+7 (499) 653-60-72 Доб. 504Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 511Остальные регионы

Привлечение руководителя к субсидиарной ответственности при банкротстве

Полный гид для собственников и руководителей бизнеса на основе «?Ужесточение порядка привлечения к субсидиарной ответственности по . Закон устанавливает несколько видов ответственности при банкротстве компании.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Капканы расставлены: как избежать привлечения к субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность руководителя: основания, сроки и другие важные нюансы

Привлечение руководителя к субсидиарной ответственности при банкротстве
позитивная тенденция привлечения к субсидиарной ответственности лиц, субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве»1, касающаяся.

«Ужесточение порядка привлечения к субсидиарной ответственности по долгам организации во многом продиктовано потребностью передела собственности. Кроме того, сегодня субсидиарная ответственность - эффективный инструмент налогового администрирования и пополнения бюджета. А руководители предбанкротного бизнеса ведут себя как малыши, думающие, что надежно спрятались, просто закрыв лицо руками».

Согласитесь вы с этими утверждениями? Или нет? Давайте разбираться с субсидиарной ответственностью вместе.

Методологическое отступление

Мы проанализировали 300 арбитражных дел о привлечении к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний за двухлетний период с августа 2017 по август 2019 года. Однако в отличие от нашего Гида по обвинениям в искусственном дроблении бизнеса, для аналитики мы взяли только Уральский федеральный округ, поскольку:

  • 300 дел в рамках всей страны не покажут объективной картины, на каждый судебный округ придется по 30 дел. Сузив территорию, мы смогли добиться практически сплошного охвата, таким образом, основные тренды будут проявлены четче;

  • Арбитражный суд Уральского округа по праву считается зачинателем судебных тенденций, а местный юридический ВУЗ - кузницей российских юридических кадров;

  • Территориально он находится примерно в середине страны и вообще всего материка, поэтому никому не будет обидно.

Если серьезно, то по итогу территориально ограниченного анализа действительно удалось прийти к внятным результатам, которых бы не было, «размажь» мы 300 дел по всей стране. Получилось бы как со средней зарплатой по последним данным Росстата… «есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика»(с).

В сравнении с предыдущей версией Гида, посвященной анализу дел 2018 года, помимо шага вперед, мы сделали небольшое отступление назад - в 2017 год. Это позволило увидеть практическое развитие «темы» субсидиарной ответственности в динамике последних двух лет. Обозначить основные тренды, а значит максимально реалистично оценивать перспективы работы с «субсидиаркой». В тексте Гида отражены усредненные данные за два года. Особенности динамики показателей и тенденций мы пометили подзаголовком «ТРЕНДЫ».

Последняя вводная. Сугубо юридических разъяснений и комментариев по теме субсидиарной ответственности достаточно много и смысла повторять их и анализируемые ими документыДокументы по теме: -Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», по тексту «Закон о банкротстве»; -Письмо ФНС России от 16.08.2017 №СА-4-18/[email protected] «О применении налоговыми органами положении? главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ»; -Постановление Пленума Верховного Суда России?скои? Федерации от 21.12.2017 №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» нет никакого. Наша задача, как обычно, человеческим языком объяснить собственникам, руководителям бизнеса и их  помощникам основные нюансы, риски и что можно/нужно делать, а чего нельзя ни при каких обстоятельствах. 

Вдумайтесь, за 2018-2019 годы только в 28% дел суды полностью отказали в удовлетворении требований о привлечении к субсидиарной ответственности (далее - СО), в 72% привлекли полностью или частично. Для сравнения - в 2017 году от СО освободили в 47% случаях. Мы позволили себе не указывать ссылки на конкретные нормы закона и разъяснительные письма, чтобы пожалеть глаза читателя, но поделились конкретными судебными решениями. 

Если говорить о деньгах, то всего в рассмотренных делах было заявлено о субсидиарной ответственности на 59,7 млрд. рублей, а взыскано 15 млрд. Здесь можно было бы обрадоваться, что это составило всего 25%. Однако в целях чистоты анализа мы убрали в этом подсчете кейс, объективно выбивающийся из общей массы, на наш взгляд. В нем пытались взыскать 22,9 млрд. по несущественному для таких сумм основанию.(Постановление от 29.01.2018г по делу №А60-13802/14). И тогда результат стал больше похож на правду. 55,6% сумм от заявленных взысканоВ 36,4% случаев взыскана вся заявленная сумма. В 16,12% - требования удовлетворены в полном объеме, но размер СО отложен до окончания расчетов с кредиторами. С учетом того, что у должников в данных делах не было никаких средств и активов, то можно считать, что СО будет взыскана в заявленном размере., средний размер заявленных требований по субсидиарной ответственности на одно дело - 123 млн., по удовлетворенным требованиям - 98 млн. Средний размер субсидиарной ответственности на одно привлекаемое лицо, соответственно, 50 млн. по заявленным и 55,1 млн. по удовлетворенным:

Без одного дела на 22 909 389 504,45 руб. - Постановление АС Уральского округа от 29.01.2018г. по делу №А60-13802/14
Размер (руб.)привлекаемое% от общего
размера требований
Количество дел,
в которых размер
СО не определен
% "Н/О" от общего количества делСредний размер СО по делам
привлекаемое
Средний размер СО
на одно привлекаемое лицо
Общая сумма требований
(ВСЕГО)
36 828 797 565,42100,003712,33123 173 23649 835 991,29
Сумма
уд-ных
требований
20 460 523 846,3055,56361297 897 243,2855 149 659,96
Сумма
неуд-ных
требований
16 368 420 837,8544,4410,33181 871 342,64 44 479 404,45

То есть, 55 млн. - средний размер субсидиарной ответственности одного ответчика, в то время как в каждом деле в среднем их двое-трое.

Для чистоты итогов отметим, что самая минимальная взысканная сумма - 2 600 руб., а самая максимальная - 2,5 млрд. на одного ответчика или 3,2 на одно из дел (на пятерых КДЛ). 

ТРЕНДЫ

Много интересного открывается, если рассматривать цифры в динамике. Например, средний размер СО на одно привлеченное лицо в 2018 году составлял 71 млн. рублей. В 2019 этот показатель снизился до 50 млн. Казалось бы, происходит некоторое смягчение практики. Но это лишь «показалось». Глядя на другой показатель - количество привлеченных лиц - все встает на свои места. Только за 8 месяцев 2019 года к ответственности привлечено 201 контролирующее должника лицо (КДЛ), а за весь 2018 их было только 141.
Вывод очевиден: растет количество привлекаемых лиц и итоговые суммы, взыскиваемые кредиторами. Почти в два раза за два года.В 2019 г. также проявился резкий рост «агрессивности» заявителей. Если в 2018 году в среднем подавали заявление о привлечение к СО двух лиц, то в 2019 - уже трех

1. Субсидиарная ответственность - это

ответственность за компанию-должника в случае недостаточности её имущества для расчета со своими кредиторами. Еще крепка иллюзия, что участник ООО несет риски только в пределах своего вклада в уставный капитал Общества. Это не так. Вообще не так в текущих условиях. Практически ни одна из форм организаций на сегодняшний день не дает защиты от субсидиарки. Юридически Закон устанавливает несколько видов ответственности при банкротстве компании:

  • субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требовании? кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве);

  • субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст. 61.12 Закона о банкротстве);

  • ответственность за нарушение банкротного законодательства (ст. 61.13 Закона о банкротстве);

  • ответственность за убытки, причиненные должнику, по основаниям, предусмотренным корпоративным законодательством (ст. 61.20 Закона о банкротстве).

В каждом случае есть свои юридические и практические нюансы, однако нам нужен пока общий срез и целостное практическое понимание. 

2. Субсидиарная ответственность угрожает

в первую очередь, директорам и участникам организаций. Статистически, в каждом деле минимум два ответчика, и большая часть из них - «первые лица» компании.

ТРЕНДЫ

Неуклонно растет количество привлекаемых участников, одновременно являющихся директорами банкротов. Если в 2018 году доля директоров-участников среди лиц, к которым было подано заявление о привлечении к СО, составляла 17,5%, то в 2019 она выросла до 23,4%. Однако намного сильнее растет количество «иных» лиц: фактические руководители, выгодоприобретатели, родственники участников и директоров, должностные лица (коммерческие и финансовые директоры, бухгалтеры, юристы и пр.), представители по доверенности и др. В совокупности их доля выросла с 11% до 21%. Заявители в поисках ответственных лиц стали смотреть гораздо шире.


Закон возлагает субсидиарную ответственность на Контролирующих должника лиц (КДЛ). Это физические или юридические лица, которые не более чем за 3 года до возникновения у компании признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия судом заявления о банкротстве контролировали (имели возможность и право) принимаемые в компании решения, заключали сделки от ее имени, определяли их условия.

Запомните: за три года до возникновения признаков неплатежеспособности. Этот момент может возникнуть задолго ДО возбуждения самой процедуры, а потому, в действительности, ответчиков может быть много, как и оснований требований к ним.

«Возможность определять действия должника» может достигаться следующими способами:

  • если лицо находилось с должником, его руководителем или членами органов управления в отношениях родства или свойства, должностного положения. Реальный бенефициар был сыном единственного участника должника.Постановление от 25.12.2018г по делу №А07-963/2015, сумма 2,1 млн.руб

  • в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии. Встретилось два дела, где в удовлетворении требований к лицам, имеющим доверенность, было отказано. Первый был просто наемным работником, подписавшим документ только исключительно во избежание факта подписания договоров со стороны обоих контрагентов одним и тем же лицомПостановление по делу №А60-10012/2015 29.12.2018 у второго была доверенность только на открытие счетовПостановление по делу №А76-6593/13 21.05.2018

  • в силу должностного положения (будучи бухгалтером, финансовым директором должника и т.п.), предоставляющей возможность определять действия должника). Нам встретилось 14 таких дел. В семи из них к СО привлекали бухгалтеров (и не только главных). Самое знаменитое из них, конечно, дело Ахмадеевой.(Постановление от 1 июля 2019 г. по делу №А60-59392/2016) Но оно не самое показательное, так как положение главбуха усугублено уголовным делом, связанным с уклонением от уплаты налогов, в котором Ахмадеева признала свою вину в создании «схемы». Это сразу делает ее КДЛ.

    Более подходящим кейсом, иллюстрирующим отношение судов к СО бухгалтеров, является дело № А50-38095/2009.(Постановление от 19 декабря 2017 г. по делу №А50-38095/2009) Бухгалтера привлекали к СО в ряду соответчиков в размере 24 млн. за неправильное ведение бухгалтерского учета, которое не позволило должнику взыскать «дебиторку», а также за непередачу бухгалтерской документации конкурсному управляющему. Однако суды указали, что вины бухгалтера в убытках нет и она не является КДЛ;

  • иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом. Так привлекли к ответственности Банк, кредитующий должника и одновременно являющийся ему компанией-«бабушкой», доказав, что он оказывал влияние на банкрота.Постановление по делу №А50-12888/2015 ПУО от 20.09.2018 сумма 1,3 млн.руб.
    Доказательствами контроля явились факты осуществления Должником платежей в адрес подконтрольных реальному бенефициару компаний без встречного предоставления. При этом бенефициар являлся поручителем Должника перед его поставщиком, что убедило суд в наличии взаимозависимости, обусловленной экономической целесообразностью заключения договора поручительства.(Постановление по делу №А60-50826/2016 от 17.01.2019, сумма 183 млн.руб.)

При этом Закон устанавливает презумпцию (которую вы вправе доказательно опровергнуть в суде) наличия статуса КДЛ у:

  • руководителя должника или его управляющей компании;

  • члена исполнительного органа (=член правления. Однако член совета директоров автоматически не признается КДЛ, поскольку этот орган является не исполнительным, а наблюдательным);

  • ликвидатора должника, члена ликвидационной комиссии;

  • лица, имевшего право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50% и более в уставном капитале организации либо имевшего право назначать (избирать) руководителя должника;

  • лица, извлекавшего выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководящих должником лиц.

То есть, наличие статуса директора и/или владение 50% в уставном капитале общества автоматически делает вас ответчиком по субсидиарке, если вы не докажете обратного.

При этом, статистически, одновременное замещение должности директора и участника компании в 1,5 раза увеличивает риски субсидиарной ответственности (77%), в то время как отсутствие подобного совмещения снижает их до 50%: 

КДЛ несет субсидиарную ответственность также в случае, если Должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие конкретно его действий и (или) бездействия, однако после этого это лицо существенно ухудшило финансовое положение Должника.

 ТРЕНДЫ

Растет количество случаев привлечения директоров-участников к СО, а также, как уже отмечено, иных лиц. В первую очередь это участники иных организаций, входящих в группу компаний, и ключевые сотрудники (прежде всего речь идет о бухгалтерах). Так, помимо двух директоров и единственного участника должника к СО привлечены 5 участников трех аффилированных компаний, которые ранее были присоединены к должнику в предбанкротный период.(Постановление от 11 июля 2019 г. по делу №А60-62539/2015)
К ответственности привлечены участник, коммерческий директор и главный бухгалтер банкрота. Суд установил, что КДЛ выводили на себя активы должника (ими безвозмездно получены транспортные средства банкрота, с его расчетного счета перечислены деньги на личную банковскую карту и т.п.). Должностное положение коммерческого директора и бухгалтера усугублялось родственными связями - все КДЛ были членами одной семьи (отец, сын и невестка).(Постановление от 22 июля 2019 г. по делу №А60-57148/2015, сумма 81 млн.)
Повторимся: заявители (конкурсные управляющие, кредиторы и др.) стали «агрессивнее». Заявления подаются к большему количеству ответчиков. Суды отреагировали на это некоторым увеличением количества лиц, освобожденных от СО (51% в 2019 против 48% в 2018). Однако это лишь незначительно компенсирует полуторакратный рост количества КДЛ, привлеченных к ответственности (и это только первые 8 месяцев 2019 года).

3. Быть в статусе КДЛ - это еще не криминал. Чтобы привлечь к «субсидиарке» - необходимо установить вину. Закон устанавливает перечень обстоятельств, при наличии хотя бы одного из которых вина КДЛ в банкротстве компании ПРЕЗЮМИРУЕТСЯ. Если, опять же, ответчик не докажет обратного. 

3.1. Причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в его пользу, либо одобрения им одной или нескольких сделок.

То есть, лицо совершило какую-то сделку. Либо одобрило ее. Это самая распространенная презумпция и чаще всего встречаемое в рассмотренных делах основание ответственности (55%), как правило, связанное с выводом активов. В кризисных условиях подавляющее большинство руководителей старается максимально спасти значимое имущество компании, выводя его из-под возможного взыскания кредиторов и подставляя тем самым себя под личную имущественную ответственность. 

В действительности парадоксальная ситуация порой складывается: директор вывел активы Должника на подконтрольного субъекта на 1 млн рублей, а в итоге получил субсидиарную ответственность на 12 млн. И вполне можно было бы этого не допустить, заранее подумав о последствиях и перенаправив усилия на обеспечение доказательств разумности своего руководства и принятых предпринимательских решений. Субсидиарной ответственности можно было бы вообще избежать. Хотя объяснение этому есть: когда в предбанкротных условиях активы выводились, законодательство и практика были другими. Все так делали. И всем сходило с рук. Поэтому сейчас и получается, что действия трех-пяти-десятилетней давности оцениваются сквозь призму нового, ужесточенного подхода.

Примеры 
Понимая предбанкротное состояние и, видимо, не желая рассчитываться с кредиторами, одновременно оттягивая время заключением мирового соглашения, собственники вывели из компании имущество, спешно реализовав его третьим лицам. При этом документов, опосредующих отчуждение, суду представлено не было. Затем в организацию в качестве участника была введена офшорная компания, а реальные собственники из Общества вышли, не требуя в таком случае выплаты им действительной стоимости доли, но заявляя суду, что активов оставалось стоимостью более 116 млн. рублей. В итоге суд решил, что подобными действиями собственники преследовали цель фактически ликвидировать компанию, доведя тем самым её до банкротства.Постановление по делу №А60-58324/15 от 13.06.2018, сумма 26 млн.руб.
У Должника возникло обязательство по компенсации незаконного использования чужого товарного знака в сумме 24 млн. руб. в период руководства двух собственников. После вступления судебных решений об этой компенсации в силу в состав участников Должника введено номинальное лицо, а реальные бенефициары вышли, опять же не получив действительную стоимость своих долей. Дополнительно юридически адрес Должника также был сменен на другой регион. При этом его имущество осталось на площадках, принадлежащих на праве собственности бывшим участникам. Суд посчитал, что подобными действиями конкретных лиц и был причинен существенный вред кредиторам и как следствие, доведение компании до банкротства.Постановление по делу №А07-21528/13 09.06.2018, сумма 28,5 млн.руб.
Суд установил, что в период руководства субсидиарного ответчика в пользу аффилированной Должнику компании перечислено 45 млн. рублей в отсутствие оправдательных документов. Другой зависимой организации отчужденно имущество по заниженной на 790 млн. руб. стоимости. Третьим лицам, опять же, в отсутствие документов перечислено 620 млн. руб. Впоследствии каждая из аффилированных компаний была признана банкротом либо исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.Постановление по делу №А76-1273/2009 от 12.11.2018, сумма 1,2 млрд.руб.
По предложению основного акционера советом директоров принято решение о создании 30 дочерних обществ, в оплату уставных капиталов которых передано имущество Должника на 639 млн. рублей. Менее чем через год акции дочерних компаний безвозмездно им же и переданы, а в последствии отчуждены в пользу основного акционера, директора Должника и иных лиц, входящих в совет директоров Должника и его правление. Дополнительно в этот же период (2002-2004 гг) взаимозависимым компаниям было продано имущество на 200 млн. с отсрочкой оплаты на 5 лет. В последующем, ИФНС по итогу выездной проверки доначислила обществу более 60 млн. налогов, что стало отправной точкой банкротства, поскольку активов для погашения долга уже не было. Суды привлекли бенефициара к ответственности на 2,5 млрд. руб.Постановление по делу №А60-13467/04 от 28.02.2018, сумма 2,5 млрд.руб

3.2. Отсутствуют или искажены документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы. Следующее по частоте основание (41%). 

 Примеры 
Непередача конкурсному управляющему (КУ) документов и имущества должника, необходимых для определения фактической картины деятельности банкрота, в том числе на основании решения суда об их истребовании, убедили суд в необходимости возложения субсидиарной ответственности на управляющую компанию банкрота и ее директора - конечного бенефициара в размере 148 млн. руб.Постановление по делу №А60-49762/2015 от 03.04.2018 сумма 148 млн.руб.
Директор не передал весь необходимый объем документов КУ, при этом в судебные заседания представлял документы, которых при должном исполнении указанной обязанности у него быть не должно. Дополнительным основанием ответственности явилось перечисление со счета должника в свой адрес денежных сумм без каких-либо обосновывающих документов.Постановление по делу №А60-40163/2014 от 26.02.2018 сумма 2,5 млн.руб.

Принципиальный момент здесь доказать суду, что в результате непредоставления сведений, непередачи документов не удалось сформировать конкурсную массу, установить перечень дебиторов и т.п. Отсутствие подобных последствий, вины, причинно-следственной связи освобождает от ответственности (в 14 делах из 300 это доказано):

КУ пытался взыскать с сотрудника, изначально работавшего юрисконсультом, 23 млрд. рублей. Однако ответчику удалось доказать фактическую организационную структуру группы компаний, факт нахождения бухгалтерии в другом городе, принятие мер по освобождению себя от занимаемой должности директора и игнорирования необходимого для этого проведения собрания участников с их стороны и т.п.Постановление по делу №А60-13802/14 от 29.01.2018 сумма 23 млрд, в привлечении отказано
КУ указывал на то, что непередача директором документов, касающихся дебиторской задолженности, является основанием его субсидиарной ответственности. При этом судом установлено, что взысканию дебиторской задолженности это никак не помешало.Постановление по делу №А50-14247/2013 от 18.07.2018, сумма 1,5 млн. руб., в привлечении отказано
Привлекаемый к СО последний руководитель смог доказать, что все документы, которые необходимо было предоставить КУ, находились у предыдущего директора, в отношении которого возбудили уголовное дело (за хищение денежных средств у Должника). Это позволило КДЛ избежать СО в размере 82 млн. Постановление от 24.04.2019 по делу №А60-27497/2017

 ТРЕНДЫколичество дел, связанных с непредоставлением бухгалтерской документации конкурсному управляющему, увеличилось - с 36% в 2018 до 43% в 2019 году. Однако можно отметить положительный момент - в таких делах суды снижают размер СО. Иногда очень существенно. Например, размер СО был уменьшен с 617 млн. до 71 млн. рублей. Конкурсный управляющий хотел взыскать всю сумму непогашенной задолженности в связи с непредоставлением бухгалтерской документации. Однако суд определил размер СО, исходя из стоимости активов, которые не были включены в конкурсную массу в результате сокрытия документов.(Постановление от 07.05.2019 г. по делу №А60-19337/2016)


3.3. Более 50% требований кредиторов третьей очереди составляет задолженность, возникшая в результате привлечения Должника или его руководителей к уголовной, административной или налоговой ответственности.

Если более половины всех требований касаются налоговых доначислений - вина в банкротстве презюмируется.

На практике в сухом остатке это выглядит так: в случае банкротства компании из-за агрессивной налоговой оптимизации долги организации будет погашать ее собственник и руководитель. Потому что 80% налоговых споров касаются именно завышения расходов и вычетов по НДС оформлением отношений с компаниями-«однодневками». Подобных дел нам встретилось 8%.

Примеры
В ходе налоговой проверки доказаны фиктивные работы от нескольких компаний, не обладающих объективной возможностью вообще ведения какой-либо деятельности. Поскольку налогоплательщик-должник не смог ни оспорить недоимку, ни оплатить, по решению суда почти 18 млн. взыскано с директора. При этом доводы о том, что подбор контрагентов осуществлял его заместитель, а директор оценивал результаты выполненных спорными контрагентами работ, суд не убедили. Равно как и ссылка на то, что налоговой орган расходы на этих контрагентов не исключил из налогообложения прибыли. Хотя опытным налоговым консультантам давно известно, что в последнее время налоговый орган, уличив в связи с однодневкой, даже не заморачивается над взысканием недоимки по налогу на прибыль, поскольку природная косвенность, НДС умноженная на объемы взаимодействия отечественного бизнеса с однодневками, уже дают отличные поступления в бюджет.Постановление по делу №А47-6554/16 от 13.03.2018, сумма 18 млн. руб.
90% требований всех кредиторов должника возникли в результате получения им необоснованной налоговой выгоды, а потому с директора компании и одновременно ее 50% собственника взыскано 32 млн. руб.Постановление по делу №А50-19893/2016 от 22.02.2018 , сумма 33 млн. руб.
В ходе выездной проверки налоговый орган доказал, что единственным участником компании-Должника создана схема, при которой её доходы поступали в адрес иных субъектов в группе, контролируемых все тем же бенефициаром, а не исполненная налоговая нагрузка возлагалась на Должника. В итоге суд взыскал с участника более 20 млн.Постановление по делу №А50-12566/15 от 19.03.2018г , сумма 20 млн. руб.

И хотя дел с подобными основаниями не много, вывод очевиден: учитывая текущий административно-налоговый контроль, позицию судов по «однодневкам» и указанную презумпцию - возможности экономии НДС нет.Ни в теории, ни на практике. 

ТРЕНДЫколичество дел по привлечению к СО по долгам, возникшим в результате налоговых доначислений, в 2019 году выросло до 10%. Отметим интересную особенность: суды стали привлекать к ответственности участников фирм-«однодневок». В одном деле помимо директоров и участников банкрота привлечен «массовый учредитель», которому не посчастливилось участвовать в компании, на которую выводили активы должника. Размер СО составил 4,7 млн. рублей.(Постановление от 28.01.2019 по делу №А50-26986/2016, сумма 4.7 млн. руб.)

3.4. Документы, хранение которых являлось обязательным для юридических лиц, отсутствуют либо искажены. Это касается уставов компаний, протоколов общих собраний, реестра участников, документов, списков аффилированных лиц, заключений аудиторов т.п. 

То есть все те документы, которые в соответствии с законами компания должна хранить. Введение этой презумпции объясняется тем, что в случае отсутствия подобной информации кредиторам будет сложно или невозможно установить конечных выгодопреобретателей общества, понять истинную систему принятия решений, одобрения сделок и т.п. В проанализированных нами делах ссылки на такие факты не встретились.

3.5. На дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с законами сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице в ЕГРЮЛ или в ФЕДРЕСУРС. 

Например, в ЕГРЮЛ есть отметка о недостоверности сведений об адресе организации, либо на ФЕДРЕСУРСЕ не опубликовано сообщение о величине чистых активов Должника-АО и т.п. Не поленитесь и проверьте, все ли сведения вашей компанией публикуются на ФЕДРЕСУРСЕ в установленных случаях, а ЕГРЮЛ отражает реальную информацию. Пока дел, касающихся подобных обстоятельств, в проанализированном объеме нам также не встретилось.

Обращаем внимание: юридические лица активно привлекаются к субсидиарной ответственности, в том числе привычные ООО, участвующие в других организациях (не менее 67 организаций привлечены в 300 делах). Это может быть принципиально важным для холдинговых структур. 

Примеры
Единственный участник Должника - организация привлечена к субсидиарной ответственности, поскольку суду была доказана полная подконтрольность дочерней компании, в том числе за счет ограничивающих её самостоятельность положений её устава, наличия единой производственной площадки у обеих компаний, единого программного обеспечения финансово-хозяйственной деятельности, нахождение первичных документов Должника на территории учредителя. Убедительно для суда прозвучали и аргументы о выборочных расчетах с кредиторами (Должник по указанию участника оплачивал только производственные расходы, полностью игнорируя налоговые обязательства), а так же то, что свою задолженность перед Должником (32 млн. руб.) материнская компании также не исполнялаПостановление по делу №А76-12674/2012 от 02.04.2018, сумма 85,7 млн. руб.

Когда удается добиться привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности

18.01.2018


21.12.2017 Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», в котором даны разъяснения как относительно общих принципов и оснований привлечения контролирующих должника лиц к ответственности, так и относительно процессуальных вопросов подачи и рассмотрения заявлений о привлечении к ответственности.

Ниже приводятся наиболее существенные разъяснения.

Исключительный характер субсидиарной ответственности

На фоне существенного расширения практики привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности ВС РФ подчеркнул исключительный характер такой ответственности. ВС РФ отметил значимость конструкции юридического лица и недопустимость ответственности, если действия, повлекшие негативные для должника последствия, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав кредиторов. Судам при этом следует руководствоваться практикой защиты делового решения, сложившейся в корпоративных отношениях.

Также Верховный Суд указал на субсидиарное применение общих положений глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

Детализированы критерии для признания лица контролирующим

В Постановлении сделан акцент на неформальном подходе при установлении статуса контролирующего лица и необходимости исходить из реального оказания контролирующим лицом определяющего влияния на условия сделок, изменяющих экономическую или юридическую судьбу должника, а также на учете преимуществ, вытекающих из положения привлекаемых к ответственности лиц. При этом, отсутствие оснований субсидиарной ответственности не исключает привлечение контролирующего лица к ответственности в силу иных норм.

ВС РФ разъяснил, что как управляющая компания должника, так и руководитель такой компании могут быть признаны контролирующими должника лицами, а номинальный руководитель по общему правилу подлежит привлечению к ответственности наряду с лицами, осуществлявшими фактическое управление компанией.

Не исключается признание контролирующим участника, обладающего менее 50% голосов (акций) или члена органа управления должника, голосовавшего совместно с иными лицами за решения, оказавшие существенное влияние на деятельность компании.

Верховный суд детализировал понятие выгоды, необходимой для применения презумпции контроля в связи с извлечением выгоды. Во-первых, выгода должна быть существенной относительно масштабов деятельности должника, а во-вторых, ее извлечение невозможно в ситуации добросовестного осуществления руководством должника своих обязанностей.

Содержащийся в Законе о банкротстве презумпции и критерии статуса контролирующих лиц являются опровержимыми, в связи с чем при формировании позиции в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности рекомендуем детально анализировать фактические обстоятельства, относящиеся к характеру вменяемых в вину деловых решений и роли конкретного лица в их принятии и реализации.

Детализированы круг лиц и основания привлечения к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве

Разъяснено, что учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров, и по общему правилу несколько директоров, действующих совместно или независимо друг от друга, солидарно несут субсидиарную ответственность.

Руководитель должника может быть освобожден от ответственности, если:

  • несмотря на наличие признаков неплатежеспособности, должник не находился в состоянии объективного банкротства;
  • руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный срок финансовых трудностей, приложил необходимые условия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.

Ограничение ответственности руководителя возможно только на тот период, когда выполнение такого плана являлось разумным

При возникновении финансовых и иных трудностей в деятельности компании контролирующим лицам необходимо уделить особое внимание созданию документального подтверждения принятия разумных и необходимых мер, направленных на стабилизацию ситуации, включая планы антикризисных мероприятий, организацию и реализацию действий по их выполнению.

Также Верховный суд смягчил условия ответственности иных, кроме руководителя, лиц (например, участника или акционера) за непринятие мер по инициированию банкротства, подчеркнув, что такие лица должны быть осведомлены о возникновении у руководителя обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и невыполнении им данной обязанности.

Постановление содержит разъяснение о том, что ответственность такого лица ограничена обязательствами должника, возникшими после истечения совокупности предельных сроков, отведенных на созыв, подготовку и проведение заседания уполномоченного органа управления должника.

ВС РФ обратил внимание на то, что для ликвидатора и членов ликвидационной комиссии срок обращения с заявлением о банкротстве должника составляет не 1 месяц, а 10 дней, и что для членов ликвидационной комиссии по общему правилу ответственность за неисполнение соответствующей обязанности является солидарной.

Размер ответственности за непринятие мер по инициированию банкротства должника может быть увеличен на сумму расходов, необходимых для проведения процедур банкротства, если будет доказано, что он был бы меньше в случае своевременного исполнения контролирующим лицом обязанности по подаче заявления о банкротстве.

Публикация бывшим руководителем информации о наступлении обязанности обращения в суд с заявлением о банкротстве освобождает такого руководителя от ответственности по обязательствам перед кредиторами, возникшими после такой публикации.

Уточнены основания субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов

ВС РФ ориентирует суды на необходимость установления действий контролирующих лиц, которые явились необходимыми причинами объективного банкротства должника. Такие действия могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений недобросовестно и неразумно, в назначении на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам организации, в создании системы управления, при которой во вред должнику выгоду из его деятельности извлекают третьи лица и т.д.

Особо отмечается необходимость исследовать совокупность сделок и иных операций, так как не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя сделка (операция), хотя бы она и привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения.

ВС РФ обращает внимание на важность оценки как внутренних, так и внешних факторов, которые могли повлечь невозможность полного погашения требований кредиторов (финансовый кризис, существенное изменение условий ведения бизнеса и т.п.).

Поскольку солидарная ответственность предполагает согласованность, скоординированность и направленность действий контролирующих лиц на реализацию общего для них намерения, при определенных обстоятельствах возможна замена такой формы ответственности на пропорциональную, например, в зависимости от периодов осуществления ими фактического контроля за должником.

Списание кредитором, в том числе уполномоченным органом в порядке ст. 59 НК РФ, задолженности, не является препятствием для последующей подачи заявления о привлечении контролирующего лица к ответственности по таким обязательствам, как и не является единственным основанием исключения суммы задолженности из объема субсидиарной ответственности.

Финансовые проблемы компании нередко протекают в период неоднократной смены участников и менеджмента. Разъяснения нацеливают на персонализацию ответственности, установление лиц, по вине которых наступило объективное банкротство, и с очевидностью повлекут расширение круга привлекаемых к ответственности субъектов за счет бывших участников, бенефициаров, руководителей и иных оказавших влияние на деятельность компании лиц.

С учетом изложенного мы рекомендуем при продаже доли участия в компании или прекращении полномочий как члена органа управления или сотрудника учитывать риски потенциального привлечения к ответственности и последствия утраты доступа к документации, подтверждающей ее финансовое состояние.


Закреплены широкие полномочия суда в вопросе квалификации правовых оснований заявленного требования

Независимо от того, каким образом заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности оснований для применения иных видов ответственности суд принимает решение о привлечении к такой ответственности.

Указанный подход в значительной степени улучшает положение заявителя, но в то же время осложняет положение лица, привлекаемого к ответственности. В связи с этим контролирующему лицу следует занимать активную процессуальную позицию и обосновывать отсутствие оснований для применения как заявленной, так и иной возможной применительно к обстоятельствам спора формы ответственности.

Уточнено действие презумпции, связанной с отсутствием или недостоверностью документации должника

Верховный суд разъяснил критерии существенного затруднения проведения процедур банкротства, которые необходимы для применения данной презумпции, а также указал, что непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности. Добросовестный и разумный руководитель должен истребовать документацию у своего предшественника либо попытаться восстановить документацию иным образом.


Разъяснены порядок подачи и рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности

Верховный суд разъяснил права отдельных субъектов по инициированию привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Так, правом обращения с таким заявлением обладают «зареестровые» кредиторы (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве), а также кредиторы по текущим обязательствам. При этом подача заявления вне рамок дела о банкротстве последними возможна только при подтверждении требований вступившим в законную силу судебным актом или иным подлежащим в силу закона принудительному исполнению документом.

Основанием требования о привлечении к субсидиарной ответственности, по мнению ВС РФ, являются не ссылки на нормы права, а фактические обстоятельства спора. По этой причине предъявление требования со ссылкой на одни и те же нормы права, но основанного на различных нарушениях, не будет считаться тождественным иском.

Применительно к бремени доказывания ВС РФ разъяснил, что если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали статус контролирующего лица и невозможность погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения данных утверждений переходит на привлекаемое лицо.

Возможность выявления в ходе процедур банкротства все новых фактов, подтверждающих неправомерные действия контролирующих должника лиц, создает риски неоднократного обращения заинтересованных лиц в суд с заявлениями о привлечении их к ответственности.

Раскрыты особенности применения исковой давности к требованию о привлечении к субсидиарной ответственности

В Постановлении Пленума ВС РФ детально регламентирован порядок исчисления исковой давности с учетом большого круга возможных заявителей требования о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, если будет установлено, что один из кредиторов узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к ответственности до того, как об этом могли узнать иные кредиторы, исковая давность может быть применена к части требования о привлечении к субсидиарной ответственности, приходящейся на такого информированного кредитора.

Также отмечено, что исковая давность для кредиторов не может быть исчислена с момента, когда об обстоятельствах, являющихся основаниями для привлечения контролирующих лиц к ответственности, узнал арбитражный управляющий, если он недобросовестно скрыл эти сведения от конкурсных кредиторов.

Стимулирующее вознаграждение арбитражного управляющего

Размер такого вознаграждения зависит от результатов работы управляющего и его реального вклада в привлечение контролирующих должника лиц к ответственности, в связи с чем сумма вознаграждения может быть снижена или же в его выплате может быть отказано. Фактически выплаченные суммы вознаграждения арбитражного управляющего подлежат взысканию с контролирующего должника лица в качестве судебных расходов

Взыскание с контролирующих лиц суммы расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему фактически увеличивает размер субсидиарной ответственности на 30% от взысканной суммы.


О чем подумать, что сделать

Постановление Пленума ВС РФ № 53 ориентирует суды на взвешенное применение механизмов ответственности при банкротстве и максимальный учет всей совокупности обстоятельств, относящихся к деятельности компаний в период, предшествовавший банкротству. Это существенно повышает требования к активности всех участников процессов о привлечении контролирующих лиц к ответственности.

Исходя из текущей экономической ситуации, повышения информированности кредиторов и нацеленности уполномоченных органов на реальное взыскание денежных средств с контролирующих лиц, мы прогнозируем значительное увеличение числа таких споров как в делах о банкротстве, так и вне их рамок.

Наш опыт сопровождения дел о банкротстве и, в частности, проектов, связанных с ответственностью контролирующих лиц и оспариванием сделок, показывает, что эффективность защиты интересов контролирующих лиц во многом зависит от учета рисков, обусловленных законодательством о банкротстве, еще на стадии принятия бизнес-решений.

Недостаточная информированность менеджеров и руководителей компаний относительно юридических последствий несоблюдения норм Закона о банкротстве значительно повышает риски негативных последствий для компании, ее сотрудников, в том числе топ-менеджеров, и иных контролирующих лиц.

Помощь консультанта

Специалисты «Пепеляев Групп» обладают обширным успешным опытом защиты интересов любых категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в судебных разбирательствах по защите прав привлекаемых к ответственности контролирующих лиц.  

Возврат к списку

Когда удается добиться привлечения руководителя должника к Чаще всего это связано с банкротством, но могут быть и другие ситуации. Привлечение директора к субсидиарной ответственности при.

Субсидиарная ответственность учредителя

 

СУБСИДИАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИ БАНКРОТСТВЕ. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

С 26 февраля 2018 г. Декретом Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее - Декрет № 7) был изменен подход законодателя к оценке причин, влекущих субсидиарную ответственность.

 

Справочно

Собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц (подп.5.6 п.5 Декрета № 7).

 

Таким образом, при предъявлении исков о привлечении к субсидиарной ответственности в экономическом суде нужно доказывать, что банкротство было вызвано виновными (умышленными) действиями названных лиц.

С 17 июля 2018 г. в целях приведения в соответствие с Декретом № 7 в новой редакции была изложена часть вторая п.3 ст.52 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК).

 

Обратите внимание!

Основным доказательством наличия виновных (умышленных) действий привлекаемых к ответственности лиц стали соответствующие приговоры по уголовным делам. При их наличии иски о привлечении к субсидиарной ответственности удовлетворяются, при отсутствии - в большинстве случаев не удовлетворяются.

 

 

В горячем пособии приведена сложившаяся судебная практика по применению норм Декрета № 7 в части привлечения к субсидиарной ответственности.

Иски о привлечении к субсидиарной ответственности удовлетворены

Привлечение к субсидиарной ответственности директора при наличии приговора суда по уголовному делу, акта проверки Комитета государственного контроля Республики Беларусь

Фабула дела

Экономическим судом после вступления в силу Декрета № 7 был рассмотрен иск ОДО «Банкрот» к бывшему директору общества о взыскании суммы в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам общества.

Позиция истца

В обоснование заявленных исковых требований истец указал на тот факт, что экономическая несостоятельность (банкротство) (далее - банкротство) основного должника вызвана виновными (умышленными) действиями ответчика. Ответчик имел право давать обязательные для основного должника указания либо возможность иным образом определять его действия. У должника отсутствовало имущество, достаточное для удовлетворения требований кредиторов.

Позиция ответчика

Ответчик исковые требования не признал, указав, в частности, на непредставление истцом доказательств совершения ответчиком виновных умышленных действий, повлекших банкротство общества. В исковом заявлении истцом указаны только факты бездействия ответчика как должностного лица, что не может служить основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Банкротство общества было вызвано невозвратом дебиторской задолженности, длительным проведением проверки органами финансовых расследований.

Решение суда

Как было указано судом, рассматривающим экономические дела, если банкротство должника - юридического лица вызвано собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Иски о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, указанных в частях второй, третьей ст.11 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон), предъявляются после открытия ликвидационного производства в суд в случае выявления недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. В период рассмотрения дела о банкротстве такие иски подаются в суд, рассматривающий это дело.

Субсидиарная ответственность возлагается на лиц, указанных в части второй ст.11 Закона, и в случаях прекращения права собственности на имущество должника, выбытия из состава участников (учредителей) должника, прекращения трудовых отношений с должником, а также прекращения права давать обязательные для должника указания либо иным образом определять его действия в течение срока, предусмотренного частью шестой ст.11 Закона (части вторая, четвертая, седьмая ст.11 Закона).

Согласно уставу ОДО «Банкрот» один из его участников - директор.

Решением экономического суда ОДО «Банкрот» признано банкротом с ликвидацией.

Управлением Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь (далее - УДФР) была проведена внеплановая проверка ОДО «Банкрот» на предмет соблюдения налогового законодательства за период осуществления им хозяйственной деятельности.

Проверке сплошным методом были подвергнуты данные бухгалтерского и налогового учета, договоры, первичные учетные документы, банковские документы, карточки счетов, налоговые декларации (расчеты) по налогам за проверяемый период и другие изъятые документы по финансово-хозяйственной деятельности.

По результатам проверки был составлен акт и вынесено решение о доначислении обществу налогов и пени.

При проведении проверки были выявлены факты нарушений законодательства, выразившиеся в занижении ОДО «Банкрот» выручки от реализации товаров (работ, услуг), занижении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость; завышении налоговых вычетов НДС, что повлекло неполную уплату налога на добавленную стоимость; занижении прибыли, что повлекло неполную уплату налога на прибыль; в неполной уплате установленных налоговым законодательством налогов.

Экономическим судом установлено, что в отношении ответчика районным судом постановлен обвинительный приговор, согласно которому данный гражданин являлся заместителем директора ОДО «Банкрот», а затем директором этого общества, обладал организационно-распорядительными функциями. Как директор ОДО «Банкрот», нес ответственность за организацию ведения бухгалтерского учета и составление отчетности, а также создание необходимых для этого условий, за обеспечение неукоснительного выполнения требований законодательства по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности в части соблюдения порядка оформления и представления документов и сведений, необходимых для ведения бухгалтерского учета и составления отчетности, иных требований.

Приговором установлены и иные нарушения законодательства, регламентирующего ведение бухгалтерского учета. Так, директор умышленно вносил в регистры бухгалтерского и налогового учета недостоверные сведения о финансово-хозяйственной деятельности общества, тем самым занижал фактические показатели выручки от реализации товаров (работ, услуг) и завышал фактические показатели затрат, что привело к занижению налоговой базы при исчислении налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

Поскольку в период следствия ответчик не исполнял обязанности директора и обязательства перед кредиторами, образовалась задолженность перед кредиторами.

К субсидиарной ответственности, в частности, могут быть привлечены учредители (участники), собственники имущества юридического лица или другие лица, в том числе руководитель должника, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеющие возможность определять его действия, если банкротство вызвано их указаниями и (или) действиями (абзац 2 части первой п.3 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» (далее - постановление Пленума № 11).

При разрешении данной категории споров следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств:

• наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;

• совершения соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;

• наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом;

• недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц (подп.5.6 п.5 Декрета № 7).

Ответчик, как единоличный исполнительный орган, имел в силу законодательства и устава право давать обязательные для юридического лица указания, а равно возможность иным образом определять его действия.

Ответчик не обеспечил надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета, надлежащее руководство и контроль за деятельностью общества, допустил нарушение налогового и иного законодательства, уклонялся от уплаты сумм налогов путем умышленного занижения налоговой базы и внесения в документы налогового учета и отчетность заведомо не соответствующей действительности информации, касающейся стоимостной, физической и иных характеристик объекта налогообложения, скорректированной в сторону уменьшения размера налоговых начислений. Внесение в налоговые декларации (расчеты) ОДО «Банкрот» заведомо ложных сведений, выразившееся в умышленном указании в них не соответствующих действительности данных, которые повлияли на исчисление уплачиваемого налога, повлекшее причинение ущерба в крупном размере, послужило причиной банкротства и подтверждает наличие у ответчика умысла на банкротство общества. Ответчик предвидел вредные последствия от своих действий, понимал, что действует противозаконно, сознавал возможность наступления вредных последствий, но относился к этому безразлично.

Указанные обстоятельства подтверждаются приговором суда, актом проверки Комитета государственного контроля Республики Беларусь.

В связи с тем что требования кредиторов в рамках дела о банкротстве не могут быть удовлетворены по причине установленного факта отсутствия у должника имущества, исковые требования в рамках дела экономический суд признает обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Наличие причинно-следственной связи между банкротством должника и действиями ответчика доказано.

Наличия правовых оснований для освобождения ответчика от субсидиарной ответственности экономическим судом не установлено, доказательства их наличия участвующими в деле лицами суду не представлены. Виновное в банкротстве лицо подлежит привлечению к субсидиарной ответственности на сумму неудовлетворенных требований кредиторов.

В нарушение положений части второй ст.2 ГК ответчик осуществлял возложенные на него обязанности и пользовался принадлежавшими ему правами недобросовестно и неразумно, не смог обеспечить руководство организацией и контроль за ее деятельностью с такой эффективностью, рациональностью и результативностью, чтобы не допустить наличие не погашенной в установленные сроки задолженности перед кредиторами. Наступившие у должника-банкрота убытки от предпринимательской деятельности не являются следствием таких обстоятельств, наступление которых от ответчика всецело не зависело и предотвратить которые при должной степени заботливости и осмотрительности ответчик не имел возможности.

С учетом всех обстоятельств в их совокупности экономический суд удовлетворил исковые требования в полном объеме и привлек ответчика к субсидиарной ответственности.

Установление судом умысла в действиях должностных лиц в доведении организации до банкротства

В редких случаях экономический суд имеет возможность самостоятельно установить наличие виновных умышленных действий со стороны должностных лиц должников в доведении их до банкротства. Связано это, чаще всего, с отсутствием с их стороны должной степени заботливости и осмотрительности по обеспечению сохранности печатей и бланков должника, повлекшей их передачу неустановленным лицам.

Фабула дела

Решением экономического суда после вступления в силу Декрета № 7 частично удовлетворены исковые требования ООО «Банкрот». С последнего директора общества в пользу ООО «Банкрот» взыскана сумма в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Банкрот». В удовлетворении исковых требований к другим бывшим директорам судом отказано.

В апелляционном и кассационном порядке решение суда оставлено в силе.

Как было установлено судом, рассматривающим экономические дела, руководство ООО «Банкрот» поочередно осуществляли несколько директоров, привлеченных по делу в качестве соответчиков, в том числе и соответчик.

Решением суда ООО «Банкрот» признано банкротом с ликвидацией.

Позиция управляющего

Выявив недостаточность имущества должника для полного удовлетворения требований кредиторов, в том числе задолженности перед бюджетом, управляющий ООО «Банкрот» со ссылкой на акт выездной проверки ООО «Банкрот», проведенной налоговой инспекцией, посчитал, что имеются основания для привлечения всех четырех бывших директоров общества к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Банкрот», так как ими было допущено нарушение налогового и иного законодательства, не организован бухгалтерский учет, не представлены бухгалтерские документы к налоговой проверке, что повлекло доначисление налогов (сборов) и пени и привело к банкротству организации.

Решение суда

Удовлетворяя исковые требования в части привлечения к субсидиарной ответственности только последнего директора общества, осуществлявшего руководство ООО «Банкрот», суд первой инстанции, руководствуясь частью второй п.3 ст.52 ГК, частью второй ст.11 Закона, ст.7, 18 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности», подп.5.6 п.5 Декрета № 7, пришел к выводу, что экономическая несостоятельность (банкротство) ООО «Банкрот» наступила в результате действий этого директора, который не обеспечил сохранение первичных учетных документов, отчетности, других документов, связанных с ведением бухгалтерского учета и составлением отчетности ООО «Банкрот», и допустил их передачу неустановленным лицам.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции, отклонив доводы соответчика об отсутствии оснований для привлечения его к субсидиарной ответственности, посчитав, что он фактически, являясь последним руководителем общества, который распоряжался документами общества, не обеспечил сохранность бухгалтерских документов, расценив его действия, приведшие к передаче документов неустановленным лицам, как подтверждающие сокрытие документов и нарушающие налоговое законодательство и законодательство о бухгалтерском учете и отчетности.

Из акта выездной проверки ООО «Банкрот» усматривается, что к налоговой проверке не были представлены документы финансово-хозяйственной деятельности общества, что повлекло в соответствии с п.2 ст.81 Налогового кодекса Республики Беларусь определение сумм налогов, сборов (пошлин) на основании сведений о движении денежных средств по счетам в банке. Нарушения налогового законодательства согласно данному акту произошли в результате действий руководителей общества, а также главных бухгалтеров.

Вместе с тем из материалов дела усматривается, что первичные учетные документы изначально имелись, и руководителем, который фактически их контролировал и обеспечивал сохранность в силу законодательства, был соответчик - последний директор общества. Об этом свидетельствуют как материалы дела о банкротстве, так и материалы проверки, проведенной УДФР по части 2 ст.243 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее - УК), и наличие аудиторского заключения.

При этом суды всех инстанций обоснованно не приняли во внимание доводы последнего директора общества об отсутствии с его стороны виновных действий в их утрате в связи с передачей данных документов постороннему гражданину.

Соответчик не представил в суд достоверные доказательства, подтверждающие, что документы финансово-хозяйственной деятельности общества были переданы им гражданину Российской Федерации, который согласно взятым у него объяснениям, отрицал осуществление деятельности от имени ООО «Банкрот» и не подтвердил получение документов и подписание от имени данной организации каких-либо документов.

Согласно объяснениям последнего директора, полученным у него сотрудником УДФР, все финансово-хозяйственные документы ООО «Банкрот» он передавал главному бухгалтеру общества.

Вместе с тем, по объяснениям главного бухгалтера, все финансово-хозяйственные документы и бухгалтерский учет общества были переданы последнему директору ООО «Банкрот» по акту приема-передачи документов, который издал приказ о ее увольнении. Аналогичные объяснения бухгалтер дала при опросе судом, что также подтверждается копией акта сдачи-приемки документации.

Согласно карточке с образцами подписей и оттиска печати в банке право первой подписи принадлежало исполняющему обязанности последнего директора - соответчику.

По объяснениям последнего директора, он с гражданином Российской Федерации, на которого указывает как на лицо, получившее все первичные документы общества, никогда не виделся. По его телефонному звонку исполнял обязанности директора ООО «Банкрот», а затем оставил акт приема-передачи документов в офисе организации, подписанный с его стороны, для передачи документов новому руководителю, которые затем передавались работниками офиса лицам, личность которых достоверно не установлена.

При таких противоречивых объяснениях бывшего директора, учитывая обстоятельства передачи документов и объяснения его и главного бухгалтера, при отсутствии протокола собрания участников ООО «Банкрот», согласно которому бывший директор издал приказ о сложении с себя полномочий директора, приказа о назначении директором гражданина Российской Федерации, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о необоснованности и недоказанности заявителем кассационной жалобы факта передачи документов им новому руководителю общества.

Судом первой инстанции также правомерно принято во внимание и то, что на гражданина Российской Федерации не оформлялось право распоряжения расчетными счетами, карточка с образцами подписей и оттиском печати в банке на него отсутствует, последняя расходная операция по расчетным счетам ООО «Банкрот» проводилась в период работы последнего директора общества - соответчика; инвентаризация при его увольнении и назначении директором гражданина Российской Федерации не проводилась, никакие активы общества гражданину Российской Федерации не передавались. Фактически имела место передача документов неустановленным лицам.

При таких обстоятельствах установлено, что соответчик фактически являлся последним руководителем ООО «Банкрот», который контролировал документы финансово-хозяйственной деятельности общества и нес ответственность за сохранность документации.

Доводы соответчика о передаче документации новому руководителю ООО «Банкрот» не нашли надлежащего подтверждения, при этом им не доказано отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации, не приведены доказательства, подтверждающие, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

С учетом вышеизложенного суды всех инстанций пришли к выводу, руководствуясь вышеуказанными нормами права, о наличии оснований для привлечения заявителя к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Банкрот», поскольку именно его действия привели по факту к доначислению налогов, сборов (пошлин), пени и банкротству организации.

 

Справочно

Дополнительно см.:

• «Привлечение руководителя к субсидиарной ответственности на основании приговора суда»;

• «Привлечение к субсидиарной ответственности в случае необеспечения сохранности бухгалтерских документов общества и их передачи неустановленным лицам».

Иски о привлечении к субсидиарной ответственности оставлены без удовлетворения

Отказ в привлечении к субсидиарной ответственности в случае отсутствия вступившего в законную силу приговора суда по уголовному делу

В случае отсутствия вступившего в законную силу приговора суда по уголовному делу, подтверждающего наличие со стороны должностного лица умышленных виновных действий в доведении должника до банкротства, суды выносят решения об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности.

Фабула дела

Экономическим судом после вступления в силу Декрета № 7 было рассмотрено дело по иску ООО «Банкрот» к бывшему директору ООО «Банкрот» о взыскании суммы в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Банкрот».

Общество с ограниченной ответственностью «Банкрот» зарегистрировано решением горисполкома от 20.11.2013. Согласно уставу ООО «Банкрот» один из участников общества - его бывший директор.

Решением суда ООО «Банкрот» признано банкротом с ликвидацией.

Позиция истца

В обоснование заявленных исковых требований истец указал на факт открытия ответчиком новых расчетных счетов в банковских учреждениях после наложения органами принудительного исполнения ареста на расчетные счета ООО «Банкрот», продолжение осуществления финансово-хозяйственной деятельности обществом при наличии неисполненных исполнительных производств и непогашенной кредиторской задолженности, неподачу ответчиком заявления об экономической несостоятельности (банкротстве) общества, осуществление хозяйственной деятельности после открытия в отношении общества конкурсного производства.

Позиция ответчика

Ответчик исковые требования не признал в полном объеме, указал, что им предпринимались действия по погашению кредиторской задолженности.

Решение суда

Как указал в своем решении суд, рассматривающий экономические дела, подп.5.6 п.5 Декрета № 7 установлено единственное основание для привлечения к субсидиарной ответственности при недостаточности имущества юридического лица - банкрота - совершение указанными в данной норме лицами виновных (умышленных) действий, вызвавших экономическую несостоятельность (банкротство) юридического лица. С учетом буквального толкования подп.5.6 п.5 Декрета № 7 возможность привлечения к субсидиарной ответственности при недостаточности имущества юридического лица - банкрота по иным основаниям исключается.

Таким образом, по состоянию на дату вынесения решения правовые основания для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за совершение неумышленных (неосторожных) действий либо за бездействие, если данные деяния повлекли за собой банкротство должника, отсутствовали.

Довод истца о совершении ответчиком виновных умышленных действий, выразившихся в открытии ответчиком новых расчетных счетов в банковских учреждениях после наложения ареста органами принудительного исполнения на расчетные счета ООО «Банкрот», признан судом необоснованным, поскольку истцом не приведены ссылки на нормы действующего законодательства, запрещающие юридическому лицу иметь несколько расчетных счетов.

Довод истца об умышленном уклонении ответчика как директора ООО «Банкрот» от погашения кредиторской задолженности при наличии возможности для произведения расчетов не подтвержден представленными истцом доказательствами.

Довод истца о продолжении ответчиком осуществления финансово-хозяйственной деятельности при наличии неисполненных исполнительных производств и непогашенной кредиторской задолженности не свидетельствует о наличии вины и умысла довести общество до банкротства.

Довод о неподаче ответчиком заявления об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Банкрот» судом отклонен ввиду того, что подп.5.6 п.5 Декрета № 7 установлено единственное указанное выше основание для привлечения к субсидиарной ответственности.

Осуществление хозяйственной деятельности после открытия в отношении общества конкурсного производства суд не расценивал как совершение ответчиком виновных (умышленных) действий, вызвавших экономическую несостоятельность (банкротство) юридического лица. Доказательства обратного истцом представлены не были.

Таким образом, по состоянию на дату вынесения решения правовые основания для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за совершение неумышленных (неосторожных) действий либо за бездействие, если данные деяния повлекли за собой банкротство должника, отсутствовали.

Экономический суд констатировал, что доказательства совершения ответчиком виновных (умышленных) действий, состоящих в прямой и непосредственной причинно-следственной связи с банкротством основного должника, экономическому суду не представлены и в материалах дела отсутствуют.

В связи с изложенным в удовлетворении иска было отказано.

Факт расследования уголовного дела не является основанием для привлечения должностного лица к субсидиарной ответственности

Факт расследования в отношении должностного лица уголовного дела еще не является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности. Необходимо завершение данного расследования и рассмотрение уголовного дела судом с постановлением обвинительного приговора, устанавливающего конкретные виновные умышленные действия, повлекшие банкротство.

Фабула дела

Экономическим судом было рассмотрено дело по иску ЧТУП «Банкрот» к учредителю и бывшему директору предприятия о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия.

Решением суда должник признан банкротом с ликвидацией.

Позиция истца

Истец указал, что конкретной сделки, которая привела к банкротству предприятия, управляющим не выявлено, к несостоятельности привели все сделки в совокупности. Ответчик принимал заказы на изготовление мебели (кухонные гарнитуры, шкафы-купе и др.), брал предоплату с физических лиц, после чего мебель не устанавливал либо устанавливал частично. По мнению истца, этими умышленными и виновными действиями ответчика вызвано банкротство. Кроме того, истец указал, что в отношении ответчика возбуждено уголовное дело по части 3 ст.209 УК.

Позиция ответчика

Ответчик в судебное заседание не явился, указал, что исковые требования не признает без обоснования такого непризнания.

Решение суда

Исследовав письменные материалы, оценив имеющиеся в деле доказательства исходя из предмета и оснований заявленных исковых требований, а также из достаточности и взаимной связи всех доказательств в их совокупности, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела и положения действующего законодательства, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Как указал в решении суд, рассматривающий экономические дела, в силу части первой ст.77 Закона управляющий обязан подавать иски о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника - юридического лица и (или) иных виновных в экономической несостоятельности (банкротстве) должника лиц.

Если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в том числе руководителем юридического лица, имеющими право давать обязательные для этого юридического лица указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недостаточности имущества юридического лица возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам только в случае, когда экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц, если иное не установлено законодательными актами (часть вторая п.3 ст.52 ГК).

В части второй ст.11 Закона содержится аналогичная норма.

Собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц (подп.5.6 п.5 Декрета № 7).

Согласно части первой п.9 постановления Пленума № 11 при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, в том числе руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, судам следует учитывать, что привлечение указанных лиц к субсидиарной ответственности обусловлено необходимостью установления следующих обстоятельств:

• наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;

• совершения соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия;

• наличия причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом;

• недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Общее условие - виновное поведение ответчика.

Судом установлено наличие у ответчика права давать обязательные для должника указания, а также недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Однако судом не усматривается наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями в виде признания истца банкротом. Такие доказательства суду истцом не представлены. При этом в ходе рассмотрения дела также не была установлена и доказана виновность в форме умысла ответчика в неплатежеспособности истца.

На основании изложенного требование истца о взыскании с ответчика в порядке привлечения к субсидиарной ответственности признано не подлежим удовлетворению.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела подтверждает факт отсутствия виновных (умышленных) действий со стороны должностных лиц в доведении до банкротства

В случае завершения проверки правоохранительным органом вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела также подтверждается отсутствие виновных (умышленных) действий со стороны должностных лиц в доведении до банкротства.

Фабула дела

Решением, вынесенным после вступления в силу Декрета № 7, экономический суд удовлетворил исковые требования о привлечении руководителя ООО «Банкрот» к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Банкрот».

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда решение суда было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция истца и третьего лица

Истец и третье лицо указали, что наличие виновных (умышленных) действий, допущенных руководителем ООО «Банкрот», усматривается в том, что им были подписаны договоры, первичные учетные документы с субъектами хозяйствования, которые фактически не принимали участия в хозяйственных операциях. При этом налоговая инспекция считает, что руководитель знал о фактическом неучастии поставщика в хозяйственных операциях по приобретению обществом цемента, который железнодорожным транспортом из Российской Федерации отгружался напрямую в адрес ООО «Банкрот».

Впоследствии ответчиком были помещены в бухгалтерский учет общества недостоверные документы (не отражающие фактически совершенных хозяйственных операций), что и привело к доначислению налогов, сборов.

Позиция ответчика

Ответчик указывал на то, что материалами дела подтверждается факт реального получения товара поставщика, сведения о котором отражены в первичных учетных документах ООО «Банкрот». Сослался на использование в производстве полученного товара. Обратил внимание на то, что по указанным в акте хозяйственным операциям исчислены и уплачены налоги в установленном порядке, а в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере поставщик включен после совершения хозяйственных операций с ООО «Банкрот», поэтому у руководителя общества не было объективной возможности выявить незаконность деятельности контрагента; на то, что отсутствие виновных (умышленных) действий, вызвавших экономическую несостоятельность (банкротство) ООО «Банкрот», подтверждается постановлением УДФР об отказе в возбуждении уголовного дела.

Решение суда

Принятое постановление об отказе в удовлетворении исковых требований суд апелляционной инстанции мотивировал тем, что в ходе проверок, проведенных органами финансовых расследований, в том числе с учетом материалов оперативно-розыскной деятельности, сведений, прямо указывающих на противоправную деятельность директора ООО «Банкрот», направленную на уклонение от уплаты сумм налогов и сборов, не установлено.

Судом установлено, что сделки между ООО «Банкрот» и поставщиками по купле-продаже материальных ценностей реально имели место и в установленном порядке не были признаны недействительными.

Апелляционная инстанция также указала, что факт включения поставщиков в реестр не свидетельствует о наличии виновных (умышленных) действий руководителя, повлекших доведение ООО «Банкрот» до банкротства.

Какие-либо доказательства, подтверждающие умышленные действия ответчика, налоговой инспекцией в суд первой инстанции представлены не были, также не были приведены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

В суде апелляционной инстанции кроме копий актов проверок, составленных налоговой инспекцией, решений и заключения по акту проверки других дополнительных доказательств в подтверждение умышленных действий ответчика и заявленных требований представлено не было.

Собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц (подп.5.6 п.5 Декрета № 7).

Таким образом, руководитель юридического лица может быть привлечен к субсидиарной ответственности исходя из наличия доказательств, позволяющих установить наличие причинно-следственной связи между виновными (умышленными) действиями ответчика и банкротством юридического лица.

Из материалов дела усматривается, что как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции антикризисным управляющим, налоговой инспекцией не были представлены достоверные достаточные доказательства, подтверждающие совершение ответчиком умышленных действий, которые привели к экономической несостоятельности (банкротству) ООО «Банкрот».

Кассационная инстанция также согласилась с данными доводами, дополнительно указав, что из имеющейся в материалах дела копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц ООО «Банкрот» усматривается, что сведений, прямо указывающих на противоправную деятельность директора ООО «Банкрот» С., направленную на уклонение от уплаты сумм налогов и сборов, установлено не было.

Какие-либо другие доказательства, подтверждающие умышленные действия ответчика, приведшие к доначислению налогов, сборов и пени, в материалы дела представлены не были.

При таких обстоятельствах, проанализировав в совокупности имеющиеся в деле доказательства, оценив доводы сторон, суд апелляционной инстанции в пределах заявленных требований правомерно пришел к выводу о недоказанности истцом наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями, приведшими ООО «Банкрот» к банкротству по изложенным в исковом заявлении основаниям.

 

Справочно

Дополнительно см.:

• «Отказ в привлечении к субсидиарной ответственности по причине отсутствия виновных (умышленных) действий ответчиков»;

• «В предмет доказывания по делу о привлечении к субсидиарной ответственности входит установление размера непогашенных обоснованно включенных в реестр требований кредиторов»;

• «Для привлечения к субсидиарной ответственности должна быть установлена вина в форме умысла с учетом ст.372 ГК»;

• «Неисполнение договорных обязательств должником однозначно не может подтверждать совершение умышленных действий его руководителем или участниками, повлекших банкротство должника».

Невозможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам исков, рассмотренных судами до 26 февраля 2018 г.

Отдельно следует сказать и об отсутствии у норм Декрета № 7 обратной силы и невозможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам исков, рассмотренных судами до 26.02.2018.

Действие гражданского законодательства во времени регулируется ст.4 ГК.

Если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим:

• после введения их в действие;

• до введения их в действие в части прав и обязанностей, возникших после введения их в действие (часть первая ст.4 ГК).

Обязанности, вытекающие из судебного решения, принятого после 26.02.2018, должны соответствовать Декрету № 7. Иными словами, поскольку Декретом № 7 не предусмотрено иное, нормы Декрета № 7 подлежат применению при рассмотрении судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам банкрота с вынесением решений после 26.02.2018.

Кроме того, ст.319 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - ХПК) не содержит такого основания для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам, как издание нормативного правового акта, улучшающего положение лиц, участвующих в деле.

 

Обратите внимание!

Вступившие в законную силу судебные постановления пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с принятием Декрета № 7 также не подлежат. Не подлежат они и отмене в вышестоящих судебных инстанциях при обращении в них после 26.02.2018 по принятым до этой даты судебным решениям.

 

Пример 1

Решением экономического суда, принятым до вступления в силу Декрета № 7, взыскана солидарно с участников общества в пользу ООО «Банкрот» сумма в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам общества.

После вступления в силу Декрета № 7 соответчиками подано ходатайство о возобновлении данного дела по вновь открывшимся обстоятельствам на основании ст.319 ХПК в связи с наличием обстоятельств, опровергающих выводы суда, рассматривающего экономические дела, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду, рассматривающему экономические дела. В обоснование ходатайства указано, что вновь открывшимся обстоятельством является вступление в законную силу Декрета № 7.

Определением экономического суда отказано в возобновлении по вновь открывшимся обстоятельствам.

Постановлениями вышестоящих судебных инстанций подтверждена законность вынесенного постановления.

Как было отмечено судами всех инстанций, в соответствии с пп.3, 4 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.05.2007 № 10 «О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам» (далее - постановление Пленума № 10) перечень оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам установлен частью второй ст.319 ХПК и является исчерпывающим. При применении основания для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам, предусмотренного абзацем 2 части второй ст.319 ХПК, следует иметь в виду, что судебное постановление не может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам, если такие обстоятельства объективно не существовали при принятии этого постановления, а возникли после его принятия.

В связи с изложенным судебные инстанции указали на то, что в силу норм ст.319 ХПК в отсутствие обстоятельств, опровергающих выводы суда, рассматривающего экономические дела, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду, рассматривающему экономические дела, такое основание, как изменение законодательства принятием Декрета № 7, не может рассматриваться как вновь открывшееся обстоятельство, влекущее возобновление дела. Поэтому судебными инстанциями было отказано в удовлетворении заявленного соответчиками ходатайства о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

Не являются вновь открывшимся обстоятельством не только нормы Декрета № 7, но и дополнительные доказательства, полученные после принятия судебного постановления.

 

Пример 2

Решением экономического суда до вступления в силу Декрета № 7 были удовлетворены исковые требования ООО «Банкрот» к участникам общества о взыскании сумм в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам общества.

После вступления в силу Декрета № 7 один из соответчиков обратился в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда.

В заявлении соответчик указал, что антикризисный управляющий в деле о банкротстве ООО «Банкрот» не принял должных мер по поиску всех его должников, что совокупный долг дебиторов общества перед ООО «Банкрот» превышает общую сумму задолженности ООО «Банкрот» перед своими кредиторами. Считает, что вновь открывшимися обстоятельствами применительно к ст.319 ХПК являются неизвестные ни суду, ни заявителю факты наличия задолженности у дебиторов, а расписка и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела лишь подтверждают наличие вновь открывшихся обстоятельств. Кроме того, приводит доводы о незаконности и необоснованности решения суда о субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Банкрот», в том числе со ссылкой на подп.5.6 п.5 Декрета № 7.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления было отказано. Определение было обжаловано в вышестоящие судебные инстанции и оставлено в силе.

Как было указано в судебных постановлениях вышестоящих инстанций, разрешая вопрос о том, являются ли указанные обстоятельства вновь открывшимися, суд правомерно исходил из того, что приведенные обстоятельства не являются вновь открывшимися ввиду следующего.

Основаниями для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам являются в том числе обстоятельства, опровергающие выводы суда, рассматривающего экономические дела, по делу, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду, рассматривающему экономические дела (абзац 2 части второй ст.319 ХПК).

В силу разъяснений, данных в части второй п.3 постановления Пленума № 10, возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам не допускается, когда такие обстоятельства отсутствуют, а имеются основания для пересмотра судебного постановления в кассационном порядке или в порядке надзора. В этом случае суд должен отказать в возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам, обосновав свой отказ отсутствием указанных обстоятельств.

Приведенные в кассационной жалобе доводы не могут быть приняты во внимание, так как обстоятельства, на которые ссылается заявитель, не отвечают признакам вновь открывшихся обстоятельств, поскольку являются по своей сути доводами, направленными на пересмотр решения экономического суда, которые подлежат оценке в установленном порядке при обжаловании указанного судебного постановления. При этом получение дополнительного доказательства после принятия судебного постановления не может быть расценено как возникновение вновь открывшихся обстоятельств.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления признаны законными и обоснованными.

Выводы

Судебная практика в целом свидетельствует о том, что с момента вступления в силу подп.5.6 п.5 Декрета № 7 перечень случаев, при которых возможно привлечение к субсидиарной ответственности, был существенно сокращен. Случаи, связанные с предпринимательскими рисками, а также формальные основания (неподача заявления о признании экономически несостоятельным (банкротом) в месячный срок с момента возникновения к этому оснований) в настоящее время не являются причиной для привлечения к субсидиарной ответственности. Теперь таким основанием является лишь совершение участниками, учредителями, должностными лицами должника каких-либо виновных (умышленных) действий, повлекших банкротство должника.

 

23.08.2019

 

Сергей Белявский, судья экономического суда Гродненской области

Образцовый директор

Закон обязывает руководителя подать заявление о несостоятельности своей компании, когда наступило объективное банкротство, то есть когда временные трудности стали непреодолимыми. Тем, кто этого не сделал, грозит субсидиарная ответственность. Как определить этот момент, рассказала руководитель практики сопровождения банкротств Федеральный рейтингII группа Уголовное право и процессIII группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииIII группа ГЧП/Инфраструктурные проектыIV группа БанкротствоПрофайл компании Алина Манина. По ее словам, в законе указаны общие признаки банкротства, но конкретных критериев практика не выработала. «Верховный суд их не приводит, оставляет вопрос на откуп нижестоящим судам», – поделилась юрист. 

Тем не менее экономколлегия ВС дала несколько подсказок, как действовать в случае, если директор заявляет, что трудности были временные, и в доказательство предъявляет экономический план по выходу из кризиса. Такая ситуация возникла в деле Волгоградского завода буровой техники (№ А12-18544/2015). ВС передал дело на новое рассмотрение и указал учитывать специфику деятельности должника, рассказывала Манина. 

ВС намекает, что надо проводить глубокий финансовый анализ предприятия, раскрывать обоснованность и разумность экономического плана по выходу из кризиса. Ведь суд и кредиторы не знают, как шли дела на предприятии. И здесь доказательством добросовестности (или недобросовестности) директора может стать комплексная финансово-экономическая экспертиза.

Руководитель практики сопровождения банкротств Федеральный рейтингII группа Уголовное право и процессIII группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииIII группа ГЧП/Инфраструктурные проектыIV группа БанкротствоПрофайл компании Алина Манина

Манина посоветовала предоставлять больше документов, ведь это позволит точнее определить момент наступления объективного банкротства. «Если годовую отчетность сдадите – вам эксперт так и скажет, что этот момент наступил где-то в середине года», – предупредила эксперт. Она рекомендует сдавать базу 1С (хотя «не всем этого хочется»), меморандумы, преддоговоры с контрагентами и т. п. Это даст эксперту более полную картину событий и поможет сделать более точный вывод, заключила Манина. 

Судье понятно, когда наступило объективное банкротство, потому что все уже случилось и все документы на столе, поделился мнением партнер КА Федеральный рейтингI группа Арбитражное судопроизводствоII группа Природные ресурсы/ЭнергетикаПрофайл компании Максим Степанчук. Но «в моменте» это не всегда очевидно. «Более того, если директор сразу бежит с заявлением, то он недолго продержится у своих учредителей или акционеров», – с улыбкой сказал Степанчук. Он дал советы директорам, которые не хотят, чтобы их привлекли к субсидиарной ответственности. Им следует мониторить контрагентов, собирать доказательства экономической обоснованности сделок, передавать документы по акту следующему директору и так далее. Главная рекомендация Степанчука – «создавать вокруг себя бюрократический аппарат», чтобы можно было в суде объяснить, как велся бизнес. Чем больше у директора доказательств в суде – тем меньше шансов быть привлеченным к субсидиарной ответственности, пояснил адвокат.

Тот самый бенефициар

Как найти «того самого бенефициара» из широкого круга лиц, рассказал старший юрист АБ Федеральный рейтингI группа Трудовое и миграционное правоII группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииII группа Интеллектуальная собственностьIII группа Коммерческая недвижимость/СтроительствоIII группа Корпоративное право/Слияния и поглощенияIII группа Налоговое право и налоговые спорыIV группа Арбитражное судопроизводство Дмитрий Якушев. По его словам, эффект от реформы субсидиарной ответственности был «моментальным»: заявлений стало намного больше, по итогам 2018 года более 30% удовлетворяются. «Сейчас любое лицо можно привлечь к ответственности, если будет доказано, что оно влияло на решения должника», – утверждал Якушев.

Косвенные доказательства против бенефициаров: что решил ВС

Он упомянул определение Верховного суда о «совокупности косвенных доказательств», которых кредитору достаточно, чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности (дело № А33-1677/2013). Как подчеркнул Якушев, экономколлегия имела в виду именно систему косвенных доказательств – когда они складываются в стройную четкую систему. Несмотря на общее ужесточение субсидиарной ответственности, исход каждого конкретного дела зависит от того, какие следы оставил бенефициар, отметил докладчик. В качестве примера «классической схемы» он привел дело № А40-131425/16, где деньги через цепочку уходили ООО, которое не вело никакой деятельности. В корпоративной структуре руководящие должности занимали супруги. «Здесь и отношения родства, и ничем не обоснованное обогащение конечного в цепочке юрлица», – прокомментировал Якушев. В этом деле суды привлекли контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Докладчик привел и другой пример: подозрительное поведение есть, но доказательств не хватает. Так произошло деле № А24-5586/2014. Там деньги аккумулировались на счетах аффилированного лица, но суд счел, что этого факта «самого по себе недостаточно».

Тонкий подход и новые презумпции: Пленум ВС обсудил постановление о "субсидиарке"

Один из главных признаков контролирующего лица – возможность давать обязательные указания должнику. Однако опасность может грозить даже тем юрлицам, которые не руководили банкротом, но входят с ним в одну группу компаний. Когда это возможно, рассказал старший юрист юркомпании Федеральный рейтингI группа Банкротство 6 место По размеру выручки на юриста 14 место По размеру выручки 29-31 место По количеству юристов Профайл компании Иван Стасюк. По его словам, в некоторых зарубежных странах есть возможность объединить имущественную массу взаимосвязанных компаний. В России этого института нет, но есть правовые предпосылки для требований к компаниям из одной группы. Как указал Стасюк, они содержатся в п. 7 Постановления Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года. Там говорится о возможности привлечь к субсидиарной ответственности лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника. 

Вуаль сорвали со степи: как суд установил бенефициара должника

Что это значит, рассказал Стасюк на примере дела «Дальней степи», где «суд пошел даже дальше Пленума». Там в одной группе лиц с должником был банк, единственное платежеспособное лицо в этой структуре. «Банк поучаствовал в выводе активов, и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь его к субсидиарной ответственности», – излагал Стасюк. Он привел и другие примеры. В их числе – дело № А40-255075/16 о компании-«клоне». Там учредители довольно «топорно» сработали, когда создали новую фирму с тем же названием, перевели туда все активы, включая товарный знак, и всех контрагентов, рассказывал Стасюк. В итоге, помимо руководителей должника-банкрота, к субсидиарной ответственности привлекли и новую компанию, хотя она лишь получила активы и не руководила должником, поделился эксперт.

Об ответственности контролирующих лиц за убытки при санации банка рассказал управляющий партнер КА Федеральный рейтингI группа БанкротствоII группа Страховое правоII группа Арбитражное судопроизводствоII группа Фармацевтика и здравоохранениеIV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 22 место По размеру выручки 9 место По размеру выручки на юриста 39 место По количеству юристов Сергей Ковалев. «Санация – нечастая, но экономически значимая процедура, – объяснил он. – Ее проходят крупные банки, которые входят в десятку. Например, Бин-Банк, «Открытие», Промсвязьбанк». 

В рамках санации могут оспариваться сделки, обычно это главный элемент последующего взыскания убытков. Но обычно это происходит по специальным нормам закона о банкротстве, где есть кредиторы, отметил Ковалев. 

Противоречиво поступает санируемый банк, который говорит: «Я хочу оспорить сделки по банкротным основаниям, но не хочу подтверждать, что у меня есть кредиторы». Тем не менее суды с этим соглашаются.

Управляющий партнер КА Федеральный рейтингI группа БанкротствоII группа Страховое правоII группа Арбитражное судопроизводствоII группа Фармацевтика и здравоохранениеIV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 22 место По размеру выручки 9 место По размеру выручки на юриста 39 место По количеству юристов Сергей Ковалев

В частности, Ковалев коснулся темы взыскания подобных убытков по корпоративным основаниям. Согласно закону, отвечать могут единоличный исполнительный орган, члены коллегиальных органов, но в том случае, если они принимали решения, за которые взыскивались убытки, уточнил докладчик. Также, по его словам, в список входят лица, которые влияли на принятие решений. Например, это представитель по доверенности в части убытков, вызванных определенной сделкой. Важный аспект в таких делах – это обычность действий, отметил Ковалев: «Можно ли говорить, что человек, который совершил сделку, действовал в обычном порядке?». Здесь, по мнению юриста, могут помочь различные инструкции, правила и положения, которыми руководствуются банковские работники. В целом, полагает Ковалев, их нельзя привлечь к ответственности: человек находится «в своей ячейке» и не знает, что происходит у соседа, в силу должностных инструкций и внутренних барьеров. Но могут быть и исключения, если получится доказать, что человек «знал или должен был знать» и действовал с умыслом, подытожил докладчик.

Сроки и последствия

Как менялись сроки исковой давности и какие риски это создает для контролирующих лиц, поделился партнер практики разрешения споров Федеральный рейтингI группа Фармацевтика и здравоохранениеIII группа Антимонопольное правоIII группа Трудовое и миграционное правоIII группа Интеллектуальная собственностьIII группа БанкротствоIV группа Арбитражное судопроизводствоIV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииIV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов Александр Попелюк. По его словам, вопрос, какие сроки применяются, важен не только для юристов, но и для бизнесменов. Для последних он может стать «спасительной соломинкой» в споре об ответственности. 

«Сейчас субъективная исковая давность составляет три года, объективная давность также ограничена тремя годами с момента признания должника банкротом, есть еще три года после завершения банкротства, а в целом объективная давность ограничена 10 годами, – излагал Попелюк. – Но так было не всегда». Он рассказал об изменениях:

  • с 1995 по 2013 год субъективная исковая давность была три года, объективной исковой давности не было, а восстановить срок могли только физические лица;
  • с 2013 по 2016 год субъективная исковая давность составляла один год со дня, когда лицо узнало о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, объективная исковая давность равнялась трём годам с даты признания должника банкротом, а восстановить срок можно было по уважительной причине независимо от заявителя. 

По словам Попелюка, Верховный суд в деле «Дальней степи», оценивая события прошлых лет, «справедливо» обратился к нормам, которые действовали тогда. Но не все судьи одинаково понимают, что такое материальные и процессуальные нормы, констатировал эксперт. 

Кредиторы против бенефициаров: субсидиарная ответственность по-новому

Еще один доклад, посвященный срокам, прочитал партнер юрфирмы Федеральный рейтингI группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииII группа Арбитражное судопроизводствоII группа Международный арбитражII группа БанкротствоПрофайл компании Николай Покрышкин. Он осветил вопрос, можно ли применять главу III.2 закона о банкротстве, которая упрощает привлечение к субсидиарной ответственности, «задним числом». То есть в случаях, когда действия контролирующих лиц совершены до 1 июля 2017 года. В самом законе говорится, что «правила применяются к заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года». Но юристы спорят, что это значит, рассказал Покрышкин: одни считают, что применяются все нормы главы III.2 и неважно, когда совершены действия, которые вменяются контролирующему лицу («людоедский» подход). Другие настаивают, что материальные нормы главы не имеют обратной силы: в этой части должны действовать правила на дату совершения вменяемых действий («проконтролерский» подход). 

По словам Покрышкина, этот вопрос актуален для очень многих дел. От ответа зависит, можно ли признать лицо контролирующим и привлечь к ответственности. В частности, новая редакция закона установила много презумпций, расширивших круг лиц, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности, пояснил Покрышкин. Он поделился результатами изучения судебной практики. В делах АС Московского округа примерно одинаково представлены оба подхода. Невыгодный для контролирующих лиц подход чаще всего встречается в делах, когда заявитель просит применить главу III.2 в нынешней версии, а ответчик не принимает участия в процессе, рассказывал Покрышкин. Но если ответчик принимает участие в процессе и обращает внимание на этот вопрос – суд его изучает, иногда бывают отмены, поделился докладчик. По его словам, похожая ситуация в ВС: три раза экономколлегия поддержала «проконтролерские» решения, но один раз оставила в силе акты нижестоящих судов с противоположным подходом.

Пограничные темы: убытки в банкротстве и «субсидиарка» не в банкротстве

Некоторым инициаторам привлечения к субсидиарной ответственности иногда выгоднее использовать институт убытков – это может быть проще и надежнее. Таким «неожиданным» наблюдением поделилась руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Федеральный рейтингI группа Трудовое и миграционное правоI группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулированиеI группа Фармацевтика и здравоохранениеI группа Семейное/Наследственное правоI группа Налоговое право и налоговые спорыI группа Интеллектуальная собственностьII группа Антимонопольное правоII группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииII группа ТМТII группа Коммерческая недвижимость/СтроительствоII группа Финансовое/Банковское правоII группа Корпоративное право/Слияния и поглощенияII группа БанкротствоIII группа Арбитражное судопроизводствоIII группа Международный арбитражIII группа Природные ресурсы/Энергетика Юлия Литовцева. Она сопоставила два института и рассказала, какие сходства и различия у них бывают. Например, важное различие есть в сроках исковой давности.

Заявление о взыскании убытков в банкротстве всегда подается в интересах должника, а срок исковой давности начинается тогда, когда следующий руководитель после «злодея» мог узнать о нарушениях своего предшественника или предшественников (если речь идет о коллегиальном органе). Когда были процедуры банкротства, не играет никакой роли.

Руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Федеральный рейтингI группа Трудовое и миграционное правоI группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулированиеI группа Фармацевтика и здравоохранениеI группа Семейное/Наследственное правоI группа Налоговое право и налоговые спорыI группа Интеллектуальная собственностьII группа Антимонопольное правоII группа Разрешение споров в судах общей юрисдикцииII группа ТМТII группа Коммерческая недвижимость/СтроительствоII группа Финансовое/Банковское правоII группа Корпоративное право/Слияния и поглощенияII группа БанкротствоIII группа Арбитражное судопроизводствоIII группа Международный арбитражIII группа Природные ресурсы/Энергетика Юлия Литовцева

В заявлениях надо указывать разные суммы. По субсидиарной ответственности взыскивается «все в интересах всех», а убытки – лишь те, которые причитаются вам, подчеркнула Литовцева. Различия есть и в основаниях. Для субсидиарной ответственности это ст. 61.11, 61.12 закона о банкротстве. [В первой речь говорится о неподаче или несвоевременной подаче заявления о банкротстве, во второй – о невозможности погасить все требования кредиторов]. А убытки могут охватывать всю диспозицию названных норм и могут быть по любым другим основаниям, поделилась Литовцева. По ее словам, водораздел – это сумма ущерба. Если она влечет банкротство или является «последней каплей», которая привела к банкротству, то эксперт советует идти по пути субсидиарной ответственности. А если взыскивать убытки – надо взять конкретное действие или бездействие, обосновать его неправомерность и указать на негативные последствия в виде финансовых потерь. «Причинно-следственная связь гораздо проще», – отметила Литовцева.

«Мы так много говорим о банкротстве, что забыли, что субсидиарную ответственность можно применять и без него», – так начала свой доклад руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Федеральный рейтингIII группа Семейное/Наследственное правоIII группа Уголовное право и процесс Надежда Макарова. Она рассказала о применении п 3.1 ст. 3 закона об ООО. Эта норма позволяет привлечь к субсидиарной ответственности «контролирующих лиц» общества, которое было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее в административном порядке, но так и не исполнило своих обязательств. Обязательное условие в том, что эти лица должны действовать недобросовестно и неразумно, уточнила Макарова. 

П. 3.1 ст. 3 закона об ООО используется очень мало. При этом из ЕГРЮЛ исключили сотни тысяч недействующих юрлиц, многие из которых наверняка использовались в «серых» схемах. Не знаю, чем объяснить эту пропорцию. Каждый раз я в арбитражном суде заново объясняю, что это за норма, а суды ищут банкротный след, которого нет и быть не может.

Руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Федеральный рейтингIII группа Семейное/Наследственное правоIII группа Уголовное право и процесс Надежда Макарова

Макарова изучила судебную практику по применению нормы и рассказала, какие обстоятельства в выигранных делах оказались в пользу кредиторов. Убытки везде были подтверждены судебными актами. В одном из дел директор знал о долгах, но не пытался препятствовать ликвидации и не инициировал банкротство, излагала Макарова. В другом деле участники поставили на должность номинального директора, когда узнали, что долг необходимо погасить. В третьем разбирательстве директор знал, что поставляет некачественный товар, продолжала докладчик. А некоторые суды считают, что непредоставление бухгалтерской отчетности само по себе недобросовестно и неразумно, отметила Макарова. 

Отказы, по ее словам, объясняют тем, что не доказана недобросовестность и неразумность. Также суды могут ставить истцам в вину, что те не представили возражений по поводу исключения из ЕГРЮЛ, заключила Макарова.

Полный гид для собственников и руководителей бизнеса на основе «?Ужесточение порядка привлечения к субсидиарной ответственности по . Закон устанавливает несколько видов ответственности при банкротстве компании.
ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как привлечь к субсидиарной ответственности без процедуры банкротства?


Комментарии 5
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий