответственности не только за дачу специалистом заведомо ложного показания, но и за дачу заведомо ложного заключения, а также за отказ отдачи показания.

С целью фиксации процессуального положения специалиста при привлечении лица, об падающего специальными знаниями, для участия в уголовном судопроизводстве и закрепления гарантий реализации его прав в диссертации предложено законодательно закрепить требование о вынесении следователем постановления о привлечении лица в качестве специалиста В постановлении следователем должны быть указаны основания привлечения специалиста, фамилия, имя, отчество специалиста, его место работы, вид деятельности, квалификация, специальность, опыт работы, а также вопросы, поставленные перед специалистом (в случае привлечения специалиста для дачи заключения)

Глава вторая «Заключение и показания специалиста как формы его участия в уголовном судопроизводстве» посвящена исследованию проблем практического использования результатов применения специальных знаний для

расследования и судебного рассмотрения уголовных дел и принятия итоговых процессуальных решений.

В первом параграфе главы второй «Заключение специалиста» рассматриваются вопросы о содержании, форме и сущности заключения специалиста, его отграничении от экспертного заключения

Диссертант отмечает, что участие в производстве процессуального действия является самостоятельной функцией специалиста, в рамках которой он не осуществляет собственного исследования, а на основе своих специальных знаний оказывает помощь в проведении исследования следователем, дознавателем (либо судом) Результатом такого исследования является протокол следственного действия При реализации иной функции - дачи письменных консультаций сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, - результатом выступает заключение специалиста, в связи с чем никакое исследование в основу суждений, изложенных специалистом в заключении, положено быть не может.

Еще одним спорным моментом, нашедшим свое разрешение в процессе проведенного исследования, является вопрос о круге лиц, которые имеют право ставить перед специалистом вопросы, ответы на которые он может изложить в своем заключении. Диссертант приходит к выводу, что следует признавать право задавать специалисту вопросы в рамках своих процессуальных полномочий за всеми участниками уголовного судопроизводства, представляющими сторону обвинения или сторону защиты как на стадии досудебного производства, так и на стадии производства в суде Однако получение письменного суждения по поставленным вопросам — заключения специалиста как доказательства в соответствии с ч 2 ст. 74 УПК РФ -предоставлено только тем участникам уголовного судопроизводства, которые наделены правом собирать доказательства К числу этих лиц отнесен и защитник, поэтому на основании положений ч. 3 ст. 86 УПК РФ в диссертации сделан однозначный вывод о том, что защитник наделен правом получать заключение специалиста в рамках своей деятельности по собиранию

доказательств и ходатайствовать о приобщении его к материалам уголовного дела

В диссертации сформулированы критерии разграничения заключения специалиста и экспертного заключения, на основе которых диссертант высказывает свое отрицательное отношение к складывающейся практике противопоставления мнения специалиста, изложенного в заключении, выводам эксперта Фактически такая негативная практика приводит к тому, что специалист привлекается для оценки заключений эксперта Однако законом специалист наделен лишь правом оказывать помощь следователю и суду в формулировании вопросов для эксперта при назначении экспертизы, но не оценивать ее результаты Оценка заключения эксперта, как и любого другого доказательства, в соответствии со ст 17 УПК РФ является исключительной прерогативой суда, следователя, дознавателя, прокурора

В процессе проведенного исследования были сделаны предложения по реформированию процессуального законодательства в части регламентации процедуры получения заключения специалиста, а также предпринята попытка определения формы заключения специалиста Заключение специалиста, по мнению диссертанта, должно иметь соответствующую структуру и состоять из вводной, описательной и заключительной частей

Второй параграф второй главы «Показания специалиста» посвящен рассмотрению спорных вопросов законодательного регулирования и практической реализации положений о допросе специалиста и показаниях специалиста как о самостоятельном источнике доказательств

Проведя анализ высказанных в науке мнений о соотношении показаний специалиста с данным им заключением, диссертант обращает внимание на то, что предмет показаний специалиста ограничивается компетенцией специалиста, пределами его специальных знаний, недопустимостью проведения специалистом исследований и соблюдением процессуального порядка получения показаний специалиста. Специалист может быть допрошен как об обстоятельствах, изложенных в его заключении, так и о его участии в

следственных действиях, и по иным вопросам, входящим в область его специальных знаний, для получения соответствующих разъяснений, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела

В диссертации особо подчеркивается, что процедура допроса специалиста обладает своей спецификой, нуждающейся в отражении в нормах процессуального законодательства Диссертант не разделяет позицию тех ученых и практиков, которые считают допрос специалиста аналогичным допросу свидетеля Это связано с тем, что цели и основания допроса специалиста и свидетеля различны. Свидетель допрашивается с целью получения сведений об обстоятельствах, которые ему стали известны в результате их эмпирического восприятия Специалист привлекается для участия в уголовном судопроизводстве с целью реализации возможностей, которые дает применение специальных знаний для выявления истины по уголовному делу Наличие специального образования и профессиональных навыков у свидетелей не выделяет их в самостоятельную категорию лиц, процессуальный статус которых нуждается в особом закреплении.

Допрос специалиста с целью получения показаний должен соответствовать как общим правилам производства следственных действий, предусмотренным ст 164 УПК РФ, общим правилам допроса (ст 189 УПК РФ), так и особым правилам допроса специалиста, которые не находят в настоящий момент отражения в процессуальных нормах В связи с этим в диссертации предложено дополнить УПК РФ статьей 191 1 «Особенности допроса специалиста» ист 281 1 «Допросспециалиста»

Параграф три главы второй диссертации «Применение заключения и показаний специалиста при принятии процессуальных решений» посвящен рассмотрению практических трудностей реализации такой формы использования специальных знаний, как участие специалиста в уголовном судопроизводстве

Заключение и показания специалиста, наряду с другими доказательствами, указанными в ч 2 ст. 74 УПК РФ, являются той основой,

которая в совокупности с внутренним убеждением следователя, дознавателя, прокурора, судьи позволяет сделать итоговый вывод и принять процессуальное решение, завершающее работу вышеуказанных субъектов по конкретному уголовному делу

В работе сформулирован вывод о необходимости разграничения понятий «процессуальное решение» и «процессуальный акт», соотносящихся между собой как содержание и форма Предложено рассматривать процессуальное решение как результат мыслительно-волевой деятельности уполномоченного субъекта, представляющий собой ответ на правовые вопросы и подводящий итог либо определяющий направление дальнейшего производства по делу в установленных уголовно-процессуальным законодательством рамках Процессуальный акт следует понимать как предусмотренную уголовно-процессуальным законодательством форму, в которую должно быть облечено процессуальное решение

Вся совокупность доказательств, собранных по делу, должна находить отражение в итоговом процессуальном решении Основой принятия процессуального решения выступает оценка как отдельно взятого доказательства с точки зрения его допустимости, относимости и достоверности, так и всей совокупности доказательств на предмет их достаточности для разрешения уголовного дела

В диссертации изложена идея о двоякой роли заключения и показаний специалиста в процессе оценки доказательств и принятии итоговых процессуальных решений

Во-первых, заключение и показания специалиста являются самостоятельными доказательствами в соответствии с ч 2 ст 74 УПК РФ, способствующими установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и подлежат оценке наравне с иными доказательствами Во-вторых, заключение и показания специалиста, основанные на специальных знаниях, могут позволить сделать вывод об относимости, допустимости,

достоверности и достаточности иных собранных по делу доказательств для целей принятия законного и обоснованного процессуального решения.

Диссертант особо отмечает, что использование специальных знаний в форме участия специалиста в уголовном судопроизводстве возможно и на кассационной стадии. Несмотря на то, что такая возможность прямо не предусмотрена УПК РФ, на основе анализа положений ст 58, ч 3 ст 80 и ст 377 УПК РФ в их системной взаимосвязи диссертант приходит к выводу, что представление сторонами мнения специалиста в суде кассационной инстанции в виде заключения специалиста в качестве дополнительных материалов, прилагаемых к кассационной жалобе, возможно

При этом заключение специалиста, представляемое в суд кассационной инстанции, должно отвечать определенным требованиям, включающим в себя как общие требования ст 80 УПК РФ, так и специальные требования кассационного производства, закрепленные в ст 377 УПК РФ.

1) оно должно содержать ответы на вопросы, поставленные перед специалистом сторонами;

2) оно должно быть дано в рамках профессиональной компетенции специалиста;

3) для его составления не должно требоваться проведения каких-либо исследований,

4) оно должно быть дано в соответствующей форме (письменно и иметь соответствующую структуру),

5) оно не может быть получено путем производства следственных действий

В целях распространения на представляемое в суд кассационной инстанции заключение специалиста общих требований ст 80 УПК РФ в диссертации обосновывается необходимость дополнить ст 377 УПК РФ следующим положением «Стороны вправе представить в суд кассационной инстанции заключение специалиста в порядке, предусмотренном частями 5 и 6

настоящей статьи Заключение специалиста должно отвечать всем требованиям, предъявляемым частью третьей статьи 80 настоящего Кодекса»

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются основные обобщающие теоретические выводы и предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения

В конце работы приведен список использованной литературы и нормативных правовых актов

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации

1 Денисов, А.Э. Показания специалиста как источник доказательств / АЭ Денисов//Современное право -2009 -№5(1)'-С 106-115 -1,21пл

2 Денисов, А.Э. Применение заключения и показаний специалиста при подготовке итоговых процессуальных решений / А Э Денисов // Адвокат -2009 -№10 - С 24-33 -Библиогр с 33 - 1,07пл

3 Денисов, А.Э. Процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве / А Э Денисов // Современное право - 2010 - № 2 (1)' -1,07 п л

Публикации в иных изданиях

4 Денисов, А.Э. Понятие и признаки специалиста как участника уголовного судопроизводства / А Э Денисов // Право и жизнь - 2009 — N° 134 (8) -С 184- 194 - 0,54 п л

5 Денисов, А Э Понятие специалиста и формы его участия в уголовном процессе/А Э Денисов//Образование и право -2010 -№3(7) - 0.7 п л

Подписано в печать 19 032010

Заказ № 3418 Тираж -130 экз Печать трафаретная Типография «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 115230, Москва, Варшавское ш, 36 (499) 788-78-56 www autoreferat ru

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

по праву и юриспруденции, автор работы: Денисов, Александр Эдуардович, кандидата юридических наук

Введение

Глава 1. Правовое регулирование и формы ользованияециальных знанийециала при его учии в уголовномдопроизвове

§ 1. Понятие и признаки специальных знаний в уголовном судопроизвове

§ 2. Формы и виды использования специальных знаний в уголовном судопроизвове РФ

§ 3. История развития института участия специалиста в уголовном судопроизвове Рии

§ 4. Понятиеециала и формы его учия в уголовном проце

§ 5. Процуальныйатспециала в уголовномдопроизвове

ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

по теме "Специалист как участник уголовного судопроизводства"

Актуальность темы исследования.

В условиях современной экономической, политической и социальной ситуации в России развитие криминальных процессов и явлений достигает такого уровня, который препятствует позитивному развитию общества и государства в целом. На фоне снижения благосостояния населения, обострения социальных, расовых, национальных и религиозных конфликтов сохраняется чрезвычайно высокий уровень общеуголовной преступности и наблюдается рост иных ее форм. Так, по данным Министерства внутренних дел РФ, в 2007 году зарегистрировано 3582,5 тыс. преступлений, из которых 1863,9 тыс. остались нераскрытыми (причем 25,1 % нераскрытых составляют тяжкие и особо тяжкие преступления)1, в 2008 году — 3209,9 тыс. преступлений, из которых не раскрыто 1479,5 тыс. (из них 25,5 % тяжких и особо тяжких преступлений)2, в первом полугодии 2009 г. - 1574,6 тыс. преступлений, из которых нераскрытыми остались 610,4 тыс. (26,7 % из них - тяжкие и особо л тяжкие) . Следует особо отметить, что значительная часть зарегистрированных преступных посягательств связана с использованием новейших методов и достижений научно-технического прогресса - это преступления экономической направленности (459,2 тыс. преступлений в 2007 г., 448,8 тыс. - в 2008 г. и 283,9 тыс. - в первом полугодии 2009 г.), преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (231,2 тыс. преступлений в 2007 г., 232,6 тыс. - в 2008 г., 126,7 тыс. — в первом полугодии 2009 г.) и незаконным оборотом оружия (30,2 тыс. преступлений в 2007 г., 31,9 тыс. — в 2008 г., 20,6 тыс. — в первом полугодии 2009 г.). Таким образом, для выполнения одной из основных

1 См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-декабрь 2007 г. // Официальный сайт МВД РФ, http://www.mvd.ru/content/ll/10000033/10000147/5194/,

08.02.2008 г.

2 См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-декабрь 2008 г. // Официальный сайт МВД РФ, http://www.mvd.ru/content/ll/10000148/10000230/6166/,

20.02.2009 г.

См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-июнь 2009 г. // Официальный сайт МВД РФ, http://www.mvd.ru/status/10000231/10000277/6674/, 13.07.2009 г. государственных задач - защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан, собственности, интересов общества и государства от преступных посягательств - в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений крайне необходимо использование современных средств и методов, которые превышают техническую оснащенность лиц, совершающих посягательства. В связи с этим к участию в уголовном судопроизводстве привлекаются лица, обладающие специальными знаниями, способные оказать техническую, консультативную и иную помощь лицам, ведущим расследование, — специалисты и эксперты.

Отечественное законодательство с принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ в 2001 году создало необходимые предпосылки для привлечения специалистов с целью оказания помощи при производстве по уголовным делам. Тем не менее новеллы процессуального законодательства, касающиеся статуса специалиста, вызывают дискуссии теоретического плана и трудности практического их применения. Внесенные в УПК РФ в 2003 году изменения и дополнения упрочили процессуальное положение специалиста и возвели даваемые им заключения и показания в ранг доказательств. Вместе с тем специалист практически не привлекается к процессу доказывания, а в случае участия не может полностью реализовать свои возможности ввиду отсутствия определенности положений законодательства, регламентирующих его процессуальный статус. В частности, теоретические и практические проблемы определения содержания заключения специалиста, сущности и предмета показаний специалиста, процессуального порядка получения заключения и показаний специалиста и их взаимосвязи обусловливают крайне редкое обращение следствия и суда к специалисту как источнику информации из области специальных знаний.

Безусловно, введение в уголовное судопроизводство самостоятельной фигуры специалиста в значительной степени способствует укреплению позиций принципа состязательности, однако расширение перечня функций специалиста вкупе с нечеткой законодательной регламентацией порядка их реализации приводит к возникновению массы трудностей практического плана, связанных с применением новелл законодательства о возможностях использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. На практике все чаще предпринимаются попытки противопоставить заключение специалиста, полученное стороной защиты, заключению судебной экспертизы с целью опровержения ее выводов. Подобная тенденция обусловлена тем обстоятельством, что привлечение специалиста как форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве в настоящее время не имеет четких рамок и отсутствуют строго определенные критерии ее отграничения от судебной экспертизы по уровню исследования фактических обстоятельств дела и используемых методов.

В связи с изложенным представляется, что исследование проблем использования специальных знаний, привлечения специалиста к участию в уголовном судопроизводстве, реализации процессуального статуса специалиста является весьма актуальным, поскольку направлено на дальнейшее совершенствование законодательной регламентации и практики использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе привлечения специалиста как лица, обладающего специальными знаниями, для участия в уголовном судопроизводстве.

Предметом исследования являются уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие привлечение специалиста для участия в уголовном судопроизводстве, и практика их применения.

Целью исследования является раскрытие на основе комплексного системного анализа особенностей использования специальных знаний специалиста посредством его участия в уголовном судопроизводстве, выявление специфики и пробелов законодательного регулирования участия специалиста в производстве по уголовному делу.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач:

1. Определить понятие «специальные знания» и выявить признаки, характеризующие знания как специальные для целей уголовного судопроизводства.

2. Определить понятие «специалист» и проанализировать признаки специалиста как участника уголовного судопроизводства.

3. Раскрыть основные этапы становления института участия специалиста в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве.

4. Изучить формы и виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве и выявить критерии их разграничения.

5. Проанализировать процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве и выявить формирующие его основания.

6. Выявить особенности заключения специалиста и показаний специалиста как самостоятельных источников доказательств.

7. Проанализировать практику применения заключения и показаний специалиста для принятия итоговых процессуальных решений.

8. Разработать конкретные предложения и рекомендации по развитию и совершенствованию уголовно-процессуальных и уголовно-правовых норм об участии специалиста в уголовном судопроизводстве.

Степень научной разработанности темы.

Теоретические основы участия специалиста в уголовном судопроизводстве неоднократно анализировались отечественными и зарубежными учеными-юристами.

Общетеоретической основой исследования участия специалиста в уголовном судопроизводстве послужили труды российских и зарубежных ученых в области философии, общей теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального права, таких как P.C. Белкин, П.А. Лупинская, C.B. Познышев, Е.Р. Российская, В. Случевский, А.Б. Соловьев, И.Н. Сорокотягин, Ю.Г. Торбин, И.Я. Фойницкий.

Об истории становления и развития института специалиста в отечественном уголовном процессе писали и пишут многие авторы, такие как Е.Ф. Буринский, М.М. Гродзинский, Я.М. Мазунин, В.Н. Махов, Е.В. Селина.

Основу диссертационного исследования составили работы современных авторов о сущности и содержании специальных знаний и форм их использования в уголовном судопроизводстве: В.Д. Арсеньева, О.М. Головань, С.Г. Еремина, В.Г. Заблоцкого, JIM. Исаевой, Т.В. Петровой, И.И. Трапезниковой, Л.Г. Шапиро, A.A. Эксархопуло.

Особенности заключения и показаний специалиста как источников доказательств нашли отражение в работах А.И. Вельского, Т.В. Аверьяновой, В.И. Зажицкого, Ю.Г. Корухова, И. Овсянникова, А.Н. Петрухиной, Д.В. Попова, О.В. Хитровой.

Вопросы, связанные с широким использованием специальных знаний в форме участия специалиста в уголовном судопроизводстве приобрели особую актуальность в современный период. В связи с этим следует отметить работы И.В. Абросимова, П. Воробьева, Е.П. Гришиной, Е.А. Зайцевой, Ю.Ф. Закурдаева, Ю.С. Лаптиева, Ю. Орлова, О. Темираева, М. Шалумова.

Специально отметим работы A.A. Давлетова, Ю.А. Калинкина, В.М. Катревича, A.B. Константинова, A.A. Макарьина, A.A. Новикова, А.Ю. Ушакова, К.Б. Брушковского, непосредственно исследующих вопросы участия специалиста на различных стадиях уголовного судопроизводства, а также особенностей привлечения специалиста для участия в производстве по той или иной категории уголовных дел.

Нормативную основу исследования вопросов участия специалиста в уголовном судопроизводстве составили федеральные нормативно-правовые акты Российской Федерации.

Методологической основой исследования служит общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него частно-научные методы: системно-структурный, конкретно-социологический, технико-юридический, историко-правовой, метод сравнительного правоведения. Их применение позволило диссертанту исследовать рассматриваемые объекты во взаимосвязи, целостно, всесторонне и объективно.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили:

- данные конкретных социологических исследований — анкетирования 225 следователей следственных управлений при УВД CAO и ЦАО г. Москвы и следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Московской области;

- результаты изучения 250 уголовных дел, рассмотренных судами г. Москвы и Московской области, а также Ярославской области в период с 2006 по 2009 г.;

- обобщенные материалы следственной и судебной практики, в том числе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем на основе комплексного изучения уголовно-процессуального законодательства впервые определен процессуальный статус специалиста как участника уголовного судопроизводства, обладающего специальными знаниями, не заинтересованного в исходе уголовного дела, привлекаемого в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Сформулированы дополнительные признаки, характеризующие специальные знания, в совокупности определяющие сущность этого понятия, по-новому установлены границы специальных знаний и критерии разграничения специальных и неспециальных (обычных) знаний.

Предложена периодизация этапов развития и реформирования процессуальных норм об участии в уголовном судопроизводстве лиц, обладающих специальными знаниями, определены характерные для каждого из этапов черты и особенности законодательного регулирования и практики использования специальных знаний в производстве по уголовным делам.

Разработан правовой механизм привлечения специалистов для участия в уголовном судопроизводстве, получения заключения и показаний специалиста, а также использования полученных с участием специалиста доказательств для принятия процессуальных решений.

Внесены предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего деятельность специалиста.

На защиту выносятся следующие выводы и предложения:

1. Авторское определение понятия специальных знаний: «Специальные знания - система знаний, включающих в себя умения, навыки и опыт, не являющихся общеизвестными, которыми обладает ограниченный круг людей в силу имеющегося у них специального образования, саморазвития и совершенствования, необходимых для занятия определенным видом деятельности и используемых в определенных уголовно-процессуальным законом рамках для достижения целей уголовного судопроизводства».

2. Авторское определение понятия специалиста: «Специалист - участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе уголовного дела, наделенный определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».

3. Вывод о том, что процессуальный статус специалиста есть комплексное понятие, представляющее собой законодательно регламентированную совокупность прав, обязанностей, ответственности и процессуальных гарантий деятельности специалиста как участника уголовного судопроизводства, основанную на целях, задачах функциях и принципах его вовлечения в уголовное судопроизводство.

4. Процессуальный механизм привлечения специалиста к участию в уголовном судопроизводстве, заключающийся в совокупности процессуальных действий, осуществляемых следователем.

5. Вывод о том, что защитник обладает правом получить заключение специалиста в рамках своей деятельности по собиранию доказательств в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 86 УПК РФ, и ходатайствовать о приобщении полученного им заключения специалиста в качестве доказательства к материалам уголовного дела либо представить полученное заключение в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 274 УПК РФ.

6. Процессуальный порядок, отражающий особенности проведения допроса специалиста об обстоятельствах, изложенных в его заключении, участии в следственных действиях, а также иных вопросах, обусловленных кругом его полномочий.

7. Вывод о том, что заключение специалиста может быть представлено сторонами в суд кассационной инстанции в качестве дополнительных материалов.

Теоретическая значимость исследования состоит в научном осмыслении важных аспектов теории использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, определении признаков и выявлении сущности ее краеугольных понятий, изучении причин и условий недостаточной эффективности новелл процессуального законодательства, касающихся использования специальных знаний. Настоящая работа представляет собой комплексное монографическое исследование проблем участия специалиста в уголовном судопроизводстве, определения его процессуального статуса. Положения, сформулированные в диссертации, могут послужить основой для дальнейшего научного исследования указанных проблем.

Полученные в ходе исследования выводы развивают и дополняют понятийный материал, сопутствующий формированию концепции понимания научного содержания категорий «специальные знания», «специалист», «процессуальный статус специалиста».

Практическая значимость исследования проявляется в том, что полученные в ходе исследования выводы и выработанные на их основе предложения и рекомендации могут быть применены в правотворческой и правоприменительной деятельности по совершенствованию действующего законодательства, закрепляющего основы участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

Положения диссертации могут быть использованы в процессе преподавания уголовного процесса, основанных на нем спецкурсов и семинаров, а также в практической деятельности государственных органов и должностных лиц.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на всероссийских, научно-практических, международных конференциях, на международных, экспертных, учебно-практических семинарах, на «круглых столах», в частности: на Международной научно-практической конференции «Пробелы в российском законодательстве» (Нижний Новгород, 14—15 сентября 2007 г.), II Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Россия и регионы в XXI веке: проблемы и перспективы развития законодательства и правоприменительной практики» (Казань, 16 ноября 2007 г.), ежегодной научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Правовая реформа в России» (Екатеринбург, 21 марта 2008 г.), Общероссийской научно-практической конференции «Современные вопросы юридической науки и практики» (Тамбов, 14-15 ноября 2008 г.), заседании «круглого стола» по проблемам уголовно-процессуального доказывания (Москва, 16 января 2009 г.).

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в трех научных статьях.

Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе и практической деятельности.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и нормативно-правовых актов и приложения.

ВЫВОД ДИССЕРТАЦИИ

по специальности "Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность", Денисов, Александр Эдуардович, Москва

Заключение

Подводя итог проведенному исследованию вопросов участия специалиста в уголовном судопроизводстве, необходимо отметить значительную прогрессивность новелл Уголовно-процессуального кодекса РФ в сфере использования специальных знаний в судопроизводстве. Однако в силу недостаточности законодательного регламентирования отдельных вопросов процедуры вовлечения специалиста в производство про уголовному делу возможности практического использования инновационного потенциала норм УПК РФ ограничены.

Придание заключению и показаниям специалиста статуса доказательств в российском уголовном процессе заложило основу для процессуально значимого использования специальных знаний в форме привлечения специалиста не только стороной обвинения, но и стороной защиты. С одной стороны, это приблизило отечественную модель судопроизводства к уровню, на котором состязательность сторон обретает свои практические очертания, с другой - породило массу трудностей практического плана, связанную с недостаточной определенностью границ и пределов использования специальных знаний в форме привлечения специалиста в уголовном судопроизводстве.

Дальнейшее совершенствование законодательного регулирования и практики привлечения специалиста к участию в производстве по уголовному делу на основе предложенных в настоящей работе положений, с одной стороны, будет способствовать разрешению ряда практических трудностей, позволив, с другой стороны, более эффективно использовать возможности научно-технического прогресса для расследования преступлений и принятия итоговых процессуальных решений.

Результаты проведенного научного исследования позволяют сформулировать следующий ряд теоретических выводов:

1. Признаками специальных знаний, в совокупности определяющими сущность этого понятия, границы специальных знаний и критерии разграничения специальных и неспециальных (обычных) знаний, являются следующие:

1) знания включают в себя собственно знания в узком смысле (как объем информации), а также умения и навыки, представляющие собой единую систему знаний;

2) знания не являются общеизвестными;

3) такими знаниями должен обладать ограниченный круг людей;

4) знания должны быть приобретены этими лицами в результате специального образования, особой профессиональной подготовки, саморазвития и самосовершенствования в какой-либо области;

5) знания необходимы для работы по определенной профессии либо занятия каким-либо определенным видом деятельности и используются в расследовании преступлений и уголовном судопроизводстве для рассмотрения и решения вопросов, относящихся к данной конкретной области человеческой деятельности;

6) к числу лиц, обладающих специальными знаниями, не могут относиться такие участники уголовного процесса, которые наделены правом привлекать специалистов (либо экспертов);

7) использование специальных знаний в уголовном процессе регламентировано УПК РФ и может осуществляться только в предусмотренных законом формах;

8) специальные знания используются в уголовном процессе для достижения целей уголовного судопроизводства, в том числе для оказания содействия лицам, наделенным УПК РФ правом осуществления уголовного судопроизводства.

2. Необходимо считать обоснованным привлечение специалистов для дачи заключения по правовым вопросам, касающимся различных сфер права (международного, налогового, гражданского, экологического, трудового, авторского, патентного и т.д.), за исключением уголовно-правовых и процессуальных вопросов, которые в силу закона разрешаются следователем или судом.

3. Признаками, характеризующими специалиста как участника уголовного судопроизводства, являются следующие:

- специалист является лицом, обладающим специальными знаниями;

- не заинтересован в исходе дела;

- привлекается в соответствии с процессуальными нормами теми участниками уголовного судопроизводства, которые наделены таким правом; представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, обладающую определенным процессуальным статусом;

- не может выступать в качестве иного участника уголовного судопроизводства по делу, по которому привлечен в качестве специалиста;

- принимает участие в процессуальных действиях и рассмотрении уголовного дела судом;

- осуществляет свою деятельность только по следующим направлениям: разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, постановка вопросов эксперту, оказание содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

4. Форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве представляет собой совокупность внешних признаков, характеризующих процедуру и результат применения специальных знаний, отражающих содержание процесса использования специальных знаний в связи с предотвращением, пресечением, выявлением и расследованием преступлений, а также судебным рассмотрением уголовных дел.

5. Вид использования специальных знаний можно определить как определенную группу процедур, связанных с применением специальных знаний в уголовном судопроизводстве, объединенных сходными, характерными только для этой группы, признаками.

6. Процессуальная и непроцессуальная формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве выделяются на основании следующих критериев: стадии, на которых специальные знания применяются; характер правовой регламентации; правовое регулирование процедуры привлечения лиц, обладающих специальными знаниями, и использования специальных знаний в судопроизводстве; процессуальное значение результатов использования специальных знаний.

7. Разграничение экспертизы и участия специалиста в уголовном судопроизводстве как форм использования специальных знаний следует производить по субъекту, обладающему применяемыми специальными знаниями, объему прав и обязанностей субъектов, набору средств и методов, используемых субъектами при осуществлении своей деятельности, и результатам применения специальных знаний.

8. Обязательные, факультативные и дополнительные виды использования специальных знаний выделяются в зависимости от того, предусмотрено ли Уголовно-процессуальным кодексом РФ участие лица, обладающего специальными знаниями, в конкретном процессуальном действии либо его самостоятельное производство таким лицом.

9. Формами участия специалиста в уголовном судопроизводстве выступают участие в следственном действии, дача заключения, дача показаний и консультационная деятельность специалиста.

10. Проведенный анализ исторических тенденций развития института участия специалиста в уголовном судопроизводстве позволил выделить этапы развития и определить основные черты законодательного регулирования и практики судопроизводства в этой области:

- этап становления отечественного законодательства в сфере уголовного судопроизводства (до середины XVII века);

- этап развития имперского законодательства (с середины XVII века до 1864 г.);

- этап кодификации норм об уголовном судопроизводстве в связи с проведением реформ 1864 г. (с 1864 г. по 1917 г.);

- этап становления и развития советского уголовно-процессуального законодательства (с 1917 г. по 1960 г.);

- этап реформирования советского и становления российского уголовно-процессуального законодательства (с 1960 г. по 2001 г.);

- современный этап, ознаменовавшийся принятием УПК РФ 2001 г.

11. Процессуальный статус специалиста есть комплексное понятие, представляющее собой законодательно регламентированную совокупность прав, обязанностей, ответственности и процессуальных гарантий деятельности специалиста как участника уголовного судопроизводства, основанную на целях, задачах, функциях и принципах его вовлечения в уголовное судопроизводство.

12. Формирующими основаниями процессуального статуса специалиста выступают: цель привлечения специалиста (реализация в уголовном судопроизводстве возможностей, которые дает применение специальных знаний для выявления истины по уголовному делу);

- задачи, решаемые специалистом в рамках его участия в уголовном судопроизводстве (оказание технической и консультативной помощи участникам уголовного судопроизводства и обеспечение прав участников уголовного судопроизводства в предусмотренных законом случаях);

- функции специалиста (участие в производстве процессуальных действий, дача письменных консультаций (заключения) сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, и дача показаний по вопросам, требующим применения специальных знаний);

- принципы участия специалиста в уголовном судопроизводстве (компетентность, независимость и незаинтересованность в исходе дела).

13. Участие в производстве процессуального действия является самостоятельной функцией специалиста, в рамках которой он не осуществляет собственного исследования, а на основе своих специальных знаний оказывает помощь в проведении исследования следователем, дознавателем (либо судом). Результатом такого исследования является протокол следственного действия. Заключение специалиста выступает результатом реализации иной функции -дачи письменных консультаций сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, в связи с чем никакое исследование в основу суждений, изложенных специалистом в заключении, положено быть не может.

14. Защитник обладает правом получить заключение специалиста в рамках своей деятельности по собиранию доказательств в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 86 УПК РФ, и ходатайствовать о приобщении полученного им заключения специалиста в качестве доказательства к материалам уголовного дела либо представить полученное заключение в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 274 УПК РФ.

15. Заключение специалиста и показания специалиста являются самостоятельными источниками доказательств. Предварительное получение заключения специалиста не является обязательным условием для получения показаний специалиста.

16. Предмет показаний специалиста ограничивается компетенцией специалиста, пределами его специальных знаний, недопустимостью проведения специалистом исследований и соблюдением процессуального порядка получения показаний специалиста.

17. Цели и основания допроса специалиста и свидетеля различны. Свидетель допрашивается с целью получения сведений об обстоятельствах, которые ему стали известны в результате их эмпирического восприятия. Специалист привлекается для участия в уголовном судопроизводстве с целью реализации возможностей, которые дает применение специальных знаний для выявления истины по уголовному делу. Наличие специального образования и профессиональных навыков у свидетелей не выделяет их в самостоятельную категорию лиц, процессуальный статус которых нуждается в особом закреплении.

18. Специалист не может выполнять функции эксперта для стороны защиты, поскольку к числу функций специалиста не относится оценка доказательств. Противопоставление заключения и показаний эксперта, проводившего исследование, и показаний специалиста, который исследования не проводил и не должен был в рамках своей компетенции его проводить, недопустимо.

19. Процессуальное решение и процессуальный акт (процессуальный документ) соотносятся между собой как содержание и форма. Процессуальное решение — результат мыслительно-волевой деятельности уполномоченного субъекта, представляющий собой ответ на правовые вопросы и подводящий итог либо определяющий направление дальнейшего производства по делу в установленных уголовно-процессуальным законодательством рамках. Процессуальный акт - предусмотренная уголовно-процессуальным законодательством форма, в которую должно быть облечено процессуальное решение.

20. Заключение и показания специалиста имеют в процессе оценки доказательств и принятии итоговых процессуальных решений два значения: во-первых, являются самостоятельными доказательствами в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ, способствующими установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и, во-вторых, могут позволить сделать вывод об относимости, допустимости, достоверности и достаточности иных собранных по делу доказательств для целей принятия законного и обоснованного процессуального решения.

21. Возможность привлечения специалиста для изложения своего мнения по вопросам, требующим применения специальных знаний, при рассмотрении дела в кассационной инстанции прямо не предусмотрена УПК РФ, но на основе анализа положений ст. 58, ч. 3 ст. 80 и ст. 377 УПК РФ в их системной взаимосвязи возможно представление сторонами мнения специалиста в суде кассационной инстанции в виде заключения специалиста в качестве дополнительных материалов, прилагаемых к кассационной жалобе.

Помимо общетеоретических выводов в ходе работы были сформированы следующие практические рекомендации:

1. В целях унификации уголовно-процессуального законодательства следует использовать в УПК РФ единый термин «специальные знания» и дополнить ст. 5 УПК РФ определением указанного понятия в следующей редакции:

Специальные знания - система знаний, включающих в себя умения, навыки и опыт, не являющихся общеизвестными, которыми обладает ограниченный круг людей в силу имеющегося у них специального образования, саморазвития и совершенствования, необходимых для занятия определенным видом деятельности и используемых в определенных уголовно-процессуальным законом рамках для достижения целей уголовного судопроизводства».

2. В ст. 58 УПК РФ необходимо внести следующие изменения и дополнения: а) часть 1 ст. 58 УПК РФ следует изложить в следующей редакции:

Специалист — участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе дела, обладающий определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в процессуальных действиях и рассмотрении судом уголовного дела посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию»; б) дополнить перечень прав специалиста, сформулированных в части 3 ст. 58 УПК РФ, следующими положениями:

5) давать заключение по результатам проведения документальных проверок и ревизий в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 144 УПК РФ;

6) давать заключение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами или их представителями, в пределах своей компетенции, а также давать показания по уголовному делу;

7) отказаться от дачи заключения в случаях, когда поставленные перед ним сторонами вопросы выходят за рамки его специальных знаний. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен специалистом в письменной форме с указанием причин отказа;

8) знать о цели своего вызова, о том, для участия в каких процессуальных действиях он привлекается и какого рода специальные знания от него требуются»; в) изложить часть 4 ст. 58 УПК РФ в следующей редакции:

Специалист не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, отказаться от дачи заключения либо показаний по уголовному делу за исключением случаев, прямо предусмотренных в законодательстве, а также разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста»; г) дополнить ст. 58 УПК РФ частью 5 следующего содержания:

За дачу заведомо ложного заключения или показаний специалист несет уголовную ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. За отказ от дачи показаний специалист несет уголовную ответственность в соответствии со статьей 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. За разглашение данных предварительного расследования специалист несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Изменить и дополнить редакцию статьи 168 УПК РФ следующим образом:

2. Признав необходимым участие в предварительном расследовании лица, обладающего специальными знаниями, в качестве специалиста, следователь выносит постановление о привлечении лица в качестве специалиста. До вынесения постановления следователь удостоверяется в его компетентности и выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему, а также выявляет отсутствие иных оснований для отвода специалиста в соответствии со статьей 71 настоящего Кодекса.

3. В постановлении о привлечении лица в качестве специалиста указываются основания привлечения специалиста, фамилия, имя, отчество специалиста, его место работы, вид деятельности, квалификация, специальность, опыт работы. В случае привлечения специалиста для дачи заключения в постановлении также указываются вопросы, поставленные перед специалистом.

4. Следователь знакомит специалиста с вынесенным постановлением, разъясняет специалисту его права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, а также предупреждает об ответственности за дачу заведомо ложного заключения или показаний, за отказ от дачи показаний и за разглашение данных предварительного расследования в соответствии со статьями 307, 308 и 310 Уголовного кодекса Российской Федерации

5. Признав необходимым получение заключения лица, обладающего специальными знаниями, в отношении которого ранее было вынесено постановление о привлечении в качестве специалиста, следователь оформляет запрос, в котором указываются:

1) фамилия, имя и отчество специалиста,

2) наименование и дата документа, на основании которого лицо было привлечено в качестве специалиста,

3) вопросы, поставленные перед специалистом,

4) материалы, которые будут представлены специалисту для ознакомления и осмотра»».

4. Необходимо дополнить перечень случаев обязательного участия лиц, обладающих специальными знаниями, посредством включения в него проведения осмотра места происшествия, в связи с чем предлагается изложить ч. 1 ст. 177 Уголовно-процессуального кодекса РФ в следующей редакции:

Осмотр производится с участием понятых, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей статьи 170 настоящего Кодекса, и специалиста, обладающего соответствующими специальными знаниями».

5. Необходимо рекомендовать включение проведения освидетельствования в число обязательных видов использования специальных знаний путем внесения изменений в ч. 3 ст. 179 Уголовно-процессуального кодекса РФ и изложения ее в следующей редакции:

Освидетельствование производится следователем с обязательным участием врача или другого специалиста».

6. В целях регламентации процедуры допроса специалиста следует дополнить главу 26 УПК РФ статьей 191.1 «Особенности допроса специалиста» следующего содержания:

1. Следователь с соблюдением правил, изложенных в статьях 168, 187 и 189 настоящего Кодекса, вправе по собственной инициативе, а также по ходатайству участников уголовного судопроизводства допросить специалиста об обстоятельствах, изложенных в его заключении, о его участии в следственных действиях, а также по иным вопросам, входящим в область его специальных знаний.

2. Поставленные перед специалистом вопросы об указанных в части первой настоящей статьи обстоятельствах не могут выходить за пределы его специальных знаний.

3. Следователь обеспечивает возможность ознакомления специалиста с материалами уголовного дела, необходимыми ему для изложения своего суждения».

7. Отсутствие законодательной регламентации процедуры производства допроса специалиста в суде порождает необходимость внесения в УПК РФ ст. 281.1 «Допрос специалиста»:

1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса специалиста.

2. Допрос специалиста производится с соблюдением правил, предусмотренных статьей 191.1 настоящего Кодекса.

3. Первой задает вопросы специалисту та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы специалисту после его допроса сторонами».

8. В целях законодательного закрепления возможности использования специальных знаний на стадии кассационного производства по уголовному делу необходимо дополнить ст. 377 УПК РФ следующим положением: «Стороны вправе представить в суд кассационной инстанции заключение специалиста в порядке, предусмотренном частями 5 и 6 настоящей статьи. Заключение специалиста должно отвечать всем требованиям, предъявляемым частью третьей статьи 80 настоящего Кодекса».

9. В связи с предложенными направлениями реформирования УПК РФ целесообразно привести в соответствие положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства путем внесения соответствующих изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ: а) часть 1 статьи 307 УК РФ изложить в следующей редакции:

Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, заключение или показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования». б) статью 308 УК РФ изложить в следующей редакции:

Отказ свидетеля потерпевшего, специалиста или эксперта от дачи показаний».

10. В целях единства практики рекомендуется все заключения специалистов по уголовному делу облекать в определенную форму: заключение специалиста как самостоятельный источник доказательств должно иметь соответствующую структуру и состоять из вводной, описательной и заключительной частей.

БИБЛИОГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИИ

«Специалист как участник уголовного судопроизводства»

1. Нормативные акты зарубежных стран:

2. Уголовно-процессуальный кодекс Франции / Редколл.: Лунгу П.Ф., Марченко М.Н., Суханов Е.А. М.: Юрид. колледж МГУ, 1996. 326 с.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германии: С изменениями и дополнениями на 1 января 1993 года / Пер. с нем. и предисл. Б. А. Филимонова. М.: Издательская фирма «Манускрипт», 1994. 204 с.

4. Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы ГДР Пер. с нем. Ф.М. Решетникова, Т.Г. Морщаковой; Под ред. с предисл. М. А. Гельфера. -М.: Юрид. лит., 1972. 252 с.

5. Нормативно-правовые акты Российской Федерации:

6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (часть I). Ст. 4921.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

8. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-Ф3 // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 1 (часть 1). Ст. 1.

10. Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 27. Ч. I. Ст. 2706.

11. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. №23. Ст. 2102.

12. Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 8. Ст. 366.

13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» // Бюллетень ВС РФ. 2007. №3.

14. Постановление Президиума Московского городского суда от 16 января 2009 года. Уголовное дело № 44у-0009/2009 по обвинению И. по ч. 1 ст.116 и ч. 1 ст. 131 Уголовного кодекса РФ.

15. Приговор Рыбкинского городского суда Ярославской области от 10 октября 2008 г. Уголовное дело № 22-2286/2008 по обвинению Ч. по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 159 УК РФ.4. Официальные документы:

16. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592.

17. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 15 февраля 1923 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1923. № 7. Ст. 106.

18. Устав уголовного судопроизводства. С позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и циркулярами Министра Юстиции / Сост. В. Широков,

19. M. Шрамченко. СПб.: Изд. юрид. книжн. магазина Н.К. Мартынова, 1913.5. Учебная литература:

20. Кальницкий В.В. Следственные действия. Учеб.-метод. пособие. — Омск: Омская академия МВД России, 2001. 104 с.

21. Коломеец В.К. Основные положения УПК РФ: новации и традиции. Научно-практическое пособие. — Екатеринбург: Изд-во Уральский юридический институт МВД России, 2007. 111 с.

22. Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы. Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000. 333 с.

23. Познышев C.B. Элементарный учебник русского уголовного процесса. — М.: изд-во Г.А. Леман, 1913. 337 с.

24. Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. T. II. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1913. 669 с.

25. Соловьев А.Б. Доказывание по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (досудебные стадии). Научно-практическое пособие. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. 264 с.

26. Сорокотягин И.Н. Судебная экспертиза (экспертология): учебное пособие. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2000. 140 с.

27. Теория доказательств в советском уголовном процессе: Часть общая / Под ред. Н.В. Жогина. М.: Юрид. лит., 1966. 583 с.

28. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред., проф. П.А. Лупинской. М.: МГУ, 1995. 460 с.

29. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. -М.: Зерцало, 2005. 523 с.

30. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства / Под общ. ред. A.B. Смирнова. T. II.- СПб.: Альфа, 1996. 607 с.6. Монографии, книги:

31. Арсеньев В.Д., Заблоцкий В. Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. — Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986. 152 с.

32. Белкин P.C. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.: Наука, 1966. 295 с.

33. Буринский Е.Ф. Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею. СПб., 1903. 464 с.

34. Григорьев В.Н., Кузьмин Г.А. Правовые и организационные основы принятия решений в уголовном процессе (досудебные стадии). — М.: Юнити, 2003. 136 с.

35. Исаева JI.M. Специалист в уголовном судопроизводстве. М.: ВНИИ МВД России, 2004. 96 с.

36. Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя. М.: Юрид. лит., 1977. 112 с.

37. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. М.: Норма, 2004. 1104 с.

38. Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1963. 213 с.

39. Лобан И.Е., Заславский Г.И., Попов В.Л. Судебно-медицинская деятельность в уголовном судопроизводстве (правовые, организационные и методические аспекты). — СПб., Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003.467 с.

40. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. -М.: Юрид. лит., 1976. 167 с.

41. Махов В.Н. Использование знаний, сведущих лиц при расследовании преступлений. -М.: Изд-во РУДН, 2000. 296 с.

42. Притузова В.А. Заключение эксперта как доказательство в уголовном процессе. —М.: Государственное изд-во юридической литературы, 1959. 162 с.

43. Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. -М.: Госюриздат, 1953. 264 с.51 .Российская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: НОРМА, 2005. 655 с.

44. Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М.: Городец, 1999. 368 с.

45. Селина Е.В. Применение специальных познаний в уголовном процессе. -М.: «Юрлитинформ», 2002. 144 с.

46. Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании преступлений. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1984. 119 с.

47. Шапиро Л.Г. Использование специальных познаний при расследовании преступных уклонений от уплаты налогов. — Саратов: СГАП, 2001. 144 с.

48. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 1998. 92 с.

49. Эйсман A.A. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. -М.: Юрид. л-ра, 1967. 135 с.

50. Эксархопуло A.A. Специальные познания и их применение в исследовании материалов уголовного дела. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. 280 с.

51. Статьи в периодических изданиях:

52. Аверьянова Т.В., Корухов Ю.Г. Заключение специалиста как новый вид доказательств в уголовном судопроизводстве // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2004. № 4.

53. Антонов А. Использование специальных знаний по уголовным делам, связанных с пожарами // Законность. 2004. № 3.

54. Арсеньев В.Д. Основание назначения судебной экспертизы// Социалистическая законность. 1975. № 9.

55. Баев О.Я. Обвинительное заключение: структура и содержание // Уголовный процесс. 2007. № 4.

56. Балакшин В. Заключение эксперта как средство доказывания по уголовному делу//Законность. 1999. № 1.

57. Божьев В. Изменение УПК РФ — не всегда средство его совершенствования // Законность. 2005. № 8.

58. Быков В. Заключение специалиста // Законность. 2004. № 9.

59. Веренич И.В. Допрос эксперта и специалиста при расследовании преступлений в сфере строительства // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена. Аспирантские тетради. 2008. № 37(80).

60. Воробьев П. Процессуальный статус специалиста: нужны разъяснения Пленума Верховного Суда // Законность. 2005. №11.

61. Вынесен приговор новгородке, обвиняемой в возбуждении национальной и религиозной вражды // Официальный сайт Прокуратуры Новгородской области, http://www.procuratura.поv.ra/?q=node/583, 06.02.2009 г.

62. Гаухман JI. Нужна ли правовая экспертиза по уголовным делам // Законность. 2000. № 4.

63. Георгиев Ф.И., Широков В.Д. Природа знания и его обоснование // Философские науки. 1974. № 5.

64. Гришин A.B., Закурдаев Ю.Ф. Взаимодействие адвоката и специалиста в уголовном процессе // Воронежский адвокат. 2008. № 2.

65. Гришина Е.П., Абросимов И.В. Специалист как сведущее лицо и участник процесса доказывания в уголовном судопроизводстве // Современное право. 2005. № 8.

66. Громов Н., Смородинова А., Соловьев В. Заключения эксперта: от мнения правоведа до выводов медика (обзор практики) // Российская юстиция. 1998. №8.

67. Давлетов A.A. Специалист в уголовном процессе: новые возможности и проблемы // Российская юстиция. 2003. № 9.75.3ажицкий В.И. Заключение и показания специалиста в системе доказательственного права // Российская юстиция. 2007. № 9.

68. Зайцева Е.А. Процессуальный статус специалистов и иных сведущих лиц в современном уголовном судопроизводстве // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2006. № 4.

69. Корухов Ю. Допустимы ли правовые и юридические экспертизы в уголовном процессе // Законность. 2000. № 1.

70. Мазунин Я.М. Становление института использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве России // Инновационное образование и экономика. 2008. № 2 (13).

71. Маслов А.Е., Берлин A.B. К вопросу . об альтернативной судебно-медицинской экспертизе // Сайт Адвокатской палаты Воронежской области, http://www.advpalata.vm.ru/ptvor01 .html

72. Овсянников И. Заключение и показания специалиста // Законность. 2005. №7.

73. Орлов Ю. Специалист в уголовном процессе. // Российская юстиция. 2004. № 1.

74. Орлов Ю. Специалист это сведущее лицо, не заинтересованное в исходе дела // Российская юстиция. 2003. № 4.

75. Орлова В.Ф. Законодательная регламентация судебной экспертизы: состояние и пути совершенствования // Судебная экспертиза. 2004. № 1.

76. Попов Д.В. Показания специалиста как сведущего свидетеля. // Юридический аналитический журнал. 2006. № 1(15).

77. Светова 3. Российскому суду как воздух необходима независимая экспертиза //Сайт газеты «Новые известия», http://www.newizv.ru/print/91073, 02.06.2008 г.

78. Тазин И.И. Установление личностного смысла преступного поведения как условие гуманизации уголовного судопроизводства // Сайт МАСП, http://iuaj 103.valuehost.ru/modules.php?name=Pages&go=page &pid=274, 08.10.2007 г.

79. Темираев О. Компетенция специалиста // Законность. 2005. № 6.

80. Чадин М.В., Чаадаев С.Г. Судебно-экономическая экспертиза // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2001. № 1.

81. Шалумов М. УПК РФ: вопросы доказательственного права // Законность. 2004. № 4.

82. Яни П. Правовая экспертиза в уголовном деле // Законность. 2000. № 9.

83. Сборники, энциклопедии, справочники:

Нормативная регламентация процессуального статуса эксперта и специалиста в интерес к вопросам регламентации участия сведущих лиц в уголовном процессе, . когда в силу возникающих ситуаций следователь сам вправе выбрать . 108-114), где упоминаются «медики», привлекаемые к вскрытию.


Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий